Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Ах, Арбатов, мой Арбатов"

Она пишет стихи, любит узкие юбки (обязательно от итальянских кутюрье), мечтает научиться танцевать аргентинское танго. А вообще-то она очень серьезный человек, кандидат наук, политолог. Надежда Арбатова — жена Алексея Арбатова, заместителя председателя комитета по обороне Госдумы, видного члена партии «Яблоко».Надежда Арбатова: Мы познакомились, когда поступали в МГИМО, и потом, в годы учебы, обоюдный интерес друг к другу только креп. Не поженились мы, думаю, лишь потому, что были очень молоды.
Я вышла замуж за другого человека. Он был немного старше меня, работал дипломатом, большую часть времени проводил за границей. А я продолжала учиться и жить со своими родителями.
Прошло несколько лет. И вот я, молодой специалист, устраиваюсь на работу в ИМЭМО — Институт мировой экономики и международных отношений — и встречаю там аспиранта Алексея Арбатова. Нам уже было по двадцать пять лет, тогда-то все и началось.
Я прекрасно помню, как это произошло. Было лето, жаркий день, вот-вот должна была разразиться гроза. Я сидела в своей комнате — вдруг открылась дверь и вошел Алеша с букетом цветов: «Ты знаешь, я отдыхал в Эстонии, на островах, сплошь покрытых вереском. И мне захотелось, чтобы ты эти острова увидела». В 1976 году, в первое лето после свадьбы, мы отдыхали на тех самых островах.
Людмила Пивоварова: Что было в Алексее Георгиевиче особенного?
Н.А.: Он великодушный, интеллигентный, спокойный, открытый. В нем и в восемнадцать лет чувствовался мужской характер. Помимо всего прочего, он был просто красавец. Я вам покажу фотографии, и вы поймете (смеется).
Но я никогда не смогла бы полюбить глупого мужчину. Даже если бы он обладал внешностью Алена Делона, который мне, кстати, не нравится.
Л.П.: По характеру вы с мужем похожи?
Н.А.: Нет, он довольно сдержанный человек — наверное, так и подобает мужчине. Его эмоции внутри. У меня же все чувства наружу. Радуюсь ли, переживаю, нравится человек или нет, это всегда видно. Только с возрастом я научилась владеть собой.
Л.П.: Можно ли найти эмоциям полезное применение?
Н.А.: Ищу всю жизнь. В детстве писала стихи — пишу их и сегодня. Когда училась в школе, ходила в литературный кружок в очень известный тогда Дом пионеров на Чистых прудах. Цикл моих рассказов занял первое место на конкурсе московских школьников.
Кроме этого, немного занималась балетом.
Л.П.: У вас такие разносторонние интересы…
Н.А.: В этом ничего особенного нет — я все время чем-то занималась. Мне даже прочили карьеру балерины, но я всегда танцевала ради собственного удовольствия. До сих пор очень люблю танцевать. Хочу пойти в школу латиноамериканских танцев. У меня непреодолимое желание станцевать аргентинское танго по-настоящему!
Л.П.: Вы, наверное, и в спортивный зал ходите?
Н.А.: Я уже много лет занимаюсь аэробикой. Утром обязательно сорокаминутная гимнастика. Это мой личный комплекс, я его сама придумала.
Л.П.: А как у вас с мужем развивалась профессиональная карьера?
Н.А.: Мы оба работали в ИМЭМО. Алеша изучал вопросы, связанные с контролем над вооружениями, и военно-политические отношения СССР и США. Он рано защитил докторскую, стал заведовать отделом.
Я специализировалась на внешней политике Италии, этой теме посвящена моя первая книжка. Вторая была о южном фланге НАТО. Последняя книга называется «Внешняя политика ельцинской России». Она написана на английском языке и будет опубликована в Швеции, где я работала в прошлом году. Меня туда пригласили как российского политолога в рамках проекта «Россия и Европа».
В ИМЭМО я руковожу подразделением, которое занимается европейской безопасностью и интеграцией. Уже практически готова к защите моя докторская диссертация.
Л.П.: У вас никогда не возникало желания поменять место службы?
Н.А.: Я очень предана Академии наук. Во всех странах мира академическое сообщество самое интересное и либеральное.
Л.П.: Совместная работа в ИМЭМО влияла на ваши семейные отношения?
Н.А.: Мы никогда не работали в прямом подчинении друг у друга. Я не считаю, что супруги обязаны двадцать четыре часа в сутки быть вместе. В ИМЭМО мы даже не обедали вдвоем.
М.П.: А почему Алексей Георгиевич ушел в политику?
Н.А.: Ученому, который долго занимался теоретическими проблемами, хочется найти своим знаниям практическое применение, сделать что-то конкретное. Дума ему такую возможность дала. Он работает в комитете по обороне, в той области, в которой действительно весьма компетентен.
Но и науку Алексей не оставил — в институте у него свой научный центр.
Л.П.: Изменился ли Алексей Георгиевич после того, как стал депутатом?
Н.А.: Академическая среда по сравнению с думской просто тепличная. Когда попадаешь в пекло политических страстей, ценность приобретают твои бойцовские качества, а не деликатность и хорошие манеры.
Алеша много ездит, приумножает знания, рождающие скорбь. Поэтому, мне кажется, жизнерадостности в нем поубавилось. Он теперь профессиональный политик, но при этом не стал циником, что случается крайне часто. Все проблемы, с которыми сталкивается, он принимает близко к сердцу.
Л.П.: Есть ли какие-то принципы или молчаливые договоренности, на которых вы строите семейные отношения?
Н.А.: Уважение интересов. Знаете, бывают такие гармоничные союзы, в которых жены, как чеховская Душечка, полностью растворяются в проблемах мужей. Меня, конечно, интересует работа мужа, но не до самозабвения. Я не Душечка.
Л.П.: Я знаю, у вас дочь совсем взрослая.
Н.А.: Ей двадцать два года. Катя окончила юрфак МГИМО, работает в юридической службе группы «Медиа-МОСТ». Катя для меня не только дочь, но и близкий друг.
Мы стараемся относиться друг к другу с пониманием. Часто помогает шутка. В детстве, если дочь на нас обижалась, Алеша ей говорил: «Кать, человеку без чувства юмора нет места в нашей семье».
Л.П.: Ваш свекор — академик Георгий Арбатов. Помогало ли вам в жизни это родство?
Н.А.: Скорее, накладывало определенные обязательства. Я всегда помнила, что мои faux pas, неосторожные шаги, как говорят французы, могли быть использованы против Алешиного папы.
Враги Георгия Аркадьевича, который был заметной политической фигурой, с неприязнью относились и к его сыну — моему мужу, и ко мне. Иногда было достаточно сказать, что я невестка Арбатова, чтобы сильно осложнить себе жизнь.
Л.П.: Кто в вашей семье главный?
Н.А.: Хозяйство на мне. Алеша от домашних забот полностью освобожден. Он так занят, что может раз в месяц сходить со мной в магазин за продуктами, и только. Но лидер в нашей семье Алеша. Я не смогла бы жить с подкаблучником.
Л.П.: Есть у вас в семье какие-то традиции? Например, завтрак в постель вам муж не подает?
Н.А.: Одно время Алексей достаточно часто приносил завтрак в постель. Но я ему сказала, что мне больше нравится завтракать вместе с ним на кухне. А традиции, конечно, есть. Алексей, например, любит дарить цветы — просто так, без всякого повода.
Л.П.: Это после стольких-то прожитых вместе лет…
Н.А.: Семейная жизнь может превратиться в рутину и через год после свадьбы. Чтобы этого не произошло, нужно предпринимать некоторые усилия — не стоять на месте, развиваться духовно и интеллектуально, за собой следить. Надо, чтобы не только быт связывал, но и взаимный друг к другу интерес у супругов оставался.
Л.П.: Вы хороший кулинар?
Н.А.: Да, я люблю готовить, особенно когда есть время. Причем готовить не просто так, а по старинным рецептам. Это неплохой способ отвлечься и поднять себе настроение. Я единственная, кто в нашей атеистической семье печет пасхальные куличи…
Л.П.: Вы верующая?
Н.А.: В философском смысле — да. Меня, правда, не крестили: с папой, работавшим в Генштабе, и дедушкой — военным строителем, это было невозможно. А теперь, когда все пошли креститься, у меня возник внутренний протест.
Общение с Богом — процесс интимный. Настоящий верующий просто должен следовать заповедям, а для этого необязательно носить крест. Лучше иметь духовного наставника, которому ты можешь довериться. Но это все теоретические соображения — мне, к сожалению, подобный человек не повстречался.
Л.П.: Вы часто выходите в свет?
Н.А.: Смотря что под этим подразумевать. Я очень люблю консерваторию. Хожу туда по крайней мере раз в месяц, часто без мужа. Я вообще более светский человек, чем он.
Л.П.: В одежде вы придерживаетесь какого-то стиля?
Н.А.: Близкое знакомство с итальянскими историей и культурой повлияло и на мои вкусы. Мне очень нравится итальянская мода. Никто не шьет узкие юбки так, как это делают итальянцы. Их юбки обязательно подчеркивают достоинства женской фигуры.
М.П.: Вы ощущаете себя европейкой?
Н.А.: Что вы имеете в виду?
М.П.: Стиль жизни…
Н.А.: Да, хотя машину не вожу. В институтские времена ездила, потом был очень большой перерыв. Сейчас хочу получить права, чтобы стать независимой и в этом смысле. А пока перемещаюсь в метро. Но европейка я прежде всего потому, что Россия — часть Европы.

ЛЮДМИЛА ПИВОВАРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK