Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Алексей ПУШКОВ: «В российско-американских отношениях многое зависит от неформальных связей лидеров»"

Автор программы «Постскриптум», политолог Алексей Пушков, возглавивший недавно Институт актуальных международных проблем, являющийся аналитическим подразделением Дипакадемии, надеется, что со временем институт будет играть такую же роль, как американские мозговые центры, и превратится в площадку для дискуссий по вопросам внешней политики.    — В ходе предвыборной кампании республиканцы не раз обвиняли Барака Обаму в отсутствии внешнеполитического опыта и подвергали сомнению его способность справиться с обязанностями главнокомандующего. Насколько обоснованна такая критика?
   — Маловероятно, что Обама будет проводить наивную внешнюю политику. У Буша также не было внешнеполитического опыта, иначе он не путал бы Австралию с Австрией, Словакию со Словенией и не заявлял бы, что в Испании говорят по-мексикански. Однако, как бы ни был далек президент от международных проблем, в Соединенных Штатах существует мощная бюрократическая машина, которая обеспечивает преемственность во внешней политике. Обама, как и любой другой президент США, не будет выстраивать отношения с иностранными лидерами с чистого листа. И если и решится внести изменения, то прежде всего это будут изменения в стилистике. По существу ему будет сложно что-либо изменить. Американцы не уйдут из Ирака до 2010 года, не уйдут они и из Афганистана, напряжение в отношениях с Тегераном будет только возрастать.
   Очевидно, что американский истеблишмент будет испытывать Обаму на прочность. Ему предстоит доказать, что, несмотря на либеральные убеждения, связь с радикальными негритянскими движениями и духовную близость с пастором Джереми Райтом, который в своих проповедях проклинал Соединенные Штаты, он может отстаивать американские национальные интересы так же энергично, как и его предшественники на посту президента. Конечно, политика Обамы будет более тонкой, но и он призван утверждать в мире американское лидерство. Не стоит надеяться, что с приходом Обамы Америка неожиданно превратится в миролюбивую державу и откажется от вмешательства в дела иностранных государств. Во время предвыборной кампании демократический кандидат не раз говорил, что не исключает военного решения иранского вопроса. В отличие от Маккейна, который отмечал, что Америка не может себе позволить преследовать талибанских боевиков на территории ядерного Пакистана, Обама такую возможность не отвергал. Демократы всегда были сторонниками гуманитарных интервенций, осуществляемых во имя «высоких идеалов». Достаточно вспомнить бомбардировку Белграда при Клинтоне или попытку Кеннеди организовать интервенцию на Кубе. Обама вполне может повторить опыт своих предшественников. И в этом смысле очень показательно выступление кандидата в вице-президенты Джо Байдена на встрече с донорами Демократической партии. «Помяните мое слово, — заявил Байден, — в ближайшие полгода разразится острейший кризис, нам придется принять непростые решения, которые будут восприняты в штыки в Америке и в остальном мире. И здесь, как никогда раньше, нам понадобится ваша поддержка». Многие восприняли это заявление Байдена, сделанное за несколько дней до выборов, как желание сенатора, страдающего манией величия, привлечь к себе внимание СМИ, однако, думаю, не все так просто. Байден уже много лет возглавляет сенатский комитет по международным отношениям и хорошо информирован о планах Госдепа и Пентагона. Он понимает, что новый президент столкнется с серьезными вызовами, и не боится добавить немного льда в горячую воду «обамамании». Люди от Сан-Франциско до Токио обнимались и плакали от счастья, празднуя победу демократического кандидата на выборах в США. От него ждут кардинальных изменений во внешнеполитическом курсе, надеются, что он откажется от использования военной силы, ведь еще в 2003 году он голосовал против войны в Ираке. Однако Байден предупреждает, что Обама не будет голубем мира в тот момент, когда Америке грозит серьезная опасность, напротив, он будет готов пойти на непопулярные меры. Не ясно, что конкретно имеет в виду сенатор, но это может быть как военный удар по Ирану, так и очередной кризис в отношениях с Россией.
   — Что может послужить причиной такого кризиса?
   — Представьте, что США форсируют вступление Украины и Грузии в НАТО. Сложно предсказать, как на это отреагирует Россия. Эксперты почему-то обходят вниманием тот факт, что Обама был одним из соавторов резолюции Сената США о скорейшем вступлении двух постсоветских республик в Североатлантический альянс. России вряд ли стоит надеяться, что новая администрация откажется от планов по размещению элементов американской системы ПРО в Восточной Европе. И хотя Обама не раз высказывал сомнения в эффективности такой системы и рассуждал о ее астрономической стоимости, делалось это в основном в угоду избирателям, недовольным колоссальными расходами на оборону. В действительности, Обаме вряд ли позволят свернуть программу ПРО, ведь финансирование на нее выделено вплоть до 2015 года. Советники объяснят новому президенту, что не следует напрасно раздражать принимающие участие в проекте крупнейшие военные корпорации США, такие как «Боинг», «Локхид Мартин» и «Нортроп», и, возможно, напомнят ему о судьбе Кеннеди, который не поладил с представителями американского ВПК. И если часть Америки до сих пор верит в то, что убийство строптивого президента на совести маньяка-одиночки Ли Харви Освальда, ее будет несложно убедить в том, что Обаму устранили радикальные расисты из «Ку-клукс-клана».
   — Как оценивают перспективы российско-американских отношений в Кремле?
   — В дипломатии есть такое понятие, как запросная позиция, когда одна из сторон на переговорах выдвигает завышенные требования, чтобы иметь возможность отступить на несколько шагов назад и добиться выгодного для себя компромисса. Так вот, запросная позиция Медведева довольно жесткая. Объясняется это негативным опытом последних лет. Когда после событий 11 сентября Россия протянула Америке руку помощи, американцы вначале ею воспользовались, а затем повернулись к нам спиной. Впрочем, в своем выступлении на саммите АТЭС в Перу Медведев послал Обаме позитивный сигнал, сказав, что Россия надеется на лучшие отношения с новой администрацией.
   — Клинтона и Буша в Америке критиковали за персонификацию отношений с Россией. Захочет ли Обама выстраивать тесные личные отношения с российскими лидерами?
   — Такие отношения очень важны, особенно в условиях, когда Россия и Соединенные Штаты не могут достичь понимания даже в тех немногих областях, где их интересы пересекаются, таких как нераспространение ядерного вооружения, борьба с глобальным потеплением, решение кризиса на Ближнем Востоке. Что уж говорить о таких болезненных для наших отношений вопросах, как борьба за сферы влияния на постсоветском пространстве или перспектива расширения НАТО на восток. Пожалуй, единственное, что может удержать Москву и Вашингтон от дальнейшего ухудшения отношений, — это хорошие отношения между лидерами. И Буш, наделенный политическим чутьем, понял, что у него просто нет другого выбора, кроме как наладить дружеские, неформальные связи с Путиным. На протяжении 8 лет лидерам удавалось сдерживать собственные элиты, взирающие друг на друга с подозрением и даже ненавистью. И сейчас важно, чтобы их преемники также нашли общий язык. Медведева и Обаму могут сблизить возраст, любовь к Интернету, общий стиль: они оба очень современные люди. И тот, и другой лидер пришли к власти в результате политического процесса, используя удачную конъюнктуру. Они настоящие баловни судьбы, и это также может их сблизить. Кроме того, оба президента — политики XXI века, не имеющие личного опыта участия в холодной войне. Конечно, в ближайшее время до них сумеют донести, в чем состояла логика противостояния США и СССР, а ведь в этом противостоянии было много логики. Однако знания, полученные от советников, никогда не заменят собственных ощущений и переживаний. Следовательно, новые лидеры будут более открыты в своих отношениях, но тем не менее останутся заложниками тех систем, в которых они выросли.
   — В этом смысле интересно, кого Обама сделает ответственным за формирование внешней политики и как это повлияет на отношения с Россией?
   — Как показали назначения в финансовом блоке, Обама будет опираться на людей из администрации Клинтона. Причем очень высока вероятность, что госсекретарем станет Хиллари Клинтон. Ее муж Билл уже заявил, что отложит все свои дела, чтобы помогать ей. Таким образом, в случае назначения Хиллари Обама получает еще и Билла в качестве ее неофициального советника. Таким образом, скорее всего, мы увидим второе издание клинтоновской внешней политики.
   Поговаривают также о том, что в Госдепартаменте крупный пост первого заместителя госсекретаря может занять бывший посол США при ООН Ричард Холбрук, настроенный по отношению к России весьма критично. Не так давно он уверял меня, что российская армия не имела права пересекать границу Южной Осетии. И когда я задал ему вполне резонный вопрос, отчего тогда западные войска не остановились на границе Косово и стали бомбить Белград, Холбрук не нашел, что ответить, но осуждал нас он очень рьяно.
   Во время предвыборной кампании одним из советников Обамы по вопросам внешней политики был Збигнев Бжезинский. Этот политолог придерживается реалистичных взглядов в отношении Китая, Индии, Ирана и Ближнего Востока, к России же относится с явным предубеждением. Его коллега Генри Киссинджер как-то с улыбкой заявил: «Это и неудивительно, ведь Збигнев поляк». Во времена советско-афганской войны Бжезинский целился винтовкой с Хайберского перевала в сторону Советского Союза. Этот образ как нельзя лучше характеризует его отношение к СССР и к России как его преемнице. И хотя Бжезинскому не светит занять один из ключевых постов в администрации Обамы, скорее всего, он сохранит некоторое влияние на президента. Обама уже принял решение оставить на посту министра обороны Роберта Гейтса, который занимал этот пост в администрации Буша. А Колин Пауэлл, по всей вероятности, станет одним из военных советников Обамы. Эти люди — тертые калачи, и с ними не стоит связывать особые надежды на более мягкое отношение к России. Скорей всего, они продолжат поддерживать Грузию, вооружать ее, оказывать на нас давление в вопросе о будущем Абхазии и Южной Осетии, работать над размещением системы ПРО в Восточной Европе. Обама попытается выстроить отношения с Кремлем, но главный вопрос в том, захочет ли он пересмотреть цели американской внешней политики на российском направлении. Все зависит от этого.
   — В своем бестселлере «Дерзость надежды» Обама подчеркивает важность усилий по защите и утилизации запасов оружия массового поражения в бывшем Советском Союзе. И это едва ли не самая конкретная идея нового президента США относительно американской политики в регионе. Как будут строиться российско-американские отношения в ядерной сфере?
   — Обама может выступить с серьезной инициативой в области ядерного разоружения. Это необходимо ему для поддержания имиджа. Чтобы остаться политическим поп-идолом для миллионов, он просто обязан предложить им мечту о неядерном мире. Любопытно, что сокращение ядерного потенциала было одним из пунктов предвыборной программы Буша в 2000 году. В итоге его администрация подписала договор СНП, урегулировавший ядерные отношения с Москвой. Обаме, конечно, захочется перещеголять Буша, но он столкнется с колоссальной пентагоновской бюрократией, ЦРУ, Агентством национальной безопасности, ВПК и генералитетом, которые наперебой начнут говорить ему об опасностях разоружения. Американские силовики объяснят новому президенту, что Россия становится все более агрессивной, Китай создает межконтинентальные баллистические ракеты, способные достичь Аляски и западного побережья Соединенных Штатов, в ядерном Пакистане огромным влиянием пользуются радикальные исламисты, а Иран находится в шаге от создания атомного оружия. И когда дойдет до деталей, а в договорах о ядерном разоружении дьявол всегда в деталях, дело, скорее всего, ограничится декларацией наподобие той, что Буш и Путин подписали в Москве. Хотя Путин только что выразил надежду, что стороны пойдут дальше.
   — Как долго, на ваш взгляд, продлится медовый месяц в отношениях Обамы с европейскими союзниками?
   — Как отметил один немецкий публицист, с приходом Обамы «Европа вновь получила предлог для того, чтобы полюбить Соединенные Штаты». Однако многие эксперты предсказывают, что со временем европейцы будут разочарованы своим кумиром. Вначале их чувства подвергнутся испытанию на прочность, когда Обама потребует увеличения военного контингента ЕС в Афганистане. Может быть, это и не шокирует европейских политиков, но общественное мнение в Европе к такому повороту событий явно не готово. Вторым ударом для европейцев, скорее всего, станет ужесточение политики США в иранском вопросе. А если, ко всему прочему, Обаме не удастся выстроить нормальные отношения с Россией, Европа может окончательно от него отвернуться. Ведь для ЕС крайне важно преодолеть кризис в отношениях с Москвой. Не случайно проамериканский президент Франции Николя Саркози, которого называют неоконом с французским паспортом, не поддерживает своих вашингтонских коллег в кавказском вопросе и любым путем стремится избежать конфронтации с Кремлем.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK