Наверх
16 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Александр АБРАМОВ: «Я потерял интерес к повседневной рутине»"

Совладелец «Евраз Груп» Александр Абрамов рассказал «Профилю» о том, почему он ушел с поста президента одной из крупнейших российских металлургических компаний.   — Россию часто называют всего лишь сырьевой державой. Как вы к этому относитесь? Это оскорбление?

   — В статусе сырьевой державы нет ничего плохого. Правда, и ничего хорошего. Каждая страна, чтобы быть сильной и процветающей в современной экономике, должна ясно и отчетливо представлять свои конкурентные преимущества. И в этом смысле надо быть максимально прагматичным. Никакого альтруизма во взаимоотношениях между странами быть не может.

   — Европа боится попасть в зависимость от российских нефти, газа, сырья в целом.

   — Есть два способа избавиться от этой проблемы. Первый: найти у себя в стране нефть и газ. Второй: начать больше доверять. Боюсь, что с собственными нефтью и газом будут проблемы. Соответственно, надо решать проблему доверия.

   Опасения стран ЕС по поводу зависимости от российского сырья и энергоносителей совершенно логичны. Но Россия ведь тоже в каких-то сферах зависима. И в России тоже есть опасения. У нас перегретый фондовый рынок, на котором три четверти финансовых ресурсов — западные. Завтра по каким-то причинам западные инвесторы уйдут, и что — опять дефолт? Какой выход из этого? Резко ограничивать доступ западных денег в Россию глупо. Наоборот, надо создавать условия, чтобы больше доверять друг другу.

   — Поможет ли преодолеть страх диверсификация поставок сырья?

   — Идеально иметь диверсифицированные источники сырья и энергоносителей. Но надо исходить из существующих возможностей. Можно сколько угодно говорить о том, что есть возможность возить сжиженный газ с Аляски в Европу. Только кто за это заплатит? Моя субъективная точка зрения — естественным и надежным поставщиком энергоносителей для Европы является Россия. И вопрос не столько в диверсификации поставок — это малореально, — сколько в создании необходимого уровня доверия между потребителями и поставщиками энергоресурсов.

   — Но Европа опасается конкуренции с азиатскими государствами как потребителями российских ресурсов. Азия становится все более важным партнером для РФ…

   — В ближайшей перспективе это, безусловно, будет происходить, но есть одна проблема. У нас в той части страны, которая географически близка к азиатскому региону, живет мало россиян. Основная населенная часть России — европейская. Для нас географически Европа, особенно Восточная, — рынок приоритетнейший.

   — А государства — основные поставщики железной руды могут использовать зависимость других стран от своего сырья? Возможно ли, что первые начнут диктовать свою политику?

   — Теоретически — да, но практически это малореально. Сталь не относится к предметам ежедневного потребления. С другой стороны, государство, которое решит прибегнуть к сырьевому диктату в отношении кого-либо, почувствует проблемы сбыта сырья сразу. Что ему делать? По-прежнему добывать руду, не продавая ее, выплачивать зарплату и нести другие расходы? Смысла в этом нет.

   Вы спрашиваете: возможны ли рецидивы иррационального поведения? По отношению к индивидуумам — да, возможны. Но нет наций, которые сошли бы с ума в одночасье. Таких случаев, за редким исключением диктатур, не бывает.

   — Правда ли, что постепенно, по мере выработки месторождений, в металлургии начинают происходить глобальные изменения в мировом распределении труда?

   — Все металлурги признают: не за горами то время, когда сталь будут производить там, где есть все необходимые ресурсы. А дальше из этих стальных полуфабрикатов будут производить стальные продукты высокого передела там, где есть потребление. Не зря в деловом обиходе появилась аббревиатура БРИК, которая означает Бразилия—Россия— Индия—Китай. Имеются в виду страны, в которых есть фундаментальные ресурсные предпосылки для производства стали.

   В металлургии разумная стратегия организации такого рода производств подчиняется общему правилу: это проникновение на рынки продуктов с более высокой добавленной стоимостью. То есть удлинение технологической цепочки там, где это оправдано с точки зрения управленческих издержек. Потом может наступить предел, когда издержки начнут расти экспоненциально, и это становится бессмысленным экономически. Такие же примеры можно привести и в других областях экономики.

   — Один из самых распространенных страхов: вступление России в ВТО приведет к разорению значительного числа производителей. Насколько он оправдан?

   — Эти страхи небезосновательны. Но что делать? Вот один из примеров. Известно, что Украина начала получать более дорогой российский газ. Соответственно, украинские производители стали становятся менее конкурентными по сравнению с российскими. Какой вывод делаем мы в «Евразе»? Всем своим предприятиям мы объявили, что независимо от реальной цены на газ при формировании бюджетов на очередной год будет заложен 20-процентный рост цен на газ. Мы понимаем, что если этого не сделаем, то за 5 лет украинские производители перестроятся, и мы можем начать проигрывать в конкурентной борьбе.

   — Собираетесь ли вы и дальше делать инвестиции в Европе?

   — У нас есть видение того, что такое «Евраз Груп». Это глобально конкурирующая компания. У нас есть собственное понимание, какие активы приносят нам синергию, а какие — нет. Мы бы очень хотели приобрести ряд компаний в других странах. Но не всегда это получается. Из существующих возможностей выбираем только то, что реализуемо.

   — Означает ли появление Mittal Steel на украинском рынке, что у «Евраза» уже нет серьезных возможностей для приобретений в этой стране?

   — Да нет, конечно, не означает. Но хочу подчеркнуть еще раз: в «Евраз Груп» есть собственное представление о том, что такое правильная стратегия. Никогда не стремимся покупать все подряд. Мы действительно собирались участвовать в аукционе по «Криворожстали», но понимали, чем это закончится. И вышли перед самым началом аукциона. Мы считаем, что для наших акционеров приобретение «Криворожстали» по цене, за которую она была продана, привело бы к разрушению акционерной стоимости «Евраз Груп».

   — Есть ли различия в том, что приносит с собой национальный капитал на другие рынки? Есть ли различия в том, как ведут себя, к примеру, Mittall Steel и «Евраз»?

   — Фундаментальная природа капитализма проста — получение максимальной прибыли с минимальными издержками. А дальше все, что происходит в части снижения прибыли за счет роста издержек, есть компромисс между капиталом, с одной стороны, и регулирующими органами в лице государства и общественными институтами — с другой. Соответственно, естественна и нормальна практика, когда бизнес находит такого рода компромисс, чтобы обеспечить некую устойчивую общественную гармонию.

   Что такое стоимость предприятия в сегодняшнем понимании? Это свободный денежный поток, помноженный на его предсказуемость, иными словами, устойчивость. Предсказуемость этого денежного потока во многом определяется социальной составляющей ведения бизнеса. Если компания сможет своим инвесторам объяснить, что она в состоянии получать этот денежный поток не только сегодня, но и через 5 и 10 лет, и инвесторы ей поверят, то они начинают платить реальную цену за этот бизнес.

   Социальная среда, которую создает вокруг себя тот или иной бизнес, это способ воспроизводства рабочей силы. В конечном итоге управление, менеджмент как таковой, мотивация — это фундаментальные определяющие успеха, его параметров. Бизнесу необходимо обеспечить своим сотрудникам условия, в которых они чувствуют себя достаточно комфортно. Это набор мотиваций, который отнюдь не ограничивается величиной зарплаты.

   — Ваша роль в компании меняется. Почему вы приняли такое решение?

   — Я не верю в то, что мои дети либо дети моих партнеров будут способны и будут хотеть управлять нашей компанией. Соответственно, в вопросе о том, частной будет компания или публичной, выбор однозначно делается в пользу публичности. Если это публичная компания, то надо соответствовать определенным стандартам в области корпоративного управления. Если вы — акционер с контрольным пакетом и президент компании в течение 15 лет, как это было в моем случае, то какой сигнал вы посылаете тем, кто работает непосредственно под вашим руководством? Самые лучшие, самые сильные, самые амбициозные понимают, что им не стать «номером один» в компании. Просто потому, что там сидит хозяин. Его нельзя уволить. Но тогда, поняв это, они будут уходить. А ведь этих людей очень мало — единицы. Я не лучший СЕО в мире. И представить себя через 10 лет все тем же СЕО, не могу. Когда-то это нужно делать.

   — Почему именно сейчас?

   — По простой причине: потому, что у меня есть примерно пять достаточно активных лет, когда нужно оставаться в компании. Нужно научить компанию жить в условиях, когда она управляется наемными менеджерами. И управляется правильно. Думаю, что эти 5 лет надо потратить на то, чтобы построить некий воспроизводящийся механизм управления. Но не с помощью акционеров, а с помощью наемных людей.

   Ну и последний аспект: я потерял персональный интерес к повседневной рутине. Что такое работа СЕО в такой компании, как «Евраз Груп»? Вы должны тратить колоссальное количество времени, чтобы находиться в курсе всех изменений, которые происходят не только в компании, но и во всей отрасли во всем мире.

   У нас 50 с лишним предприятий. На каждом из них надо появляться хотя бы раз в квартал и проводить там день в беседах с топ-менеджментом, общаться с профсоюзами, местными властями. Необходимо как минимум участвовать персонально в заседаниях инвестиционного комитета, технического совета, бюджетного комитета, комитета по вознаграждениям и т.д. Исходя из географии деятельности «Евраз Груп», добавляется еще и то, что необходимо непрерывно летать. Наши предприятия расположены от Дальнего Востока до Европы. После этого вообще ни на что времени не остается.

   — Чем вы планируете заниматься?

   — Я вижу себя в той деятельности, которая меня привлекает, — композиция активов, техническая стратегия, а также рыночная стратегия, мотивация и рекрутинг. Не исключаю, что возможна ситуация, при которой я более активно вернусь к ежедневной деятельности в «Евраз Груп». Ближайшие 5 лет я собираюсь находиться внутри компании. Но к 60 годам не хотел бы сидеть в офисе по 14 часов в сутки.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK