Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Александр Сергеевич в Осетии"

Для Кремля же Дзасохов — талантливый дипломат, сумевший смягчить осетино-ингушский конфликт и ввести в налоговые рамки производство «левой» осетинской водки.«Выдернули и избрали»

В Кремле Александра Дзасохова называют «наследием советских времен». Но называют уважительно, без модных сейчас саркастических ноток в адрес всего, что связано с социалистическим прошлым.
Дзасохов родился 3 апреля 1934 года в столице Северной Осетии, городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Его предками были выходцы из Алагирского ущелья, что на границе с Грузией, из селения Бат, что можно перевести примерно как «осевший народ». Дед нашего героя, Ашабе Дзасохов, которого, впрочем, всегда величали Петром, был машинистом паровоза. Отец Дзасохова железнодорожную династию продолжил — стал начальником станции. И только сын нарушил устоявшийся семейно-профессиональный уклад — выучился на геолога.
В детстве маленький Саша — дитя своего времени — хотел стать военным, причем непременно с политическим уклоном. Но, окончив школу, поступил в Северо-Кавказский институт цветных металлов, примечательный небывало высокой для тех времен стипендией и форменной одеждой: все студенты в обязательном порядке носили эполеты.
По окончании института, где Дзасохов был активным комсоргом, его карьера развивалась по распространенному тогда сценарию. Сначала, по предложению ректора, Александр остался в вузе преподавать, но через пару лет, по собственному выражению Дзасохова, его «выдернули» и в 22 года избрали первым секретарем горкома комсомола. А еще через полгода забрали в Москву, в ЦК ВЛКСМ. Типичный путь. Обычные дела.
Тогда же в жизни Дзасохова случилось еще одно яркое событие: он познакомился со своей будущей женой Фаризой, только что окончившей Ленинградский университет и работавшей в Орджоникидзе учительницей истории.
«Я, конечно, за многими девушками до этого ухаживал, — поделился в одном из своих интервью Александр Сергеевич. — А тут только посмотрел и сразу понял — Она».
Надо отдать должное Фаризе Борисовне, она никогда не была просто мужней женой и, в отличие от большинства жен партийной и политической элиты, всегда работала, стараясь ни в чем не уступать мужу. Это мнение бывшего главного редактора «Крестьянки», депутата Верховного Совета СССР Галины Семеновой, знающей семью Дзасохова не первый год.
«С Дзасоховым я познакомилась через Фаризу. Будучи уже замужем, она еще долго носила свою фамилию — Ейсиева. Впервые увидела ее в командировке: Фариза работала в ЦК комсомола, а я как журналист вместе с ней поехала в Краснодарский край разбирать какую-то жалобу… Помню, я еще поразилась: кавказская женщина, с такой традиционной осетинской фамилией и вдруг — светловолосая. Она хороший организатор. В делах очень цепкая и справедливо жесткая».
Командированный

В Москве активный комсомолец Дзасохов возглавил Международный комитет молодежных организаций, а в 1967 году стал первым заместителем председателя Советского комитета солидарности стран Азии и Африки. Комитет располагался в роскошном особняке на улице Кропоткина и был как бы продолжением международного отдела ЦК партии. Сам Дзасохов занимался поддержкой отношений с различными национально-освободительными движениями всего мира.
Алексей Васильев, директор института Африки, вспоминает: «Говорить, что все в СССР было плохо, — кретинизм. Комитет Дзасохова, не побоюсь сказать, служил идеалам народа: в 60-е годы Африка освободилась лишь благодаря поддержке СССР.
С Дзасоховым я познакомился в 1969 году. Будучи корреспондентом «Правды», я только что вернулся из Вьетнама и должен был ехать на Аравийский полуостров — готовить материалы о Фронте освобождения Персидского залива, который воевал против Англии. Дзасохов был в теме, цепко во всем ориентировался, но что меня поразило — он в первую очередь стал спрашивать: какой одеждой снабдить, готов ли я психологически к своей миссии».
По роду службы Дзасохов объездил полмира. Однажды даже подсчитал: из 365 дней в году он 300 проводил в командировках. Дзасохов не без гордости рассказывает, что был первым советским человеком, попавшим на территорию Анголы и в столицу Кампучии после свержения там режима Пол Пота. В 1964 году Дзасохов поехал на Кубу, познакомился с Кастро, но ярчайшее впечатление на него произвел директор национального банка Че Гевара.
В начале 70-х он впервые столкнулся с терроризмом. Командировка в Никосию, столицу Кипра, где проходила очередная генеральная сессия Международной организации солидарности стран Азии и Африки, едва не стоила ему жизни. В один из дней в зал заседаний отеля Хилтон, где проходила конференция, ворвались вооруженные люди. Генсека организации, египетского писателя Сибая они расстреляли на месте, остальных же участников взяли в заложники. Позже выяснилось, что террористами были представители палестинских организаций, мстившие Сибаю за то, что несколькими днями ранее он с дружественным визитом посетил Израиль.
«Нас держали в заложниках более суток, — вспоминает Дзасохов. Потом террористам предоставили самолет, они взяли на борт несколько арабских заложников, но через какое-то время совершили вынужденную посадку здесь же, в Никосии. В аэропорту был бой, потом суд, но дело потом потихоньку замяли — видимо, шла крупная политическая игра».
В комитете солидарности Дзасохов проработал 16 лет — ему удавались сложные переговоры с азиатскими лидерами, и, как считают его знакомые, во многом этому способствовали его кавказские корни.
Алексей Васильев: «Ярче всего кавказские черты Дзасохова проявлялись в уважении к старшим и преданности дружбе при любых обстоятельствах. Дзасохов, вырвавшись из Северо-Кавказского ареала, был тем не менее человеком европейского калибра. Сочетание этих черт позволяло ему быть желанным гостем в самых разных странах: в Азии, в Африке, в Средней Азии. Особенно это проявилось в Сирии, где он служил послом. Сирия — страна сложная. Тогда она была одним из партнеров СССР и играла очень большую роль на Ближнем Востоке. То, что Дзасохову там доверяли и к нему прислушивались, говорит о многом. Он не человек крайностей. Он умеет находить компромиссы, что кавказцам, вообще-то, не свойственно».
Милый друг

Вернувшись из Сирии, Дзасохов познакомился с Горбачевым. В середине 80-х, в начавшийся период полуразвала КПСС, Горбачев поднял Дзасохова до уровня члена Политбюро. Принято считать, что произошло это не без помощи помощника первого президента Георгия Шахназарова.
Как и большинство его коллег, Дзасохов после августа 1991 года был на распутье. Алексей Васильев вспоминает: «Осенью 1991 года, зная, что телефоны прослушиваются, мы встретились с Дзасоховым, погуляли по Кремлю. Он пребывал в некоторой растерянности и хотел посоветоваться. Ему тогда предложили один из руководящих постов в штаб-квартире движения «Солидарность стран Азии и Африки» в Каире. Он долго думал, что делать, говорил, что все хорошо, но только от своих корней оторваться он не может».
Васильев предложил ему — возможно, и сам Дзасохов об этом подумывал — баллотироваться от Северной Осетии на предстоящих выборах в Верховный Совет. Казалось, что Дзасохов и сам об этом подумывал, только, вероятно, хотел услышать от кого-то слова поддержки и одобрения.
В Осетии бывшего секретаря горкома комсомола не забыли. Дзасохов пользовался там необычайной популярностью и на выборах победил. В Верховном Совете он занялся своей прежней работой — возглавил межпарламентский комитет, снова стал ездить по свету, общаться с руководителями парламентов других стран. С той поры ведет свой отсчет дружба Александра Дзасохова с Валентиной Матвиенко.
Кстати, популярностью Александр Сергеевич пользовался не только у осетин, но и у слабого пола.
Галина Семенова: «Всегда красивый, всегда элегантный Дзасохов вызывал у женщин восторг. Ему не свойственна манера упрощать себя. Он дипломат, но в то же время удивительно демократичен внутренне. Да, он — красивый мужик. Но для него Фариза всегда была на первом месте».
На втором месте — друзья. Дзасохов, как и полагается восточному человеку, очень дорожит близкими отношениями. Известна его дружба с Евгением Примаковым, с которым он познакомился в Каире. Примаков тогда работал корреспондентом «Правды», а Дзасохов часто наведывался в египетскую столицу. Тбилисец Примаков и владикавказец Дзасохов, едва познакомившись, тут же нашли общий язык.
Забегая вперед, надо сказать, что, возглавив правительство, Примаков практически сразу с официальной делегацией наведался в Осетию. Были разработаны идеи создания транспортного проекта «Южные ворота». Его целью было строительство автомагистрали, ведущей из Европы в Азию через Главный Кавказский хребет, что должно было обеспечить азиатским и ближневосточным перевозчикам более выгодный транзит в страны Европы. С отставкой Примакова о проекте ориентировочной стоимостью 650 млн. долларов несколько позабыли. Только недавно, после долгих ходатайств Дзасохова, было открыто финансирование строительства таможенных переходов и ремонт дорог.
Победитель водки

В середине 90-х на малой родине Дзасохова, как и повсюду, начались глобальные перемены. Высокопоставленный сотрудник территориального управления администрации президента рассказал: «Тогда каждая республика на чем-то специализировалась. Чеченцы, например, избрали конкретный криминал, а осетины — производство водки. В середине 90-х годов половина «паленой» водки в России была осетинской. В 1995 году, благодаря не в последнюю очередь «водочным» делам, владикавказская «Алания» стала чемпионом России по футболу. На водке республика объективно поднялась. Стало жить лучше, веселее: у людей появились машины, коттеджи. Проблема была лишь в одном: о водке знали все, только налогов с нее не получали. В конце концов водочный беспредел федеральной власти надоел. Думаю, что Кремль отчего-то решил, что Дзасохов сможет с этой проблемой справиться».
То есть федеральной власти понадобился в республике надежный, проверенный руководитель. Алексей Васильев вспоминает, что как-то Дзасохов встретился с ним и загадочно сказал: «Сейчас в Осетии нет лидера, нет президента. Может так случиться, что мне придется стать президентом. Конечно, мне в Москве лучше, мне комфортно, я в почете. Но собственный народ бросить не могу. Если меня изберут, я должен работать там».
В 1998 году Дзасохов стал президентом Северной Осетии, набрав 77% голосов. Многие считают, что сработала репутация «своего осетина в Москве». С одной стороны, Дзасохов — не удельный князек, а лидер федерального масштаба, дипломат. С другой стороны — он свой. И для республики, и для Центра.
Миротворец

Северная Осетия — одно из немногих мест на Кавказе, где относительно спокойно. Здесь нет антирусских настроений. Большинство осетин — христиане. Дзасохов при этом является противником любых политических спекуляций на религиозной основе.
В апреле минувшего года Александр Сергеевич стал первым светским лицом, награжденным орденом князя Даниила Московского I степени. Указ об этом подписал патриарх Московский и Всея Руси Алексий, отметив, что очень ценит деятельность Дзасохова «по утверждению мира и добрососедства между народами на огнедышащем Северном Кавказе».
По словам источника «Профиля» в президентской администрации, у Кремля нет поводов быть недовольным осетинским лидером. Одна из основных проблем — осетино-ингушская — на сегодняшний момент несколько сгладилась. Этот конфликт из-за Пригородского района Осетии, уходящий корнями в 40-е годы, когда осетины заняли дома депортированных Сталиным ингушей, обострился в начале 90-х. Время от времени мелкие столкновения случаются и по сей день.
Источник в администрации президента рассказывает: «В начале 90-х ингуши поперли на осетин, но тогда Кремль откровенно стал на сторону последних. Ингушам ответили «Градом», и с тех пор широкомасштабных и открытых действий они не предпринимают».
Недавно, правда, на центральном рынке Владикавказа прогремел взрыв, в результате которого погибли шесть человек. Дзасохов четко обозначил ЧП, назвав его «политической провокацией накануне президентских выборов в Осетии», которые должны состояться в конце января будущего года. Уже практически на следующий день трое из четверых террористов были задержаны. Ими оказались жители Владикавказа, по делу сейчас проводится следствие. Среди версий в том числе и попытка дестабилизации обстановки на Северном Кавказе.
Александр Васильев: «Хотя осетино-ингушский конфликт разрешить невозможно (объективно правы и те и другие), Дзасохов старается его смягчить. Он может по-дружески разговаривать с Аушевым. Но если дело все же кончается мелкими стычками, они их гасят с двух сторон».
Проблему с подпольной водкой Дзасохов тоже решил дипломатично: не вступая в конфликт с дельцами, он легализовал ее производство, предложив выйти из тени и создав благоприятные условия для «чистого» бизнеса. После чего, по словам самого Дзасохова, доходы в бюджет за счет водочных налогов увеличились на 76,1% и республика, по его выражению, перестала нуждаться.
Что же до личных пристрастий Александра Сергеевича, то на официальных светских приемах он предпочитает джин, который, по его мнению, лучше всего закусывать оливками. Дома же, в Осетии, самое замечательное, по его мнению, — выпить самодельной кукурузной водки — араки.
В Москве, в четырехкомнатной квартире, у Дзасохова остались дети, внучка. Невестка Александра Сергеевича, жена его старшего сына, занимается бальными танцами и в этом году дебютировала на Кубке «Спартака». Семья вполне комфортно ощущает себя в Москве, в то время как сам Дзасохов считает домом Осетию.

ИННА ЛУКЬЯНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK