Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«А ЗАЧЕМ?»"

После четырехчасового общения Владимира Путина с народом стало ясно, что из политики премьер никуда не уйдет и что громких отставок в правительстве не будет.    «А вам не хочется оставить политику со всеми проблемами и пожить уже для себя, для детей, для семьи, ну и отдохнуть, наконец? Если что, я вас заменю». Некто Линар из Краснодара устами Марии Ситтель озвучил, пожалуй, самый острый политический вопрос ежегодной программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение». «Не дождетесь, — ответил Путин. — Но если есть желание поработать, то это мы изучим отдельно и предложим, в том числе и вам, достойное место для реализации своего потенциала».
   Слова «в том числе и вам» недвусмысленно указывали на то, что премьер в курсе: не только Линар из Краснодара тешит себя надеждами на скорый уход главы правительства на покой. Путинское «не дождетесь» было адресовано и им: теперь эти люди знают, что в любой момент могут получить «достойное место для реализации своего потенциала». Вряд ли кому-то из них захочется оказаться на этом месте.
   Тем более что одно такое место уже занято и вряд ли скоро освободится. Вопрос «Когда отпустят Ходорковского?» задал смелый Эрнест Мацкявичюс. «Я сейчас во Франции был, мне тоже вопрос задавали, — вспомнил Путин.- Известный фигурант находится в местах лишения свободы по приговору суда. И проблема не в том, когда и кого отпустят, а проблема в том, чтобы преступлений подобного рода у нас больше не повторялось. Речь идет в данном случае о хозяйственных преступлениях».
   Иными словами, Путин четко дал понять: пока в России не прекратятся хозяйственные преступления, Михаил Ходорковский будет сидеть. Не случайно, услышав это, Ходорковский попросил суд приобщить высказывания премьера к материалам собственного уголовного дела. Уж он-то понимает, что в России хозяйственные преступления — суть всякой экономической деятельности. А для него это означает (увы!) пожизненный срок.
   Пойдет ли сам Путин на пожизненный (в данном случае президентский) срок, из четырехчасового общения ясно не стало. На прямой вопрос из зала про планы на 2012 год Путин уклончиво ответил «Я подумаю, времени еще достаточно». Что тут же было понято, как «да, конечно, но скажу об этом позже». «Мне думается, что каждый из нас на своем месте должен сегодня исполнять свой долг, работать эффективно: в зависимости от того, как будет складываться ситуация в экономике, в социальной сфере, будут приниматься соответствующие решения по выборной кампании 2012 года», — добавил премьер.
   Интересно, что на другом конце Европы примерно в то же самое время на аналогичный вопрос отвечал президент Дмитрий Медведев. «Премьер Путин сказал, что он не исключает, что будет выдвигать свою кандидатуру, я тоже не исключаю этого», — заявил Медведев. «Мы сможем договориться, каким образом не толкаться локтями, а принять для нашей страны разумное решение», — добавил он. Правда, по словам президента, такое решение будет принято только в том случае, если «и господин Медведев, и господин Путин будут иметь хоть какие-то шансы быть выбранными». В противном случае пост президента, вероятно, достанется Линару из Краснодара. «Мы не знаем будущего, мы не знаем, что будет через несколько лет», — сказал Медведев. Как говорил в таких случаях один из героев картины «Берегись автомобиля», «звание народного театра ко многому обязывает».
   Чего точно не будет, так это отставок. По крайней мере так считает Владимир Путин. «А зачем?» — вопросом на вопрос ответил он россиянам. Определенный резон в таком подходе, конечно, есть. Впрочем, не нужно забывать, что в ведении главы кабинета находятся так называемые министры без звездочки. Силовики же — тот же Рашид Нургалиев, к ведомству которого накопилось много претензий, — в компетенции президента Медведева. Может, он знает, зачем надо менять чиновников?
   Отличие нынешнего «Разговора с Владимиром Путиным» от предыдущего в том, что в этом году премьер не выступал в качестве лидера партии. От логотипа «Единой России» решено было отказаться, возможно, чтобы лишний раз не мозолить глаза. И это, конечно, правильное решение. Да и самой партии явно не до этого. Если Путин почти все четыре часа общения с нацией посвятил насущным проблемам самих россиян, то ЕР на минувшей неделе занималась исключительно идеологическими исканиями. Суть исканий — разъяснить себе самой смысл выбранной консервативной идеологии.
   С этой целью партия устроила презентацию партийного проекта на тему «Мировой опыт консервативной модернизации». Выяснилось много любопытного. Так, по словам главы ЦИК ЕР Андрея Воробьева, консерватизм, декларируемый партией, — «это рынок, это свобода, это взгляд в будущее, не отрицающий нашего прошлого». «Специфика российского консерватизма в том, что он дает возможность обеспечить устойчивое развитие нашей страны, сохранить ее идентичность», — уточнил замсекретаря президиума Генсовета ЕР Юрий Шувалов. Коммунизм и либерализм — «это два исторических опыта, которые мы уже прошли, и пришла пора возвращать на российскую политическую арену консерваторов — демократов, являющихся патриотами», — еще глубже копнул другой замсекретаря президиума Генсовета ЕР, глава думского комитета по международным делам Константин Косачев. Для этого, полагает он, «мы должны избавить нашу политическую систему от патриотов, не являющихся демократами, и от демократов, не являющихся патриотами». Имелись ли в виду коммунисты Геннадия Зюганова или, например, «Правое дело» Леонида Гозмана и компании, Косачев уточнять не стал. Впрочем, им, вероятно, и сказанного достаточно, чтобы глубоко призадуматься.


Политиков оценивали: Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская
политика»; Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной
стратегии; Владимир Жарихин, замдиректора Института стран СНГ; Алексей
Мухин, гендиректор Центра политической информации; Дмитрий Орешкин,
ведущий научный сотрудник Института географии РАН; Дмитрий Орлов,
гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций; Андрей
Рябов, главный редактор журнала «Мировая экономика и международные
отношения»; Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной
энергетической безопасности; Валерий Хомяков, гендиректор Совета по
национальной стратегии; Алексей Чеснаков, директор Центра политической
конъюнктуры.

 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK