Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Александр ВЕШНЯКОВ: «Аналогии с 2000 годом неуместны»"

В нынешнем политическом цикле досрочные выборы маловероятны. В этом уверен председатель Центральной избирательной комиссии РФ Александр Вешняков.— Насколько, на ваш взгляд, вероятны досрочные выборы в России?

— На мой взгляд, вероятность досрочных выборов ничтожно мала. Я не вижу сил, заинтересованных в этом. Нет никаких предпосылок для досрочных выборов депутатов Госдумы. Нет их и для досрочных президентских выборов: аналогии с 2000 годом неуместны. Хотя бы потому, что сейчас совершенно иная ситуация, и не понятно, для чего суперпопулярному президенту раньше срока слагать с себя полномочия.

— Чисто теоретически есть ли вообще плюсы в досрочных выборах?

— Никаких весомых плюсов я не вижу. Единственный аргумент в их пользу — сократить тот слишком маленький разрыв, который существует между выборами в Госдуму и выборами президента РФ. Однако практика показала, что это — некритичный разрыв. В этом есть свои плюсы: декабрьские выборы в Думу — генеральная репетиция перед мартовскими выборами президента. А большой разрыв между ними таит в себе опасность, ведь настроения граждан за год-два могут кардинально меняться… Совмещение же выборов депутатов и президента увеличивает риски вдвойне.

— А идея развести думские и президентские выборы по единым дням голосования: думские — на октябрь, президентские — на март?

— Они и так разведены: выборы президента совмещены с мартовским единым днем голосования, по поводу же думских выборов в законе есть оговорка — если в этот год проходят очередные выборы в Думу, то выборы, которые должны пройти в регионах, октябрьский единый день голосования, проходят одновременно с думскими — в декабре.

— В последнее время ЦИК РФ явно повысил свою активность в разработке нормативной базы — чтобы в любой момент быть готовым к выборам?

— Конечно, мы готовимся к предстоящим избирательным кампаниям. Фактически эта работа началась сразу же после завершения предыдущих федеральных выборов: мы обобщили их опыт, опыт региональных выборов, разработали и добились принятия новой редакции закона о выборах депутатов Госдумы, внесения поправок в целый ряд других «выборных» законов. Наша логика заключалась в том, чтобы за два года до предстоящих федеральных выборов откорректировать их законодательную базу и дальше заниматься уже освоением новых, а фактически — уточненных правил. В рамках этой логики мы и разрабатываем нормативные документы — инструкции, методические рекомендации, образцы документов и т.д. Мы хотим обстоятельно и скрупулезно подготовиться к очередным выборам депутатов Госдумы, которые пройдут 2 декабря 2007 года.

— Но недавно в вашу планомерную работу вмешались депутаты, которые по-своему скорректировали избирательное законодательство. Как вы оцениваете их работу?

— Вообще-то это нормальная ситуация, когда у партий, находящихся в парламенте, по мере приближения к выборам возникает желание что-то «подправить и улучшить» в избирательном праве. Естественно, с расчетом на то, что сами они от этого не пострадают, а даже наоборот…

Из тех поправок, что были приняты в последнее время, есть и такие, которые можно назвать разумными. Есть поправки, которые, на мой взгляд, являются проблемными, спорными.

К разумным можно отнести, например, поправки, касающиеся порядка регистрации кандидатов. Изначально предлагалось, что избиркомы могут отказывать в регистрации в случае недостоверности или неполноты сведений, ненадлежащего заполнения документов, — это породило бы полный произвол в этом вопросе: любого кандидата можно было бы не допускать к выборам. По итогам нашей дискуссии с депутатами возобладал здравый смысл, и эта одиозная норма не прошла. Теперь в законе указан исчерпывающий перечень документов и требований к ним. А избиркомы обязаны предварительно проверять полученные документы и указывать кандидатам или партиям на необходимость устранить имеющиеся в этих документах недочеты, давать время на их исправление.

Еще пример — ограничение негативной агитации в рекламных роликах кандидатов и партий. Мы же помним случаи, когда малоизвестные партии тратят выделенное им эфирное время на критику конкурентов, а не на рассказ о своих программах. Теперь закон запрещает заниматься этой «чернухой».

Еще одна позиция, за которую ЦИК РФ и раньше выступал, — ограничение на участие в выборах лиц, совершивших особо тяжкие преступления, в том числе экстремистского характера. Теперь такие лица не могут быть зарегистрированы в качестве кандидатов до тех пор, пока у них не снята или не погашена судимость. А иначе человек, совершивший тяжкое преступление против государства, сразу же после «отсидки» может идти баллотироваться хоть в депутаты, хоть в президенты…

— Но ведь в Конституции есть исчерпывающий перечень таких ограничений — либо человек находится в местах лишения свободы по приговору суда, либо он признан судом недееспособным, прочим гражданам в выборах разрешено участвовать…

— В Конституции есть две нормы, которые работают во взаимосвязи. Вы говорите о нормах, содержащихся в статье 32, но есть еще и статья 55, пункт 3, в котором говорится о том, что в целях защиты национальной безопасности, нравственности, интересов других граждан федеральным законом могут быть внесены и другие ограничения, что и было сделано.

— Что тогда вы называете «спорными» новшествами?

— В первую очередь это отмена графы «против всех» и порога явки. Конечно, мы не можем говорить о том, что эти новшества противоречат Конституции или международным стандартам. Более того, в рекомендациях ОБСЕ, направленных нам по итогам прошлых думских выборов, говорилось о необходимости отмены этой графы… Но у этих норм были и свои плюсы, и свои минусы, и не факт, что минусы превышали плюсы.

Да, графа «против всех» в определенном смысле провоцировала граждан на легкие решения. Но, с другой стороны, если у нас нормальные, конкурентные выборы, «против всех» обычно голосовала незначительная часть граждан — на федеральных выборах никогда более 4% не было. Зато когда избирательная кампания становилась «грязной», нечестной в глазах избирателей, этот показатель сразу же резко подскакивал вверх. То есть в какой-то мере графа «против всех» выполняла профилактическую функцию против безграничного использования административного ресурса.

То же самое и в отношении явки: если есть хоть какая-то интрига, реальная конкуренция, люди понимали, что от них зависит исход выборов, они без всяких призывов шли голосовать. Как только они чувствовали подвох, интерес к выборам резко падал.

Поэтому когда порог явки снимается, это выгодно прежде всего тем, кто хочет проводить скучную, безальтернативную по сути кампанию и при этом быть застрахованным от каких-либо неожиданностей со стороны населения… Впрочем, сама по себе отмена порога явки еще ничего не значит. Теперь, когда эти нормы стали реальностью, многое будет зависеть от правоприменительной практики…

— Можно ли надеяться, что на этом правка избирательного законодательства завершится, или до выборов можно ждать и других новшеств?

— На рассмотрении Госдумы есть поправки, касающиеся послевыборного распределения депутатских мандатов — рядом депутатов предлагается разрешить партиям самостоятельно распределять мандаты внутри партсписка в случае появления вакантных мест. Это очень опасный подход. Преподносится это так, что от Центризбиркома эти полномочия перейдут к партиям. Но ЦИК этим не занимается — это делают граждане на выборах: ЦИК лишь следит за последовательностью получения мандатов в соответствии с тем порядком, который одобрил избиратель, проголосовав за тот или иной список.

То, что предлагается депутатами, кардинально меняет картину. Это вопрос не технический, это вопрос принципиальный. Эти новшества в случае принятия могут породить дополнительные стимулы для внутрипартийной коррупции. Что будет означать дискредитацию пропорциональной системы выборов.

Собственно, именно такие процедуры привели к массовой партийной коррупции в Италии. Гражданам в 1993 году пришлось через референдум отменять пропорциональную систему. Мы этого хотим добиться?

И то, что комитет Госдумы (по конституционному законодательству и государственному строительству. — «Профиль») без публичного рассмотрения этого вопроса, путем опроса поддержал такой законопроект, меня лично настораживает. Хотя я слышал заявления главы комитета Владимира Плигина о том, что принципиальных изменений выборного законодательства больше не будет.

— Уже давно говорят, что в ходе будущих избирательных кампаний враждебные России силы в рамках так называемых «оранжевых технологий» могут поставить под вопрос легитимность наших выборов. Те «спорные», как вы выразились, изменения в законы, о которых мы с вами говорили, могут им дать для этого дополнительные козыри?

— Говорить о том, что наше законодательство уже сейчас дает основания поставить под сомнение наши выборы с точки зрения их демократичности, соответствия международным стандартам и нашей Конституции, нет никаких серьезных оснований. Но многое зависит от правоприменения: если оно будет исходить из духа и буквы Основного закона, такой угрозы не возникнет. Если же мы столкнемся с извращением принятых норм, максимальным использованием заложенного в некоторых из них негативного потенциала, то, конечно, могут возникнуть основания для серьезных претензий к нашим выборам.

— В марте следующего года истекает срок полномочий нынешнего состава ЦИК. Вы планируете остаться на новый срок?

— У меня есть намерение участвовать в работе Центризбиркома, но все будет зависеть не от меня, а от тех органов, которые назначают состав ЦИК РФ. На мой взгляд, нынешний состав ЦИК заслуживает того, чтобы быть назначенным на новый срок, поскольку этот состав действовал и профессионально, и по-государственному…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK