Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "А король-то — годный"

Иордании ничего не нужно от России, а России от Иордании. И это хорошо — можно спокойно заниматься бизнесом.Согласен на медаль

Король Иордании Абдалла II, посетивший на прошлой неделе Россию, встретился с российским президентом Владимиром Путиным лишь после посещения тульской дивизии ВДВ. Там, по сведениям весьма информированного собеседника «Профиля» из военного ведомства, иорданец увидел очень интересные образцы новых средств ПВО. Будучи человеком военным, он профессионально оценил достоинства продемонстрированного оружия и якобы сразу согласился купить российскую военную технику. Если это правда, то покупка российского оружия Иорданией, всецело ориентированной на американские военно-технические программы, станет чуть ли не прорывом на рынке вооружений.
Между тем стоит заметить, что в Россию иорданский монарх, получивший власть после смерти своего знаменитого отца, короля Хусейна, приехал лишь спустя два года после восшествия на престол, предварительно посетив страны своего региона и Запада.
Так уж исторически сложилось, что на Ближнем Востоке как в царские, так и в советские времена роль России была второстепенной, а если ей и удавалось «эксклюзивно» задружиться с какой-нибудь арабской страной, то дружба эта почти всегда заканчивалась шумным разводом. Так было, например, с Египтом: мы построили там Асуанскую плотину, вооружили и обучили армию, а президента Насера Никита Хрущев сделал даже Героем Советского Союза. Что, однако, по прошествии времени не помешало стране фараонов переметнуться на Запад. Иордания же вообще никогда не входила в сферу наших интересов.
Рассказывает профессор МГИМО Надежда Степанова: «Иордания — государство, появившееся после окончания Первой мировой войны. До этого вся ее территория входила в состав Османской империи.
Со второй половины XIX века на османское «наследство» активно претендовали Франция, Англия, а позже и Германия. Планы раздела Османской империи появились еще до начала военных действий. Вступление же в войну Турции на стороне Германии позже дало Англии и Франции основание для дележа османского «наследства». Так появился документ под названием «Соглашение Сайкс-Пико» (по фамилиям английского и французского дипломатов), по которому на Сирию и Ливан претендовала Франция, а на Палестину и Ирак — Англия. Кстати, по этому соглашению под английское управление отходили лишь портовые города Палестины — Хайфа и Акка. Остальную же ее территорию предполагалось перевести под международный контроль, учитывая, что земля эта — место трех мировых религий, а потому и доступ к святым местам должен иметь каждый.
Параллельно шли тайные переговоры между Англией и шерифом Мекки (города, священного для всех мусульман) Хусейном. Имела место переписка между шерифом Мекки и верховным комиссаром Англии в Египте Мак-Магоном, в которой было достигнуто соглашение, что арабы Хиджаза поднимут восстание. За эту услугу Хусейн предложил англичанам поддержать идею создания независимого арабского государства, в которое должны были войти все азиатские арабские территории, кроме самой южной части Аравийского полуострова — английской колонии Аден. Англия, желая контролировать большую часть арабских территорий, идею создания арабского государства поддержала, но вопрос о территории будущего арабского образования отложила до окончания военных действий.
В июне 1916 года хиджазцы, как и было обещано, поднимают восстание, во главе которого встали как сам Хусейн, так и его сыновья Али, Абдалла и Фейсал, и, потеснив турок, к началу 1917 года они вышли на рубеж палестинских земель. Однако продвинуться дальше им не позволили все те же англичане, которые предпочли оккупировать столь желанную Палестину своими войсками. Но чтобы не выглядеть совсем уж вероломно в глазах арабов, в 1918 году британцы все же разрешают аравийским войскам под командованием Фэйсала продвинуться по территории Восточной Сирии и занять Дамаск.
В 1920 году французские войска развернули наступление на Дамаск и вытеснили оттуда Фейсала. Тогда его брат Абдалла со своими вооруженными отрядами двинулся на помощь и занял города Маан и Амман. (Нынешняя столица Иордании тогда представляла собой селение из глинобитных хижин, основанное черкесами, выходцами с Северного Кавказа. Кстати, сегодня черкесская гвардия у иорданского короля пользуется большим почетом.)
В 1920 году на конференции в Сан-Ремо Совет Лиги Наций раздал мандаты на право управления арабскими территориями. Франция получила мандаты на Сирию и Ливан. Англия — на всю Палестину и Ирак, а чуть позже и на Заиорданье. В 1921 году, с подачи все той же Англии, Фейсала делают королем Ирака, а во главе Трансиорданского эмирата ставят второго сына шерифа Мекки — Абдаллу I (деда упомянутого покойного иорданского короля Хусейна и прадеда нынешнего короля Абдаллы II)».
В мае 1946 года Англия отменила свой мандат на управление Трансиорданией, которая с этого времени стала называться Иорданским Хашимитским королевством, и в дальнейшем судьба этого государства оказалась тесно связана с Палестиной, которая после Второй мировой войны была поделена Генеральной Ассамблеей ООН на два государства — арабское и еврейское. Раздел этот не был признан арабами, как и не было признано ими образование Государства Израиль.
Тогда же, с провозглашением независимого Израиля и началом первой арабо-израильской войны, у короля Иордании Абдаллы появились новые проблемы. Его войска, обученные англичанами и стоявшие на правом берегу реки Иордан, сумели сдержать натиск израильтян, дав возможность королю в 1950 году присоединить к крошечной Иордании правый берег Иордана и восточный Иерусалим (тогдашние палестинские земли, что вызвало гнев у палестинцев), но зато в нагрузку к желанным территориям он получил миллион палестинских беженцев. К тому же эти территории во время шестидневной арабо-израильской войны 1967 года были израильтянами отвоеваны, оккупированы и формально отторгнуты от Иордании.
Позже внуку Абдаллы королю Хусейну тяжело было смириться с потерей западного берега реки Иордан и восточного Иерусалима, а потому он, втайне мечтая об их возвращении, продолжал финансировать оставшиеся на этой территории иорданские общественно-политические структуры и сохранял тамошним жителям иорданские паспорта. Отказался он от этих вливаний лишь в 1988 году. Тем не менее именно благодаря серьезному посредничеству Иордании в урегулировании арабо-израильского конфликта крохотное государство, в силу своего геополитического и стратегического расположения, сделалось чуть ли не второй по авторитету в арабском мире страной после Египта.
Приход Хусейна к власти был неожиданным, хотя дед Абдалла и готовил его в наследники, потому как сын первого иорданского короля Талал из-за болезни не мог, по разумению Абдаллы, стать настоящим бедуином и сильным королем. В 1951 году Абдалла был застрелен у входа в мечеть Аль-Акса палестинским фанатиком. Говорят, что вторая пуля чуть не сразила насмерть и его внука Хусейна, находившегося рядом, но жизнь ему спасла медаль на мундире — мундир же он надел по настоянию деда. И хотя после смерти Абдаллы новым королем все же стал Талал, а Хусейна провозгласили наследным принцем, однако уже через год парламент на секретном совещании принял отречение Талала, о чем и было сообщено находящемуся в Швейцарии Хусейну. И он управлял своей страной с 1953 по 1999 год — такого долголетнего правления не было ни у одного политического деятеля XX века.
Королевская ошибка

После первой арабо-израильской войны на территорию Иордании, как уже было сказано, хлынули изгнанные и готовые к борьбе палестинцы, и в этой непростой ситуации Хусейну надо было обеспечить стабильность в своей стране. Тем более что со временем палестинцы окончательно облюбовали территорию Иордании как своеобразную базу для борьбы с Израилем. Так, в 1964 году на совещании в Египте было принято решение о создании «Организации освобождения Палестины» (ООП). Ее же военное и политическое руководство обосновалось в Иордании.
С 1965 года с территории Иордании отряды палестинских боевиков начали предпринимать рейды на территорию Израиля. И хотя рейды эти совершались не без ведома короля Хусейна, однако, после ответных ударов Израиля по палестинцам на территории Иордании, в 1968 году произошло первое столкновение между вооруженными силами Иордании и палестинскими боевиками, требующими безусловной и открытой поддержки Иорданией своей борьбы. В 1969 году при поддержке египетского президента Насера было достигнуто соглашение, по которому палестинцам разрешалось находиться на территории Иордании и выступать против Израиля, но запрещалось влиять на иорданскую политику. Однако иордано-палестинские отношения продолжали осложняться, и в сентябре 1970 года между «союзниками» произошли новые кровавые вооруженные столкновения. Тогда Хусейн лично возглавил свою армию, а после и вовсе принял решение ограничить действия палестинских боевиков — тогда вооруженные палестинцы вместе со своим военным и политическим руководством вынуждены были переместиться в Ливан.
Многие эксперты склонны считать, что сентябрьские события 1970 года были спровоцированы самим Хусейном, чтобы иметь повод избавиться от ООП. Так или иначе, это не помешало королю Иордании не только преодолеть внутренний кризис (в Иордании до сих пор проживают две трети всех палестинцев), но и довольно скоро помириться с лидером ООП Ясиром Арафатом, разрешив тому ненадолго открыть представительство ООП в Аммане, сохранив тем самым свой авторитет в арабском мире.
По-крупному король Хусейн ошибся, пожалуй, только один раз, когда в расчете на будущие дивиденды выступил в войне Ирака против Кувейта на стороне Саддама Хусейна. Однако король Иордании, как и Саддам Хусейн, не предполагали, что мир так активно встанет на защиту Кувейта. Так или иначе, но после освобождения Кувейта от иракской оккупации ситуация в Иордании осложнилась. Дело в том, что до войны в нефтяной отрасли Кувейта работало много иорданцев, чьи денежные переводы приносили весьма существенный доход казне. А после войны всех иорданцев кувейтцы в отместку выслали. Как следствие в самой Иордании увеличилась безработица и резко сократился приток денег. Но недальновидный союз с Ираком вскоре был (хотя бы политически) компенсирован Хусейном во время Мадридской конференции в 1991 году, где король Иордании блестяще исполнил роль посредника в палестино-израильском конфликте.
Надежда Степанова: «Тогда главным препятствием в переговорном процессе было то, что Израиль не допускал даже мысли, чтобы вести переговоры с ООП и Ясиром Арафатом. США и Израиль считали ООП террористической организацией, с которой нельзя садиться за стол переговоров. Израиль соглашался разговаривать только с иордано-палестинской делегацией, где Палестину должны были представлять не арафатовцы, а палестинцы западного берега реки Иордан. На самом деле Хусейн сделал так, что переговоры велись как с иорданцами, так и с палестинцами, представляющими ООП. Когда же в 1993 году была подписана декларация между Палестиной и Израилем о принципах урегулирования, то она позволила Иордании в 1994 году заключить мир с Израилем. Так, после Египта Иордания стала второй арабской страной, подписавшей мир с еврейским государством. Когда в 1999 году умер Хусейн, то на его похоронах присутствовали не только представители элит арабского мира, но и почти все лидеры политических партий Израиля. И израильтяне говорили, что они 48 лет имели дело не со страной, а с одним человеком — королем Хусейном».
Из книги Константина Капитонова «Ближний Восток в лицах»: «Еще задолго до подписания мирного соглашения между Израилем и Иорданией в израильском городе Эйлат, который граничит с иорданским портом Аккаба, на горе, обращенной к вилле короля Хусейна, ежегодно делали огромную надпись из цветов по случаю дня его рождения. Гора хорошо просматривалась из бинокля с балкона, и монарх, по слухам, никогда не пропускал возможности получить поздравление и ответить на него петардой, собственноручно выпаленной в воздух».
«Неконституционная» монархия

После смерти короля Хусейна, по его завещанию, власть должна была перейти к его брату Хасану — он и считался наследным принцем. Предполагалось, что Хасан через некоторое время передаст трон сыну Хусейна — Хамзе. Но незадолго до кончины Хусейна Хасан, поторопившись, отдал распоряжение начальнику Генерального штаба Мари Каабне заранее, еще при живом Хусейне, подготовить своих генералов к процессу передачи престолонаследия. Распоряжение это генерал воспринял как попытку дворцового переворота, о чем стало известно Абдалле, который срочно вылетел за отцом, находившимся на лечении в США. Вместе они вернулись в Иорданию, и Хусейн изменил завещание, сделав своим наследником Абдаллу — сына, рожденного от англичанки, хотя по Конституции право на иорданский престол должно принадлежать исключительно ребенку, рожденному от арабки.
Так или иначе, но Абдаллу в короли не готовили, и в начале его правления подданные относились к нему с большим подозрением. Однако вскоре его хождения в народ (прием, который часто использовал сам Хусейн) изменили мнение о нем в лучшую сторону. К тому же Абдалла сместил не только министров, верных его проштрафившемуся дяде Хасану, но и многих чиновников среднего звена за волокиту и несоответствие должности. Этим он снискал себе в народе большую популярность, и сегодня его сравнивают со средневековым арабским правителем Гаруном Аль Рашидом. Женат Абдалла на палестинке по имени Рании — ее родители бежали из Палестины в Кувейт, а потом вернулись в Иорданию. Отец Рании врач-педиатр. Свадьба молодых состоялась в 1993 году, и теперь у них двое детей.
Сумеет или нет Абдалла II стать, как и его отец, ключевой фигурой на Ближнем Востоке в вопросах мира, будет зависеть от его умения лавировать между Западом и арабскими странами. Иордания, доставшаяся Хусейну, не имела теплых отношений ни с Израилем, ни с Соединенными Штатами. Отношения эти прежнему иорданскому королю пришлось выстраивать практически с нуля. Сегодня же Иордания ежегодно получает от американцев помощь в размере $75 млн. Что до военной помощи иорданской армии, насчитывающей 120 тысяч человек, то в нее за последние семь лет американцы вложили более 300 миллионов долларов. Словом, Абдалле от отца досталось неплохое «американское наследство» и вряд ли он захочет пустить его по ветру.
Собеседник «Профиля» в МИД РФ резюмирует: «Визит иорданского короля в Москву получился, по большому счету, протокольным. Иордании ничего не нужно от России, потому что у Москвы просто нет денег для масштабного участия в ближневосточной политике, в которой «варится» Иордания. Что касается закупки вооружений, то в любом случае больших денег тут не предвидится: очень небогатая Иордания привыкла, чтобы в ее армию вкладывали деньги, а не наоборот. Со своей стороны, Москве тоже ничего не нужно от Иордании — за этим государством закрепилась репутация постоянного центра влияния США в арабском мире. У нас с Иорданией ровные и дружеские отношения и есть предпосылки для совместного бизнеса — больше пока и не надо».

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK