Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Александр ЧЕКАЛИН: «Нелегальные мигранты уверены, что могут заработать в два раза больше легальных»"

Когда 14 февраля 2003 года было принято решение о введении миграционных карт, многие надеялись, что эта мера серьезно повлияет на ситуацию с нелегальными мигрантами в России. О том, сбылись ли эти надежды, мы попросили рассказать заместителя министра-начальника Федеральной миграционной службы МВД России генерал-полковника милиции Александра ЧЕКАЛИНА.
«Профиль»: Александр Алексеевич, как вы оцениваете год работы по миграционным картам?

Александр Чекалин: За это время выдано почти 11 млн. миграционных карт. На мой взгляд, они стали достаточно эффективным инструментом по отслеживанию миграционных потоков и послужили мощным стимулом для вывода из тени иностранной рабочей силы. За 9 месяцев 2003 года к нам пришло 1,5 млн. иностранцев. Более 60% из них долгое время нелегально жили и работали в России.

Работодатели с вводом миграционных карт также сделали для себя выводы: из тени вышло более 10 тыс. работодателей. В 2003 году выдано 24 237 разрешений на привлечение и использование 383 405 иностранных работников. По сравнению с 2002 годом легализовалось в четыре раза больше мигрантов.

«П»: Эти цифры звучат оптимистично. Но есть и другие: 400 тыс. легально работающих иностранцев и 3,8 млн. нелегалов.

А.Ч.: Соотношение действительно не самое радужное. Но, во-первых, до введения миграционных карт лиц с неустановленным правовым статусом было не 3,8 млн., а 5 млн. А во-вторых, честно говоря, для нас важно не отловить всех до одного мигрантов, а разобраться с теми работодателями, которые используют нелегалов. Они ожидали, что с введением миграционных карт мы начнем гоняться за мигрантами по вокзалам, стройкам и рынкам, не занимаясь ими. Ошиблись. Мы вплотную стали работать с юридическими лицами. Оказалось, большое их количество ничего не имеют за душой, кроме уставного документа с юридическим адресом собственной квартиры: нулевой баланс, нулевые активы и налоговые отчисления. Это конторы-однодневки, которые переправляют сюда мигрантов и растворяются, выбросив людей на «рынок труда» на выездных магистралях Москвы.

«П.»: И сколько у нас таких работодателей-фантомов?

А.Ч.: В прошлом году к административной ответственности (уголовная пока не предусмотрена) были привлечены 24 тыс. работодателей. Правда, только часть из них — фантомы. Другая часть официально оформляет сто человек, а на самом деле привлекает на работу тысячу. Эти сто человек, у которых с документами все в порядке, — на виду у милиции, прессы, налоговых органов. А тысячу прячут: люди живут в нечеловеческих условиях, в бытовках, присыпанных землей. Вот совсем недавно выявили крупное производство, организованное по этой схеме. В Москве, в Скотопрогонном проезде обнаружили 18 подпольных цехов по пошиву одежды, производству лекарств, парфюмерии и выпечки. На эту выпечку было страшно смотреть: булочки с тараканами вперемешку. Через неделю на соседней территории вскрыли еще 22 подпольных цеха.

Мы сейчас очень жестко ставим вопрос перед законодателями о введении уголовной ответственности за организацию незаконной миграции. Именно за организацию, а не за нарушение. Сегодня такой ответственности нет. Причем мы будем настаивать на том, чтобы организатором незаконной миграции признавался не только тот, кто завозит сюда мигрантов, но и тот, кто использует их труд, не платя налогов.

«П.»: Что значит «введение уголовной ответственности»? Будете сажать гастарбайтеров?

А.Ч.: На это никто не пойдет.

«П.»: А вот недавно член правительственной комиссии по миграционной политике РФ от Москвы Сергей Смидович заявил, что Госдуме надо проявить политическую волю и за нелегальные проживание и работу ввести уголовную ответственность — вплоть до тюрьмы.

А.Ч.: Я с этим не согласен. Это из области какой-то фантастики. Это что, предлагается почти 4 млн. человек посадить в российские тюрьмы? Я думаю, такое вряд ли возможно. К тому же это может привести к серьезному обострению международных отношений.

Наша задача — привлечь к ответственности организаторов. А с бизнесом надо говорить на языке бизнеса. Для предпринимателей самое болезненное — удар рублем. Должны быть мощные штрафы, организация незаконной миграции должна стать нерентабельной, убыточной.

«П.»: А какова сейчас сумма штрафа?

А.Ч.: Она просто смешная. Поймали человека с лопатой, который не зарегистрирован в ОВИРе, или крупного воротилу, на которого батрачит 150 человек, — сумма штрафа у них одинаковая: 10 МРОТ. Мы же предлагаем вернуться к прошлому законодательству, где было записано, что штраф в 10 МРОТ работодатель обязан заплатить за каждого нелегального работника. Это было бы справедливо.

«П.»: Планирует ли МВД, помимо ужесточения внутрироссийского миграционного законодательства, изменение правил въезда в Россию? Почему бы не заложить во въездную визу для граждан неблагополучных стран стоимость обратного билета, как это делают многие государства?

А.Ч.: Полтора-два года назад, когда миграционная служба только замышлялась в системе МВД, мы предлагали такой подход. Наше предложение поддержано не было. Было сказано, что это создает запутанную расчетно-кассовую систему, что иностранцы сомневаются в надежности наших банков и даже что это совершенно непродуктивный подход, так как все ввозимые иностранцами деньги должны быть в обороте, работать.

Сейчас работодатель, который привлекает мигранта, вносит на депозитный счет средства на депортацию. Но депортировать-то, как правило, приходится не тех, кто работает легально, а тех, кто по углам прячется. Поэтому в новом законе о привлечении иностранных граждан мы предлагаем снять с работодателя эту, по сути, бессмысленную обязанность. А вот насчет залога на депортацию там предложений нет, хотя я за такое решение.

«П.»: Можно ли что-нибудь сделать, чтобы сократить цифру 3,8 млн.?

А.Ч.: Я думаю, это не проблема. Уже сейчас предпринимаются реальные шаги. У нас вводится новый институт миграционной инспекции, участковые этим занимаются, рейды проводятся регулярно. К тому же все меньше и меньше желающих быть беглыми, жить в норах. Люди начали требовать цивилизованного отношения к себе.

«П.»: А почему тогда до сих пор так много нелегалов?

А.Ч.: Среди нелегальных мигрантов крепка убежденность, что нелегалом он заработает в полтора-два раза больше, чем если легализуется.

«П.»: На прошлой неделе на посту иммиграционного контроля в аэропорту «Домодедово» вы запустили пилотный проект банка данных на всех въезжающих в Россию иностранцев. Зачем он там нужен, если нелегалы предпочитают другие пути для проникновения в Россию?

А.Ч.: Ошибаетесь. В прошлом году в аэропортах мы развернули и отправили обратно 53 тыс. человек. Центральная база данных иностранных граждан необходима потому, что сейчас ни одно ведомство не знает точно, сколько в России иностранцев. Во-вторых, центральный банк данных создается не только для учета въезжающих. Он будет содержать «отказной список», куда заносятся сведения о высланных из страны за несоблюдение требований российского законодательства. При депортации в паспорт таких граждан будет заноситься специальная отметка, запрещающая въезд в Россию на установленный законом срок.

Наконец, центральная база данных нужна самим иностранцам. Вот идете вы по улице с украинским паспортом. Останавливает вас сержант, который может усомниться в подлинности ваших миграционных документов. Не исключаю, что из корыстных соображений: мы платим ему 2500 рублей в месяц и при этом требуем святости. Но вы совершенно законно получили миграционную карту и не намерены платить. Как быть? Идете в участок, и начинается разбирательство. А когда у дежурного появится возможность прямого доступа к базе данных, где записано, что, например, Петренко Нина Петровна прибыла легально, вопрос будет снят за пару минут.

«П.»: И когда у любого дежурного появится такая возможность?

А.Ч.: С 1 января 2006 года. Это требование правительственного постановления.

«П.»: Успеете?

А.Ч.: Должны. Хочу подчеркнуть, что задачей МВД является не отторжение мигрантов, а вовлечение их в российскую экономику. Доминировать в нашей работе должны не репрессивные меры, а помощь каждому мигранту в определении его правового статуса.

Другое дело, что нельзя допускать люмпенизации, бомжевания, роста преступности и теневого оборота наличности. Мигранты и так вывозят из России немалые деньги — от $2,5 до $3 млрд. в год.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK