Профиль

Как Зеленский стал источником постоянной головной боли для Байдена

Президент США Джо Байден

EYEPRESS VIA AFP/EAST NEWS

У Джо Байдена никак не складываются отношения с журналистами. Еще будучи сенатором и вице-президентом США, он часто становился объектом скандальных репортажей из-за склонности к крепким и политически неосторожным высказываниям. Байдена-президента стараются не перегружать общением с репортерами и каждый его выход к прессе тщательно готовят. Но даже в таких условиях за год пребывания в Белом доме он умудрился несколько раз наговорить такого, за что его команде потом приходилось долго отдуваться.

Особенно плохо даются Байдену ответы на темы, связанные с Россией. В начале прошлого года он походя назвал Путина «убийцей», чем спровоцировал кризис в отношениях с Москвой и отъезд на родину российского посла. И вот на днях очередной комментарий Байдена о России внес внезапный разлад в отношения Вашингтона и Киева.

Гудбай Америка?

20 января на пресс-конференции в Белом доме Байдена спросили, что будет делать Америка в случае «российского вторжения на Украину». Вопрос был не праздный, ведь именно этот сюжет занимает сейчас большую часть западного политико-экспертного и журналистского сообщества, да и сами представители администрации усердно накачивают информационное пространство этой темой.

«России придется понести наказание, если она вторгнется, – начал было за здравие американский президент, но потом добавил: – Но что это будет за наказание, зависит от того, что она сделает. Одно дело, если это будет ограниченное вторжение, и тогда нам придется решать, что делать и чего не делать».

Эти слова Байдена иначе как «демаскировкой позиции» не назовешь. Фактически руководитель США дал понять, что наименее удобным для администрации видится сценарий «гибридной» атаки России на Украину, когда в короткие сроки сложно подобрать адекватный военно-политический ответ, пропорциональный действиям противника, – куда проще отвечать на старомодное полномасштабное вторжение. Но широкую общественность взволновала не суть слов Байдена, а формулировка «незначительное вторжение». Получалось, что, если вторжения делятся на большие и малые, а крутыми санкциями наказывают только за большие, то руки у Москвы развязаны – достаточно лишь не раздувать вторжение до «большого».

Конечно, оппоненты Байдена не могли упустить возможность пораспекать его за подобное допущение. И вот в этом хоре возмущенных внезапно возвысил голос президент Украины.

В своем твите Зеленский заочно поспорил с ремаркой Байдена, заявив, что «малых вторжений» не бывает, а затем напомнил России и США, что в споре двух великих держав не стоит забывать о мнении третьей, не менее великой, – Украины.

То, что Зеленский сам себя назвал президентом «великой державы», стало в Америке поводом для дружелюбных, но все же довольно едких шуток. Однако довольно скоро стало понятно, что проблема не в том, как себя позиционирует украинский лидер, а в том, что в Вашингтоне и Киеве по-разному смотрят на перспективу «российского вторжения». Более того, стороны не стесняются выносить эти разногласия в публичное поле.

На что будет нацелена внешняя политика США после завершения афганской кампании

Масла в огонь подлили публикации сразу в нескольких американских СМИ о том, что администрация украинского президента раздосадована эвакуацией американских дипломатов из Киева. Комментарии «анонимных источников, близких к Зеленскому» звучали язвительно: «Честно говоря, американцам было бы сейчас спокойнее в Киеве, чем в Лос-Анджелесе или других полных преступности городах США»; «Вашингтон говорит, что поддерживает нас против российской агрессии, но вот русские повышают градус напряженности, и американцы первыми бегут из города».

Эта критика была воспринята в Вашингтоне довольно болезненно. В твиттер-переписках американских журналистов Зеленского называли «неблагодарным» и сравнивали с афганским протеже американцев президентом Гани, который полгода назад сбежал в ОАЭ, едва (запрещенные в России) талибы вошли в Кабул. В администрации Байдена тоже с трудом сдерживали раздражение, заявляя, что «анонимные источники распространяют ложь», и недоумевали, почему американские СМИ тиражируют сюжеты, играющие на руку Кремлю.

Разрядить обстановку должен был телефонный разговор Байдена и Зеленского. Как говорится, «казалось бы, что могло пойти не так». Но в разговоре, как будто желая оправдаться за комментарий о «малом вторжении», теперь уже Байден предупреждал Зеленского о готовящемся наступлении Путина, ни много ни мало, на Киев. Недоумевающий украинский президент, в свою очередь, предлагал американскому коллеге не нагнетать «нежелательную панику», но ничто так не распаляет спор, как призывы одной стороны к другой «успокоиться».

Президент Украины Владимир Зеленский

Ukrainian Presidential Press Service/Handout via REUTERS

Замешательство Зеленского понятно: в Киеве понимают, что «неминуемое вторжение» – это в большей степени пропагандистский прием, чем реальная угроза, но при этом чувствуют, что ситуация все равно развивается нежелательным образом – Украина из субъекта конфликта превращается в объект. Одно дело, когда «российскую угрозу» можно выгодно продавать Западу, рисуя себя фронтиром и получая под это дело дотации и вооружение. Другое – когда Москва и Вашингтон начинают обсуждать свои разногласия напрямую и без обиняков и оказывается, что для них Украина вовсе не цель, а средство.

США и "ловушка Наполеона"

Что на самом деле пошло не так в разговоре Байдена и Зеленского, доподлинно не известно. Республиканцы в Конгрессе даже затребовали у Белого дома расшифровку телефонной беседы двух лидеров. Впрочем, и их интересует не столько Украина, сколько желание поквитаться с Байденом. В июле 2019-го во время телефонного разговора с Зеленским Трамп попросил украинского президента помочь с расследованием бизнеса семьи Байдена на Украине. Кто-то считает, что Зеленский не хотел оказывать Трампу эту услугу, предвидя его поражение на выборах и рассчитывая, что вероятный победитель – Байден – будет ему благодарен за этот смелый поступок. Так или иначе, но, не получив удовлетворительный ответ из Киева, спустя 90 минут после разговора Белый дом поручил Пентагону приостановить выделение Украине военной помощи. Трампа тогда обвинили в злоупотреблении полномочиями, и Байден громче всех требовал опубликовать стенограмму того телефонного разговора. Процедуру импичмента в итоге запустили, но импичмент не удалось провести через Сенат.

Республиканцы предприняли попытку вернуться к вопросу мутных дел сына Байдена, Хантера, с украинской газодобывающей компанией Burisma буквально на следующий день после инаугурации 46-го президента и стали собирать материалы для импичмента – на сей раз самого Джо Байдена. Из этой затеи тоже ничего не вышло. И вот теперь тень Украины в третий раз ложится на Байдена, а сам Зеленский рискует стать роковой фигурой для американских президентов, за что еще во время истории с Трампом получил в Вашингтоне прозвище Monica Zelensky – отсылка к ситуации с Моникой Левински, из-за которой в 1998-м под импичмент попал президент-демократ Билл Клинтон.

Ситуация пока не кажется для Байдена безнадежной, но сама проблема разницы интерпретаций российских действий в Вашингтоне и Киеве остается. Свежая страшилка, циркулирующая в западных СМИ – в рамках подготовки к вторжению Россия доставляет донорскую кровь в дислоцированные у границы с Украиной войска, – была оспорена украинским замминистра обороны как недостоверная.

«Мы навсегда в ответе за тех, кого приручили». Эта цитата из философской повести Антуана де Сент-Экзюпери – назидание нести ответственность за тех, кто нам доверился. За редким исключением современная политика, особенно в периоды кризисов, подчиняется закону из другой книжки – «каждый сам за себя». Просто пока не все руководители великих держав осознали это в полной мере.

Автор – и.о. директора Института международных исследований МГИМО

«Движение Талибан» - физическое лицо или организация, признанная террористической и запрещенная в России;

Самое читаемое