Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "$4,3 миллиарда убитых и раненых"

В 1995 году, во время первой чеченской кампании, Россия, воюя с мятежной республикой, продолжала ее финансировать. Всего Чечне было выделено $4,3 млрд.Откуда у чеченцев оружие? Танки, зенитные установки, обмундирование, автоматы и прочее снаряжение — между прочим, самое современное, ничем не уступающее тому, каким воюют федеральные войска? От братьев по оружию — международных террористов? Ваххабитов или моджахедов? Или это «гуманитарная помощь» от самого Усамы бен Ладена? Это, разумеется, хорошее объяснение. Даже очень хорошее.
Только вот сомнение берет, что братья по исламу столь щедры, что их «помощи» хватит на содержание маленькой, но гордой и вполне профессиональной чеченской армии. На зарплату солдатам и покупку продовольствия, на оплату боеприпасов, техники и строительство оборонительных сооружений. Если даже чеченцы получили все бесплатно, то все равно кто-то за это заплатил. Вопрос только в том — кто?
Ответ на него, увы, столь же прост, сколь и неприятен: Россия.
Деньги на разруху

Счетная палата, как известно, проверяет все. Счетная палата проверила и расходование средств, выделенных из государственного (федерального) бюджета на восстановление экономики Чечни после первой чеченской кампании. Как известно, данные проверок Счетной палаты обыкновенно являются открытыми. Более того, согласно Положению о Счетной палате она просто обязана результаты своих проверок обнародовать. То есть предавать гласности через средства массовой информации.
Тем не менее результаты данной проверки после подведения итогов были засекречены. Почему? Потому что республике дали слишком много денег, как выяснилось.
В бюджете самой Чечни на 1995 год заложены относительно скромные собственные доходы в размере 27 млрд. 254 млн. рублей и дотационные ожидания — 845 млрд. 366 млн. рублей. Таким образом, суммарные доходы, а также запланированные расходы составляли 872 млрд. 620 млн. рублей. Заметим, что ожидания эти вполне оправдались. Деньги выделялись на все — сельское хозяйство и рыболовство, строительство и транспорт, банковскую систему и государственный аппарат, геодезию и картографию, охрану окружающей среды и образование, науку и культуру. Более того — как показала проверка, денег Чечне было выделено намного больше, чем она просила.
В российском бюджете заложена «общая сумма финансирования мероприятий, определенная законодательными и нормативными актами Российской Федерации» размером 1 трлн. 73 млрд. 400 млн. рублей. То есть российское правительство выразило готовность расстаться с $236,43 млн. — здесь и далее в пересчете по курсу доллара на 30 ноября 1995 года.
На самом деле, как показала проверка, помимо этих дотаций, на 17 октября 1995 года выделено было 5 трлн. 618 млрд. 500 млн. рублей ($1 млрд. 237 млн. 500 тыс.). Аудиторы полагают, что «законных оснований для расходования» 4 трлн. 545 млрд. 100 млн. рублей не имелось. Более того, проверкой также установлено, что за два последних месяца 1995 года — ноябрь и декабрь — Чечня получила куда большие суммы из российского бюджета: 13 трлн. 842 млрд. 900 млн. рублей (или $3 млрд. 49 млн.). То есть воюющая Чечня (если кто забыл, напомню: в 1995 году шла так называемая 1-я чеченская кампания, перемирие же, а именно Хасавюртские соглашения, были подписаны летом 1996 года) получила от «противника» в общей сложности около $4,3 млрд.
Владимир Пансков, аудитор Счетной палаты, в 1995 году — министр финансов РФ: «Что касается бюджета Чеченской Республики на 1995 год, то я никогда не видел этого документа. И затрудняюсь ответить, кто его писал. Его могли сочинить в правительстве Дудаева, потому что бюджет должен быть готов к ноябрю. А вот исполняло его, скорее всего, правительство Завгаева. По крайней мере до того, как у власти не встал Завгаев, никаких перечислений туда центром не делалось. Так что те 845 млрд., которые были заложены в бюджете Чечни как дотация из федерального бюджета, могли поступать только после того, как было сформировано промосковское правительство Завгаева».
«П.»: Но проверкой Счетной палаты установлено, что дотация составила 1073,4 млрд.
В.П.: В федеральном бюджете утверждено было 984,9 млрд. рублей. Это цифры одного порядка.
Что же касается 5618,5 млрд. рублей, то хочу сказать следующее. Тогда была такая политика — показать всем, и в первую очередь местному населению, что Россия уже восстанавливает экономику Чечни, несмотря на то, что боевые действия не прекращены. Начинали выплачивать заработную плату, выдавать пенсии и так далее.
Должен сказать, что я всегда выступал категорически против этого. Потому что, во-первых, ситуация с финансами была критическая, а во-вторых, потому что нельзя было проконтролировать целевое использование тех денег, которые все-таки выделялись. Мы попытались один раз провести ревизию использования средств — разумеется, на территории, которая контролировалась Завгаевым. Но ничего не получилось. Потому что в отчетах показывалось, что школа построена, а на самом деле ее не было. Мы спрашивали: извините, а где же школа? А нам отвечали: а вы знаете, после того как ее построили, ее опять разбомбили. Тем не менее решение о выделении средств было принято, и принято на уровне президента. В конкретных цифрах этот план я сейчас вспомнить не могу, но скажу, что активным проводником этого плана в жизнь был тогдашний секретарь Совета безопасности Олег Лобов. У меня с ним был не один нелицеприятный разговор.
«П.»: Какие еще регионы получают крупные дотации?
В.П.: Вот в бюджете на 2000 год для Дагестана заложена дотация 4 млрд. 337 млн. деноминированных рублей, для Алтайского края — 3 млрд. 86 млн. рублей. Это из тех, кто много получает. У половины субъектов федераций дотации из федерального бюджета составляют около полумиллиарда. Меньше всех у Чукотки — 972 млн. рублей.
«П.»: А каким образом были выделены 13 трлн. рублей, причем за два последних месяца?
В.П.: Ну вы поймите, на территории каждого субъекта Федерации существуют предприятия и учреждения, которые финансируются исключительно из федерального бюджета. В Москве это метрополитен, МГУ имени Ломоносова, Большой театр. Они по республиканскому бюджету не проходят. И деньги могут выделяться, допустим, московскому правительству или же напрямую. Так вот, целевая программа восстановления экономики Чечни финансировалась как раз таким образом. Отсюда и получаются эти 5 трлн. рублей.
Что же касается 13 трлн., это третий вариант финансирования. Помимо денег на дотацию, и денег, которые направлялись на финансирование целевой программы восстановления экономики, были еще деньги, которые шли через конкретные министерства и ведомства. То есть руководитель получал приказ выделить туда деньги, иногда за счет других регионов. Там, дескать, разбиты линии электропередачи, нет ни одной трансформаторной будки и так далее. Или нужно было срочно железные дороги восстанавливать.
Особенности чеченской охоты

Схема, как видим, весьма своеобразна и не лишена загадочности в совокупности с некоторым здравым смыслом. Любопытная деталь — напрямую чеченцам никто денег не давал.
Иса Мержоев, председатель совета Межрегионального общественного движения в защиту прав человека «Консолидация», в 1995 году — генеральный директор Чеченвнешторга: «Схема была следующая. Выбирались уполномоченные банки, например Кредо-банк, МЕНАТЕП. Они располагаются в Москве. Есть чеченские организации — например чеченский потребсоюз, строительная компания какая-нибудь, которые тоже находятся в Москве. Эти организации должны финансироваться. Для этого они должны открыть счет именно в этих уполномоченных банках. Банк в Москве, деньги в Москве, чеченская организация тоже в Москве. Ну, и Минфин, конечно же, в Москве. А если по бумагам посмотреть, то это отправлено в Чеченпотребсоюз. Они накапливают заказы, а к ним «привязываются» организации, которые желают продать им свой товар. Строительное оборудование, строительные материалы, товары первоочередного спроса и так далее. Они заключают между собой контракты. При этом цены выставляются огромные. В полтора-два раза выше среднерыночных. Сначала при заключении контракта переплатили, потом до Чечни только половину довезли, если на самом деле было что везти. Таков первый путь.
В результате если Чечня и получила что-то, то приблизительно четверть того, что могла купить на реально выделенные деньги. Остальное утекло. А потом, когда привезли, на это место покидали бомбы и вообще ничего не осталось. Можно снова контракты заключать. Вот такая схема. Это было совсем нетрудно.
Ну, допустим, выделили деньги на то, чтобы разрушить поврежденный дом. А он и так разрушен, его нет, потому что его разбомбили. А деньги выделили. Завалы разбирать — дешевле. Да и не проверял никто, разбирался этот конкретный завал или какой-то другой. Что-то разбиралось, но что — никто не знает. Ни тогда, ни тем более сейчас. А деньги списали.
Или еще. Допустим, завезли стройматериалы и раздали людям. Завезли десять вагонов и раздали. Стекла раздали десять вагонов. А списали сто вагонов. Проконтролировать опять же невозможно. Потому что спрашивается: раздавали стройматериалы? Да, раздавали — кому-то, где-то. Берется книга любого сельсовета, в ней есть все фамилии проживающих в селе. И переписывается этот список. Фамилии в списке правильные, а доказать ничего нельзя. Потому что сегодня этих людей не найдешь.
А если даже нашли, это тоже ничего не значит. Допустим, нашли Абдуллаева Абдуллу, а он говорит, что ничего не получал. Тогда говорится, что это не он сам получал, а его брат получал, или его тесть получал, или теща, или тетка… Пойди докажи, что это не так на самом деле. И тот, кто говорит, что роздал, будет прав. Потому что вот фамилии настоящие, настоящих людей.
Чечня была такой ямой, на которую можно было списать любое количество денег. Допустим, я говорю, что роздал людям миллион долларов — в виде пособий или там пенсий. И у меня есть целый чемодан бумаг, это доказывающих. Но когда я вез их обратно, мою машину обстреляли и вместе с машиной их отобрали. Война же.
«П.»: Кто составлял бюджет республики? Кто определял, сколько денег нужно для восстановления экономики?
И.М.: Я это не очень хорошо знаю. Но знаю, что в каком-то здании — кажется, в помещении напротив Главпочтамта в Грозном — Завгаев сидел. Туда, кстати, и аудиторы приезжали. Город был занят федеральными войсками, а Дудаев был где-то в горах, как сейчас Масхадов. О том, что огромное количество денег было похищено, знали все. Это никакой не секрет. Просто доказать никто ничего не может, потому что схема была такая. Кроме того, зачастую Минфин ставил между чеченской организацией и уполномоченным банком какое-то российское ведомство. И именно ему перечислялись деньги, чтобы оно контролировало расходование средств.
«П.»: Если исходить из данных проверки Счетной палаты, то в 1995 году Чечне на восстановление экономики было выделено более 4 млрд. долларов США. Сколько на самом деле получили чеченцы? На какие деньги они воюют?
И.М.: Процентов десять обычно доставалось — не больше. Были, конечно, случаи, когда деньги потом поступали по назначению. И чеченцы честно строили дороги, восстанавливали школы. Но это единичные случаи. Основную часть денег, конечно, украли. Собственно? и Гантамиров пострадал из-за того, что имел касательство к этим деньгам, он тогда был вице-премьером. Но брать надо было Доку Завгаева, потому что большая часть денег прошла через него. Он был очень близок к окружению Ельцина. Ведь есть поговорка: бойся не того, кто говорит, а того, кто подсказывает. Вот он относился к людям, которые подсказывают. Помните министра обороны, который обещал Грозный взять одним полком? Кто-то ведь ему сказал о том, что проблем с взятием города не будет. Кто-то ведь ему нашептал, что одним полком можно Чечню поставить на колени.
«П.»: А Дудаев эти деньги мог каким-то образом получить?
И.М.: Нет, конечно.
«П.»: Так на какие же средства они воевали?
И.М.: Ну как вам сказать? Я вот своими глазами видел: стоит сто человек без оружия. Говорят: ждем войска. Сейчас войско подойдет — отберем оружие.
«П.»: У русских?
И.М.: Да. Вот, говорят, сейчас подойдут — мы у них оружие и заберем.
«П.»: Но против автоматов в рукопашную все-таки не очень удобно ходить…
И.М.: Согласен. Но ведь и танки забирали, не только автоматы. Я фактов снабжения деньгами не знаю. Может, и есть такие люди, но стоят они за пределами нашего взора.
«П.»: Но ведь армию нужно не только вооружить, ее вообще нужно содержать — кормить, платить солдатам деньги… Обучать их, что тоже стоит денег. На что жили-то они? Ведь источника денег, кроме как из российского бюджета, не было. Даже людьми научились торговать после смерти Дудаева, много позже — в году так в 1997-м.
И.М.: Обученность сегодняшних солдат идет от опыта. Вот площадь взяли — научились.
«П.»: Но ведь известно, что боевики Радуева проходили обучение в лагерях в Афганистане. Так на что ж они обучались? Да и вообще — на какие деньги жили?
И.М.: Вы знаете, кавказская природа очень благоприятна для выживания. Там в лесах круглый год ягоды и шишки на деревьях. Даже зимой можно ягод набрать сколько хочешь. Вот дерево стоит — ни одного листочка, но все в шишках. Дикие груши остаются — они конечно маленькие, но очень вкусные. К тому же и дичь можно пострелять. Кроме того, скот есть в селениях в горах. Продукты где-то купить — так ведь проблем не бывает. Тем более когда человек живет на своей территории.
А что касается обученности солдат, так они воевать с детства умеют. Вот одного учат на музыкальных инструментах играть или рисовать, а чеченца с детства стрелять учат. Чеченец с детства умеет обращаться с оружием. И слушать старших тоже с детства учат.
А когда говорят об Афганистане, так я смеюсь всегда. Мне кажется, если чеченец поедет в Афганистан, он там ничему не научится. Он сам их всему научит. Потому что как воевать — с детства знает. Вот я, например, и правой, и левой рукой одинаково могу использовать оружие. Это с детства у меня.

ИРИНА КВАТЕЛАДЗЕ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK