Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Ах, мой милый Andersen…"

О том, как уживаются в семье два трудоголика, рассказывают Геннадий Мещеряков, партнер компании Arthur Andersen, и его жена Марина.Марина Мещерякова: С Геннадием у нас был «постслужебный» роман. Познакомились мы на совместном проекте (я окончила экономический факультет Новосибирского университета и работала в региональном представительстве Arthur Andersen, а Геннадий приехал из Москвы). Я влюбилась в Геннадия так, что у меня, как говорится, коленки дрожали, но работа все равно была на первом месте. В день окончания проекта я предложила Геннадию отметить праздник в каком-нибудь ресторане.
Наталья Щербаненко: Сами предложили? Сделали первый шаг?
М.М.: Да, но я бы не решилась на это, если бы не чувствовала взаимности.
Геннадий Мещеряков: Дело в том, что Марина была замужем и у нее подрастала дочка. Кроме того, на проекте она была моей подчиненной. Так что позволить себе сделать первый шаг я не мог из этических соображений.
Н.Щ.: У вас не было свадьбы?
М.М.: У нас было бракосочетание в районном загсе. Мы расписались в единственный свободный день, в перерыве между командировками. Мы были втроем: Гена, моя дочь Лера и я.
Г.М.: Мы собираемся венчаться, вот тогда и устроим большое торжество.
Н.Щ.: А тогда, пять лет назад, как развивались ваши отношения?
М.М.: Я приехала к Геннадию в Москву. Развод был тяжелым, и это чувство осталось на всю жизнь. Мои родители и друзья советовали не разрушать семью, но я никого не слушала, настолько была влюблена. С первым мужем у меня все было нормально, но, встретив Геннадия, я поняла, что не могу без него жить.
Н.Щ.: А как на это отреагировал ваш муж?
М.М.: Это как-то невежливо — говорить о человеке за глаза.
Н.Щ.: Как к разводу отнеслась ваша дочка?
М.М.: Лерке тогда было четыре года. Я думаю, расставание родителей для нее не прошло даром, но, к счастью, с Геннадием у нее сложились чудесные отношения. Мне кажется, для ребенка важно, что происходит между мужчиной и женщиной. Если это любовь, ребенку хорошо.
Г.М.: Сейчас Лерка — мой первый защитник, мой адвокат во всем.
Н.Щ.: Вернемся на пять лет назад. Вы стали жить вместе в Москве и вместе работать?
Г.М.: В Arthur Andersen не приветствуются родственные связи. Каждая структура компании должна быть независимой, а имея коллегу-мужа или коллегу-жену не всегда можно оставаться объективным. Так что Марине пришлось уйти. Ради меня она пожертвовала карьерой в этой компании.
Н.Щ.: Жалели?
М.М.: Нисколько. Я действительно была сориентирована на карьеру, но после встречи с Геной поняла, что ради уютной и любящей семьи готова пойти на уступки. Я устроилась главным экономистом в Центральный банк, попробовала свои силы в новом направлении — на рынке драгоценных металлов, где и работаю до сих пор.
Н.Щ.: Вечный вопрос: со свекровью поладили?
М.М.: Я была первой девушкой, которую Геннадий представил своим родственникам. Был большой семейный праздник, на который я и попала. Генина мама — удивительный человек. Я ни разу не слышала от нее ни одного резкого слова. Сейчас она мой самый близкий друг.
Г.М.: Когда мне говорят, что я «новый русский», я отвечаю: «Посмотрите на мою маму. Вот она действительно «новый русский». В 50 лет, пережив смерть мужа, мама сменила профессию, научилась работать на компьютере, водить машину. Сейчас она работает в одной крупной фирме главным бухгалтером.
Н.Щ.: Геннадия не смущает, что его окружают исключительно сильные женщины?
М.М.: Гена из тех мужчин, которые считают, что женщина должна заниматься делом. Мне кажется, если я буду сидеть дома, Гене не будет со мной интересно.
Н.Щ.: А вы когда-нибудь пробовали сидеть дома?
М.М.: Целых три года, после рождения сына. Признаюсь, чувствовала я себя в отсутствие работы дискомфортно. Хотя и подстраховалась: в роддом я отправилась на следующий день после того, как сдала последний экзамен в аспирантуру экономического факультета МГУ.
Н.Щ.: Рождение Юры вы планировали?
М.М.: Конечно, с самого начала нашей совместной жизни с Геной я хотела родить второго ребенка. Семья может быть полноценной только тогда, когда в ней есть дети.
Г.М.: Ребенок, как и полагается в семье аудиторов, появился в назначенный срок: весной, в апреле. Юру мы рожали вместе.
М.М.: Причем Гена принимал в этом процессе даже более активное участие, чем я.
Н.Щ.: Это как?
М.М.: Перед родами врачи сказали, что у ребеночка какие-то проблемы с сердцебиением. Так что меня подключили к какой-то аппаратуре, непрерывно снимали кардиограмму, проводили УЗИ. Мне кололи лекарство, и я была в полузабытьи. А вот Геннадий все происходящее воспринимал на ясную голову и держал меня за руку все восемь часов. К счастью, ребенок родился абсолютно здоровым.
Н.Щ.: Геннадий, вы много времени проводите с детьми?
Г.М.: Я вот недавно подумал: сколько раз я возил Юрку в коляске? Раз пять, не больше. Работа, конечно, требует много времени и сил.
М.М.: Дети привыкли, что папы нет дома. Их любимое занятие смотреть альбомы с папиными фотографиями. Когда человек работает в компании с сильными корпоративными традициями, работа так или иначе сказывается на образе жизни семьи.
Г.М.: Я начал работать в компании студентом пятого курса Финансовой академии, прошел путь от ассистента до партнера, руководителя департамента финансовых рынков. Все, что у меня есть: моя жена, все мои друзья,— связано с Arthur Andersen. В августе 1998 года, в разгар кризиса, у меня был шок, а наш генеральный директор Ханс Йукум Хорн оставался абсолютно спокойным. Он сказал, что самое дорогое в фирме — это люди, которые в тяжелой ситуации помогают друг другу. Мировой офис компании — это 80 тысяч человек, и мы все — коллеги. Когда работаешь в такой фирме, невозможно сидеть дома. Ты точно знаешь, что в московском ли офисе, в парижском или лондонском в любой момент кто-то работает.
Н.Щ.: Я слышала, что среди тех, кто трудится в системе аудита и консалтинга, самый высокий процент разводов. Семьи просто не выдерживают такой ритм работы.
Г.М.: Мне очень повезло, что моя жена трудилась в Arthur Andersen и знает о тамошнем режиме работы не понаслышке. Она не будет приставать ко мне с вопросами, почему я возвращаюсь домой в четыре утра и редко бываю дома по выходным.
М.М.: В этом году я ради любопытства решила отмечать в календаре дни, включая выходные, в которые Гена хотя бы ненадолго не заехал в офис. Прошло пять месяцев — на календаре ни-од-ной отметки!
Н.Щ.: Какую-то страшную картину вы рисуете. Работа, работа, кругом одна работа.
М.М.: К счастью, у Гены бывает отпуск. Зимой на Рождество у мужа были большие каникулы. Мы ездили на Мальдивы, отмечали там мой 29-й день рождения.
Н.Щ.: Геннадий придумал что-нибудь особенное?
М.М.: Когда мы вечером вернулись в отель из ресторана, на кровати в нашем номере из лепестков благоухающих цветов было выложено огромное сердце и надпись «Happy Birthday!».
Н.Ш.: Дети отдыхают с вами?
М.М.: Как правило, да. Мы с Геной большие любители дайвинга. На майские праздники были в Египте, в Шарм эль-Шейхе. Лера тоже ныряла в полной экипировке, с аквалангом. Ей исполнилось девять лет, а погружаться можно с восьми. Так что она и года не потеряла.
Н.Щ.: Интересно, а в «прогрессивных», сориентированных на карьеру семьях дети, наверное, с пеленок знают, в какой вуз будут поступать?
М.М.: Не сказала бы. Лера, например, собирается быть балериной. На что Гена настойчиво отвечает: «Хорошо, но только в свободное от основной работы время». В чем детям не откажешь — они растут самостоятельными. Лера ходила в детский сад, занималась по системе Монтессори, это развивает независимость и инициативу. Сейчас она учится в третьем классе в школе Ямбурга, там многие предметы преподают нетрадиционно. Например, на уроке музыки Лера играет на флейте, а на физкультуре занимается у-шу. Юрка пока маленький, чтобы принимать какие-то решения.
Г.М.: Самостоятельность детей — это генетическое. Мои родители много работали, и я буквально бегал за ними, чтобы они подписали мой дневник, а то руки не доходили. И Марина закончила школу с серебряной медалью, при том, что родители никогда не делали с ней уроки.
М.М.: Мы сейчас с мамой смеемся, вспоминая, как она уговаривала меня пойти погулять, а я говорила: «Только когда сделаю домашнее задание».
Н.Щ.: А всякие там секции, музыкальные школы?
М.М.: Лера занимается художественной гимнастикой. Я уверена, что детям необходима жесткая спортивная подготовка. Особенно тем, которые живут в некотором роде в парниковых условиях. С Лерой мы вместе ездим в элитарный спортивный клуб, а гимнастикой она занимается в обычной секции. Важно, чтобы ребенок общался со сверстниками из разных социальных слоев.
Н.Ш.: Вы много занимаетесь домашним хозяйством?
М.М.: Не очень, но за дом у меня душа не болит. За детьми присматривают няня и бабушка. Сейчас мы живем за городом, арендуем коттедж в Ватутинках. Решили попробовать опыт загородной жизни. Мы сейчас в нерешительности, купить нам большую квартиру в Москве или загородный дом.
Н.Щ.: Муж требует от вас кулинарных изысков?
М.М.: Мне повезло, Гена совершенно не капризен в быту. Он, правда, очень любит, когда я готовлю борщ. В выходные дни стараюсь его радовать.
Н.Щ.: Марина, что должен сделать Геннадий, чтобы доставить вам удовольствие?
М.М.: Просто побыть со мной.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK