Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Агнец на заклание"

Финальный акт противостояния генерального директора Большого театра Анатолия Иксанова и танцора Николая Цискаридзе не за горами.   

Финальный акт противостояния генерального директора Большого театра Анатолия Иксанова и танцора Николая Цискаридзе не за горами.   

"Буря в стакане" произошла в момент почти полного отсутствия новостей. 9 января 2012 года "Интерфакс" со ссылкой на пресс-службу Большого театра подтвердил информацию о расторжении контракта с Николаем Цискаридзе и Яном Годовским. Интернет тут же подхватил сообщение, смакуя новые подробности скандала, которого ждали. "Цискаридзе уволили из Большого по просьбе Григоровича", — кричали заголовки, добавляя истории оттенок предательства. Ведь все прекрасно знают о теплых отношениях Григоровича и Цискаридзе, а тут нате пожалуйста: Юрий Николаевич — инициатор увольнения! Какой кошмар и ужас! Но лишь на первый взгляд.
   Многие пропустили важные детали, которые существенно меняют картину. Упомянутых артистов "не попросили" из театра, отказались лишь от их педагогической практики. Вместо двух "полставочных" репетиторов взяли одного на полную ставку. Им стала генеральный директор программы Benois de la danse Регина Никифорова, проработавшая с Григоровичем не один год. Молодые педагоги принесены в жертву пыльному и непродуктивному прошлому? Едва ли. Если вызвавшее столько шума кадровое решение и похоже на акт мести, то не со стороны Григоровича, а со стороны руководства театра в лице его директора Иксанова.
   Цискаридзе в последнее время много и убедительно критиковал театр. Всю прошлую осень он выступал по поводу коррупции вокруг реставрации Большого. С его подачи счастливчики, попавшие на историческую сцену, активно обсуждают в блогах пластиковые панели нового интерьера. До сих пор зрители ощупывают каждый сантиметр в театре, проверяя чуть ли не на зуб качество сусального золота в зрительном зале. А сколько знатоков акустики нашлось среди зрите-лей! Сразу целый полк!
   С момента закрытия на реконструкцию старой сцены Большой перестал жить творческой жизнью, все заняты скандалами, интригами и расследованиями, которых хватало и без эмоциональных выступлений Цискаридзе. Слов действительно было сказано много. Репутация пострадала не только у главного бренда страны, но и у людей, которые каждый день приходят на работу, чтобы обеспечивать работоспособность огромной машины, производящей "святое искусство". И делать это в атмосфере постоянной истерии с каждым днем становится все сложнее. Эмоционально и физически. Люди просто покидают театр. Конечно, так продолжаться не может. Руководство пустило в ход "тяжелую артиллерию" светлого имени Григоровича, которого, по всей видимости, как в пословице, "женили без его ведома". По всему видно, что финальный акт противостояния Иксанова и Цискаридзе не за горами. Как бы премьер ни подчеркивал тезис о том, что по своей воле он не покинет стен Большого театра, по всей видимости, решение о его "дисквалификации" уже принято.
   Беда в том, что победителей в этой битве титанов не будет. Понимают ли это обе стороны? Вряд ли. Николай Цискаридзе заявил, что Большой театр спасет только полная реорганизация "начиная с головы", и грозит судебными исками театру, руководство придумывает сто один легальный способ избавиться от танцовщика, выдающего скандалы на-гора. Все заняты не тем, чем нужно: танцор должен танцевать, менеджер — управлять. В клубке обид и претензий уже никогда не разобраться. Слишком все запутано. За какой край ни потяни — кого-нибудь все равно заденешь.
   А вот тратить творческую жизнь на судебные тяжбы и доказательство права танцевать на знаменитой сцене — занятие бессмысленное. Опыт Анастасии Волочковой в этом смысле пример показательный. Куда лучше и продуктивней заниматься реализацией своих амбиций в стенах, где уважают твой талант и ценят преподавательские качества. Если таких стен еще нет, то под имя Цискаридзе всегда найдутся щедрые меценаты. Зато балетоманы не потеряют связи со своим любимым премьером, а он порадует их своим гран-батманом. Ведь имя Николая Цискаридзе уже вписано в золотую историю Большого. А вот осадок от скандальности исправить потом будет сложно. Как бы Николаю ни хотелось поменять ход вещей, театр был и останется храмом искусства, на алтаре которого лежат жизни артистов. И, похоже, одна жертва уже принесена.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK