Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "А роза упала на лапу…"

Вот бы удивились святой Валентин и Клара Цеткин, узнай они, какие деньги приносят связанные с ними праздники. Накануне 14 февраля (День всех влюбленных) и 8 Марта (и так понятно) в Москве продается до 25 млн. цветов в день — вдесятеро больше обычного. Так что за год цветочный бизнес в одной только столице приносит около $500 млн.Об срезании

Подсчитать точное количество цветов, которые продаются в столице, невозможно — московский (да и вообще российский) рынок цветов окрашен в «серые» тона. Фирмы-импортеры молчат как партизаны и не предоставляют никаких данных относительно истинных объемов импорта.
Ситуацию комментирует Виктория Семенова, директор фирмы «Цветы Белой Дачи»: «Несколько лет назад мы обращались в аудиторскую фирму Artur Andersen с просьбой подсчитать российский рынок цветов. Через полтора месяца мы получили данные и цифры, в которые я просто не поверила. Оказалось, что официально через таможню проходит срезки (срезанные цветы) всего-то на $90 млн. долларов в год. Я уверена, что на самом деле эта сумма намного больше».
По неофициальным подсчетам экспертов, годовой оборот московского рынка цветов составляет примерно $500 млн. Большая часть (от 70% и выше) цветочных оборотов приходится на рынок импортной срезки. Оставшаяся от большого пирога сумма делится между такими сегментами рынка, как доставка цветов, цветочный дизайн, торговля через Интернет и пр.
Косвенно об объемах российского рынка можно судить по высказываниям Голландского совета цветоводов, что, дескать, по их прогнозам, в ближайшие 10 лет Россия выйдет на второе после Германии место среди импортеров голландских цветов (на сегодняшний день Россия входит в десятку крупнейших клиентов голландских цветочных аукционов). Впрочем, в денежном эквиваленте российский рынок цветов не подсчитывают даже голландцы. Максимум что известно — процентное соотношение: дескать, в 2002 году импорт срезанных цветов в России вырос примерно на 40% по отношению к 2001 году и в течение ближайших трех лет будет продолжать расти на 25% ежегодно.
Однако судить о российском рынке импортной срезки, основываясь исключительно на данных о голландском экспорте, было бы некорректно: Нидерланды — не единственная страна, где наши бизнесмены закупают цветы. Иногда их в поисках прекрасного заносит в такие страны, как Коста-Рика, Мадагаскар и Филиппины. Там наши, минуя посредников с их аукционами, заключают прямые договоры с фермерами и поставляют на российский рынок их продукцию.
Таким образом, вполне вероятно, что Россия — крупнейший в мире импортер цветочной продукции. Является ли это поводом для гордости — вопрос спорный.
Кругом — примятая трава

Итак, точных «цветочных» данных нет и не предвидится. Зато известны некоторые механизмы работы наших «серых» импортеров. Вот наиболее распространенный из них.
Заграничные розы, герберы, лилии и прочий «живой товар» декларируются в таможенных документах как газонная травка, зелень и т.п. (что минимум в 5—6 раз дешевле настоящего цветка), затем оплачиваются все таможенные платежи (мизерные для такого товара), и далее цветы попадают на рынок.
Понятно, что проделывать подобные фокусы совсем бесплатно не получится: чтобы безнаказанно выдать розу за газонную зелень, нужно заплатить всем заинтересованным лицам. И все равно, «серый» импорт оказывается выгоднее «белого» — по неофициальным данным, сумма таможенных платежей, включающая в себя НДС, таможенную пошлину и вознаграждение всевозможным посредникам, составляет $14 тыс. за фуру, что как минимум в два раза меньше, чем в случае с «белым» импортом.
Информация о том, сколько после всех поборов остается в кармане импортера, тоже покрыта мраком. Поговаривают, что единственная фура, привезенная к Дню святого Валентина или к 8 Марта, может обеспечить предпринимателю сытую жизнь в течение всего года.
Салоны и горшки

Считается, что цветочный бизнес давно поделен и устоялся. Сегодня на столичном рынке работает более ста фирм-импортеров, при этом не больше пятнадцати из них контролируют до 70% рынка. «Делают погоду» такие организации, как «Бизнес букет», «Грин Лайн», «Амадей», Starlite, в сферу интересов которых входит не только импорт, но и оптовая и розничная продажи, доставка, дизайн. Рентабельность подобных фирм намного выше, чем у организаций, занимающихся каким-то одним направлением цветочного бизнеса.
Помимо «акул» цветочного бизнеса на рынке существует огромное количество фирм и частных предпринимателей, которые занимаются розничной продажей цветов (имя им — легион). Среди них есть очень крупные, имеющие десятки и даже сотни торговых точек. Фирма «Цветы метро», например, контролирует более половины продаж цветов в московском метро и имеет в общей сложности около 200 торговых точек.
Ассортимент «метрошных» павильонов, как правило, однообразен, уровень услуг также оставляет желать лучшего (гарантию, что букет доедет до любимой и не осыплется, здесь никто не дает). Зато «Цветы метро» берут количеством — деятельность фирмы рассчитана, скорее, на непрерывный поток подземных покупателей, а не на качество товара. Пока данная тактика себя вполне оправдывает: в метро затаривается букетами большая часть гостей и жителей столицы, посему и бизнес процветает.
Отдельная тема — цветочные салоны, которые как раз делают деньги не на обороте, а на качестве предоставляемых услуг. В ассортименте салонов представлены не только срезанные цветы, но и букеты, цветочные композиции, цветы в горшках, сопутствующие товары, специализированные книги и аксессуары. Ставка делается на постоянных и, скажем так, не самых бедных клиентов. Также в салоны стекаются практически все корпоративные цветочные заказы, которые могут составлять до 60% от прибыли.
Елена Макарова, флорист салона «Леди Флер», считает, «что в салон человек приходит, в первую очередь, за качеством цветов и услуг. Профессиональные флористы составляют букеты, учитывая модные тенденции, о которых к тому же могут интересно рассказать».
Дизайнерско-салонные изыски могут увеличить стоимость букета на 50—60%. Зато и качество цветов будет выше, чем на улице, — поможет правильный подход к условиям хранения и более высокие требования флористов при выборе товара. Заметим, что 50% — это наценка на услуги, а не на сами цветы (нередко в салонах саму срезку можно купить дешевле, чем у метро).
А я его ромашками, ромашками

По неофициальным (опять-таки) оценкам, доля срезанных цветов российского происхождения на рынке ничтожно мала. Московский совхоз «Ульяновский» — бесспорный отечественный лидер по производству срезки — в 2002 году поставил на рынок порядка 7 млн. штук срезанных цветов (из них 6,5 млн. — розы), что составило всего 1,5% рынка.
Как правило, отечественные тюльпаны, розы, гвоздики, хризантемы и ромашки появляются лишь к праздникам, но и тогда их доля в общей сложности не превышает 10% рынка. Агроном совхоза «Ульяновский» Андрей Андреев полагает, что в ближайшие годы ситуация может улучшиться в связи с переводом его хозяйства на круглогодичное выращивание цветов. Планируется, что к концу 2003 года все 27 теплиц «Ульяновского» будут выращивать цветы круглый год.
Пока же наши розочки — вне конкуренции (то есть мимо нее). Себестоимость отечественных цветов довольно высока (по различным оценкам, на 20—30% выше голландских). Дело в том, что промышленное производство цветов — высокотехнологичный бизнес, а у большинства наших совхозов пока нет достаточно средств на его модернизацию, многое сегодня приходится делать буквально вручную.
Что же касается качества наших цветов, то, по мнению флористов, работать с импортным материалом проще и удобнее, так как каждая «залетная» роза соответствует стандартам качества. Елена Макарова: «Отечественные цветы красивы и долго стоят в букете. Но мы не можем работать с нашими оранжереями, потому что они не являются стабильными поставщиками на протяжении всего года. Лишь иногда, весной и летом, мы покупаем отечественные гладиолусы и пионы».
Совхозы признают, что уступают западным коллегам. Андрей Андреев: «Действительно сегодня наши цветы не могут конкурировать по качеству с элитными сортами голландских роз. Современная западная селекция развивается очень динамично, в то время как селекция роз в России никогда не была особенно сильна. Роза — не наша культура. Тем не менее мы выращиваем около 60 сортов и занимаем свою нишу в так называемых коротких сортах роз».
Ты сегодня мне принес…

Продажа цветов через Интернет — сравнительно молодая сфера российского цветочного бизнеса. Первые он-лайновые цветочники появились в Рунете около 5 лет назад. В настоящий момент в российском Интернете насчитывается несколько десятков фирм, предлагающих подобные услуги. Необходимая оговорка: речь идет о чисто он-лайновых компаниях, а не о фирмах, которые наряду с «живой» торговлей занимаются обработкой заказов через Интернет. Для последних доля виртуальных продаж составляет порядка 3—5% и не оказывает существенного влияния на их бизнес.
Диапазон услуг сетевых цветочников довольно разнообразен. Заказчик имеет возможность выбрать букет или композицию из каталога фирмы или высказать свои индивидуальные пожелания. Доставку заказа можно обставить самым замысловатым образом, сопроводив вручение цветов, например, серенадой. Время вручения заказа также оговаривается — можно осыпать любимую ландышами зимой хоть в три часа ночи (скажет ли она при этом спасибо или произнесет нечто иное — другой вопрос).
Любопытная услуга — доставка цветов знаменитостям. Так, если вы являетесь поклонницей Иосифа Кобзона, но ваши жизненные пути никак не пересекаются, вы можете выразить свои симпатии, послав цветы на его имя (адреса вам, естественно, никто не скажет, но заказ будет доставлен обязательно).
Цены на букеты в он-лайновых магазинах принципиально не отличаются от цен в цветочных салонах.
Тем не менее цветочный Интернет является сегодня экзотикой для большинства наших сограждан. Развитие бизнеса сдерживают вполне объективные факторы: ничтожно малый уровень проникновения Интернета в стране, плохие телекоммуникации и пр.
Надо сказать, что за рубежом подобный вид бизнеса довольно широко распространен. Оборот крупнейшей американской Интернет-компании FTD, продающей цветы и услуги по их доставке, в 2002 году составил примерно $500 млн. Акции этой компании котируются на биржах. «Увы, для наших фирм это дело далекого будущего, — считает директор фирмы «Фламинго» (Flamingo.ru) Дмитрий Шампаров, — в ближайшие пять лет суммарный годовой оборот компаний нашего профиля может достичь $10 млн.».
За что ненавидят розы?

Флористы — люди тонкие и возвышенные. Однако и они поставлены в жесткие рамки рынка, одно из правил которого гласит: клиент всегда прав. А меж тем фантазии у клиентов бывают странные. Вот какими историями поделились с нами работники столичных салонов.
История печальная. Сочувствие — штука хорошая. Но, как говорится, в меру.
Накануне похорон трагически погибшего генерала Александра Лебедя одна из московских цветочных фирм получила заказ из Красноярска: велено было из белых гвоздик сделать фигурку лебедя и «чтобы он крыльями махал» (цитата).
Флористы были в шоке, но упускать заказ было нельзя — и лебедь полетел в Красноярск. О том, какова была реакция на такой «букет», история умалчивает.
История про бдительность. Один известный бизнесмен чудом пережил покушение и отлеживался в больнице. Друзья проявили участие: послали пострадавшему корзину цветов, торт и шампанское. А поскольку записку приложить забыли, охранники бизнесмена решили проявить бдительность и переворошили всю посылку: на мелкие кусочки разрезали торт, а розы по одной вынули из корзины и тоже осмотрели столь бдительно, что привели их в полнейшую негодность.
История музыкальная. Наслушавшись, видимо, в детстве Аллу Пугачеву с ее «миллионом алых роз», один художник (правда, в противовес своему песенному прототипу — далеко не бедный, а очень даже модный и богатый, вы его имя наверняка слышали) своей очередной новой единственной безумной любви послал тысячу роз. На миллион, наверное, даже у него денег недостало. Понятно, что в виде букета, корзины или, тьфу-тьфу, венка такое количество роз оформить сложно. А потому цветы работники салона занесли на двух красных простынях.
На расстановку этого изобилия по вазам, ведрам и заполнение не вместившимися в перечисленные сосуды розами ванной у предмета пламенной художнической страсти ушло два часа. Дело было в конце прошедшего декабря — в самый разгар лютых морозов. Последнее уточнение важно вот почему: окна в квартире были плотно закрыты, и через некоторое время девушка натурально грохнулась в обморок — шибко сильное амбре получилось. Новый год в результате девушка встретила в больнице, поскольку при падении заработала сотрясение мозга.
Девушка, по счастью, жива и здорова. Художника после этого ненавидит всей душой. Даже больше, чем розы.

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK