Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Алиев-младший стал Отцом"

После проведенных в середине октября арестов «олигархической бюрократии» в Баку мало кто сомневается в победе партии правительственного большинства «Новый Азербайджан» на предстоящих 6 ноября парламентских выборах. Другой вопрос, как Ильхам Алиев дальше распорядится своим преимуществом. Эксперты гадают, что лучше: просвещенный авторитаризм или сильная президентская республика с демократическими принципами какая между ними разница.   Бакинцы пережили шок. Отвыкли они за два года «тишайшего» Ильхама от жестких политических чисток. При отце нынешнего президента — Гейдаре Алиеве — случалось и пожестче. Но так, чтобы, как сейчас, перед выборами в парламент, где ставки не столь уж высоки, получить извещение о заговоре не как сплетню из чайханы, а в качестве сюжета государственного телеканала — это круто.

   Вообще-то, азербайджанцы давно ждали новой президентской команды, преданной не столько Алиеву-отцу, сколько Алиеву-сыну. Ильхам первые два года (из пятилетнего срока) был президентом ожиданий. Достигнутая при отце административная стабильность и заложенный фундамент нынешнего экономического роста не снимают усталости от однообразного политического пейзажа. Общественный запрос требует новой политической эстетики: молодых лиц министров, свежих и острых реплик, смелых решений.

Господа претенденты
   Ядро азербайджанской оппозиции — блок «Свобода» — не старые еще для политики люди, они так и не вышли из угла политических аутсайдеров. После упомянутых президентских выборов 2003 года более ста активистов уличных столкновений осудили на различные сроки. К лету этого года почти все они были амнистированы, чтобы участвовать в парламентских выборах. Уже с конца августа активисты оппозиционных митингов каждые выходные устраивали в Баку флэш-моб. На согласованных с властями улицах города собирались 1—2 тыс. человек и методично прорывались к центральным площадям. Полиция не менее успешно их разгоняла, оставляя на своем пути раненых. В митинге 23 октября приняли участие 300 человек, а вместо запланированного на 30 октября был показан концерт. Получается, что оппозиция сдалась.

   О слабости оппозиции говорят и цифры: в общей группе всех первоначально зарегистрированных 2062 кандидатов от блока «Свобода» всего 116 человек. Венецианская комиссия Совета Европы подвергла серьезной критике закон о выборах, обращая внимание, что способ формирования избирательных комиссий «гарантирует проправительственным партиям доминирующее положение на всех уровнях». Однако в избирательную комиссию из 15 членов входят шесть представителей правящей партии «Ени Азербайджан», шесть представителей оппозиционных партий (три — от партий, представленных в парламенте, и три — от партий, не вошедших в состав Мили Меджлиса), а также три беспартийных члена парламента.

   Надо отдать должное азербайджанскому ЦИКу: он регистрирует почти всех кандидатов, включая Аяза Муталибова, экс-президента, проживающего в Москве, а также гонимого экс-спикера парламента Расула Гулиева. Имена всех избирателей выставлены на сайте ЦИКа в Интернете (4 млн. человек), чего не было ни в одной стране СНГ. На выборах не будет участков за пределами Азербайджана. И даже все те, кто проживает в российской диаспоре (около 1,8 млн. человек), должны будут вернуться домой для голосования. По требованию Совета Европы в ходе выборов будет применена маркировка пальцев чернилами (хотя это противоречит Избирательному кодексу), скорее всего, отменят запрет на участие в мониторинге выборов неправительственных организаций, в уставном капитале которых более 30% иностранного участия. Контролировать подсчет голосов на выходе (exit poll) будет американская компания PA Government при участии посольства США в Баку, их отчет и станет главным для Госдепа. Будет задействован и ряд социологических фирм, среди которых Edison Media Research, Mitofsky International и эстонская Saar poll. Всего exit poll проведут на 1250 избирательных участках в 124 округах. Анализ результатов будет осуществлен при помощи компьютерной системы, которая применялась во время последних президентских выборов в США. Первичные результаты исследования обнародуют 6 ноября вечером.

   В азербайджанских СМИ фигурирует опрос, опубликованный 6 октября центром мониторинга «Рей». По нему выходит, что 39,4% собрались голосовать за правительственную партию «Ени Азербайджан», 3,6% — за кандидата от партии «Мусават», 1,1% — за НДПА. 27,3% не знают, за кого голосовать, а 24,5% не отдадут свой голос никому. В Баку, впрочем, говорят: люди с маленьким рейтингом способны на большие неприятности. Поэтому отношение к опросам — как к игре, не обещающей серьезных результатов. В стране есть силы, которым опросы неинтересны, как и уличная борьба. Их поле боя — коридоры власти.

Уважаемые господа министры
   Наследство, оставленное Гейдаром Алиевым сыну, не простое. С одной стороны, памятники лидеру, которые открывают во время поездок Ильхама по стране. Традиции азиатского почитания власти и общения власти и народа. Для европейца это все культ личности. Но, присмотревшись, понимаешь, что восточной деспотии в Азербайджане нет. Есть европейская по конституционной форме и клановая по внутренней структуре политическая система.

   Слухи относительно возможной смычки ряда министров с лидерами оппозиции для отстранения Ильхама Алиева курсировали уже год. К примеру, побывавший в Москве 15 октября на Втором европейском форуме политолог Ариф Юнусов сказал буквально: «На эту роль [лидера оппозиции] претендует Фархад Алиев, министр экономики. Он хорошо контактирует с оппозицией, а с другой стороны, представляет власть. Может, появится еще кто-нибудь, например Расул Гулиев». Впрочем, аресты 18—19 октября показали, что сочетать оппозиционного ежа с олигархическим ужом пока рано.

   Значит, заговора не было? Собеседник «Профиля» Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа в Москве, считает, что отставки — это прежде всего мощная пиар-акция, чтобы доказать Западу реальность борьбы с коррупцией, а арестованные чиновники — «жертвенные бараны».

   Иначе видит ситуацию Сергей Маркедонов из Института военного и стратегического анализа: «Ильхам Алиев пытается перехватить лозунги оппозиции, прежде всего упреки в бессмертности «старой гвардии» и несменяемости коррумпированной элиты. Азербайджан — это не сталинский СССР и не восточная деспотия. Это классическое конгломератное государство, где есть и определенный уровень свободы слова, кстати, даже выше, чем в Казахстане, Узбекистане, не говоря уже о Туркмении. Есть свобода собраний, поставлено жесткое табу в отношении посягательств на жизнь оппозиционеров, их свободу. Вот «заговор» Расула Гулиева — он сидит себе в Лондоне и дает интервью. Иса Гамбар, Эльдар Намазов, Этибар Мамедов, Али Керимли — никто из них не арестован. Полиция ограничивается арестами митинговой пехоты». По словам Маркедонова, Ильхама Алиева недооценили как политика, он умеет держать удар.

   Унаследовав команду от отца, за два года Алиев сменил руководство только трех министерств: МИДа, Министерства национальной безопасности (МНБ) и Министерства связи. Остальные, считалось, присягнули на верность молодому президенту. Версий относительно причин бакинского кризиса несколько, однако все они сводятся к попытке передела наследства Гейдара.

   Так, бизнес братьев Фархада и Рафика Алиевых создавал государство в государстве. Братья подозреваются в политическом союзе с Али Керимли, лидером Народного фронта. Фархад Алиев через подчиненное Министерство экономического развития контролировал предпринимателей, включая тех, кто баллотируется на нынешних выборах. Империя Рафика Алиева — компания «Азпетрол» — захватывала бакинскую недвижимость. Застройка элитными домами стала угрожать исторической части города, о чем твердили оппозиционеры. Цены на недвижимость в Баку приближаются к московским.

   Арестован руководитель «Азерхимии» Фикрет Садыхов. Этот человек с 1992 года негласно контролировал большинство промышленных предприятий Сумгаита, включая металлургический комбинат. Арестован директор «Гянджинского глинозема», родственник Фархада Алиева. Тем самым группа, связанная с министром-мятежником, обескровлена.

   Али Инсанов, арестованный министр здравоохранения, подозревается в сговоре с Расулом Гулиевым. Недавно арестованный управляющий делами президента Акиф Мурадвердиев, как и Инсанов, является представителем еразов, выходцев из Армении. В Баку с подозрением относились к усилению этого клана. Летом этого года в МНБ прошли увольнения сотрудников, имевших родственников армянской национальности. С Арменией, напомним, идет война за Карабах, армянские войска оккупировали семь азербайджанских районов вокруг спорной территории.

   Кого теперь президент может считать главными друзьями? Эльдара Махмудова (руководитель МНБ) — школьный товарищ Ильхама. Кямаладин Гейдаров (руководитель ГТК) — просто друг. Они исходят из того, что Алиеву-младшему править не один срок. Возможно, они правы.

Многоуважаемый господин президент
   Ильхам Алиев личность во многом уникальная. Он окончил МГИМО, преподавал там, пока не начались гонения на отца. В Азербайджане его почему-то не считали способным возглавить страну. Руководитель Олимпийского комитета, руководитель делегации в Совете Европы. Свободно владеет английским. Воспитанный отцом в строгости, он мог себе позволить не рваться к власти напролом. Но, дойдя до вершины, оказался в состоянии справиться с унаследованной страной.

   Сложно сказать, где Алиев оступился. Имея ряд проблем — Карабах, ожидание населением реформ, высокий уровень бедности и коррупции во власти, — он все-таки не набрал протестного балласта, каковой имеется у многих его коллег в СНГ. Не встал в ряд «цветных лидеров», склоняющихся к Западу, но его нельзя поставить и в ряд с остальными президентами «высокой стабильности». Ильхам Алиев — сам по себе. Он прошел тест на профпригодность Госдепа США, но и не поссорился с Путиным.

   У него неплохая поддержка в лице жены Мехрибан. Женщины большой красоты и, как говорят знающие ее люди, не меньшего ума. Можно не сомневаться, на ноябрьских выборах состоится премьера ее политической карьеры в качестве депутата парламента.

   И все же Ильхама Алиева ожидает очень трудная судьба. Именно ему придется решать карабахский вопрос, видимо, не без компромисса с Ереваном. Ему придется столкнуться с принципиальной позицией США относительно Ирана. Вашингтон вроде как получает требуемое (договоренности о местах временного базирования, две станции РЛС), но эти соглашения — вне правовых рамок. Но давление будет нарастать. И конечно, Ильхаму придется дружить с Москвой. Что, скорее, из области приятного.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK