Наверх
15 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "А «крыша» все выше, а «крыша» все круче"

Услуги, связанные с «крышеванием» бизнеса в России, порой предоставляются на очень высоком уровне.   Коррупцию и «крышевание» часто считают синонимами, определяющими явление одного порядка, связанное с оголтелым мздоимством. В основе обоих определений — прямой или косвенный подкуп должностного лица, использующего свой административный ресурс в бизнес-целях. Однако есть нюансы. «Крыша» — лишь подвид формально коррупционного механизма, который подразумевает относительно благопристойный отъем денег у зависимого лица под предлогом выполнения услуг, вмененных «крышевателю» по должности.

   «Крышевание» — не разовый контакт, а длительные устойчивые отношения сторон. Обе стороны не особенно противятся, а порой прямо заинтересованы в установлении таких отношений. Этот фактор и затрудняет вычленение подвида из общего коррупционного «тела». Впрочем, не лучше обстоят дела и с оценкой самого «тела». Генпрокурор РФ Владимир Устинов отмечает, что ущерб от коррупции в России составляет $15 млрд. А по данным фонда ИНДЕМ, рынок деловой коррупции превзошел доходы федерального бюджета в 2,66 раза и оценивается в $316 млрд.

   По утверждению аналитиков, на взятки, отступные, коррупционное финансирование политиков, бизнесменов и чиновников идет каждый девятый рубль, а если рассчитывать по приведенным выше «максималистским» данным фонда ИНДЕМ, то каждый второй целковый россиянина.

   По данным Transparency International, Россия занимает 86-е (из 133) место по уровню коррумпированности. Можно не сомневаться, если бы международные эксперты разработали алгоритм определения масштабов «крышевания», наша страна оказалась бы здесь впереди планеты всей.

   Согласно исследованию TI («Международная прозрачность»), самыми коррумпированными организациями у нас считаются ГИБДД, Госдума, политические партии. Наибольшее количество взяток — до 75% — берется на уровне муниципалитетов, которых в России более 25 тыс. А по размеру подношений лидирует административно-политическая система. Удельный вес «крышевых» отношений в этом конгломерате, по мнению Георгия Сатарова, составляет не менее 20%.

   По оценкам экспертов, за последние годы коррупционный рынок вырос вширь и вглубь. Вернее, ввысь. Речь идет о не совсем формализованных с точки зрения закона отношениях в государственно-экономической и политической сферах. Первые получили распространение в крупных АО, большой пакет акций которых находится в собственности государства. В 2003 году таковых по стране насчитывалось около 40 тыс. И при каждом АО был чиновник если не высокого, то приметного ранга, который за «правильное голосование» на совете директоров мог рассчитывать на солидные поощрения. Акционеры и менеджеры такого предприятия, в свою очередь, получают защиту в виде частокола из известных имен.

   Не менее широкое распространение получило и чисто политическое «крышевание». «Сейчас появились административно-политические «крыши», — говорит депутат Госдумы Геннадий Гудков. — Это гроссмейстеры коррупционной игры. Не случайно порядка 70—80% крупных российских компаний работу своих департаментов по связям с общественностью ориентируют практически исключительно на установление контактов с органами власти».

   Зачастую стимулы для ухода бизнеса под «крышу» создаются искусственно. Как заметил один очень высокий чиновник, «постоянная смена правил — это наш способ контроля над бизнесом». Такой контроль ведет к доходам от непроизведенного продукта и, как следствие, к инфляции. Уже сегодня существенная часть денег имеет символическую стоимость, которая закладывается в цену товара. По приблизительным прикидкам экспертов, не менее 10% стоимости, скажем, колбасы — это расходы производителя на всякого рода выплаты чиновникам.

   

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK