Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "«Аль-Каида» по-русски"

Представители ФСБ объявили взрывы на Ставрополье и в Москве делом рук «Аль-Каиды». Скорее всего, сказывается желание нашего руководства не отстать от Запада. Но тем не менее факт остается фактом: именовать террористов «чеченскими» уже не совсем верно. Правоохранительные органы клялись и божились, что не допустят терактов в день выборов. Но к обещанию подошли несколько формально. Судя по всему, «беспрецедентные меры безопасности» действовали только 7 декабря, а до и после знаменательной даты все было «как всегда». Итог — 50 погибших, более 160 раненых.

Вообще говоря, известный формализм отличает не только работу отечественных правоохранителей, но и политику российского руководства в Чечне. Кремль вполне по-чиновничьи аргументирует свой вечный тезис «обстановка стабилизируется» ссылками на мартовский референдум и выборы президента Чечни, результаты которых не оставляют сомнений в поголовной лояльности населения республики федеральному центру. Вот и на думских выборах Чечня вышла на первое место по голосованию за «Единую Россию» (почти 80% при почти 90-процентной явке). Менее формальный критерий — взрывы в российских городах — кремлевские тезисы отнюдь не подтверждает.

Правда, есть основания полагать, что ситуация в Чечне связана с террористической активностью лишь косвенно. То есть Чечня до известной степени отдельно, а терроризм — отдельно. Объясняется это тем, что сейчас на Кавказе, по сути, отсутствует единый террористический центр. Точнее, чеченский центр дал «метастазы», которые теперь живут более или менее автономно.
Вскоре после своей инаугурации Ахмат Кадыров собрал совещание руководителей республиканских силовых структур и потребовал, чтобы Новый год Чечня встретила без Шамиля Басаева, Аслана Масхадова и других лидеров боевиков. Буквальное исполнение президентских требований, конечно, маловероятно. Однако очевидно, что вопрос о разгроме незаконных вооруженных формирований для Кадырова является принципиальным, поскольку их существование является главной угрозой его власти.

Больших практических последствий требование Кадырова не имело. Во всяком случае, никаких свидетельств повышения интенсивности боевых действий в Чечне не заметно. Вместо этого чеченский президент предложил продлить действие амнистии для боевиков, согласных явиться с повинной и сдать оружие. Это говорит о том, что, обозначая свою готовность к жесткой силовой политике, Кадыров одновременно пытается привлечь на свою сторону наименее радикальных полевых командиров.

«В Чечне установилось временное затишье, — говорит гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин, — идет торг между боевиками и Ахматом Кадыровым. Предметом торга являются условия легализации боевиков. В обмен чеченский президент хочет получить ослабление незаконных вооруженных формирований и гарантии защиты от «кровников».
При этом полевые командиры, перешедшие на сторону Кадырова, приобретают шансы на неплохую карьеру в республиканских госструктурах. Недавно главой администрации Курчалоевского района стал Идрис Гаипов, воевавший с федеральными войсками в первую кампанию и не распустивший свой отряд с началом второй.

Понятно, что в таких условиях использовать Чечню в качестве плацдарма для террористической деятельности становится не слишком удобно. Расширение политической базы Кадырова приводит к ограничению свободы маневра для радикальных полевых командиров. К тому же республика наводнена федеральными войсками (их численность составляет несколько десятков тысяч человек), которые в последнее время проявляют повышенное внимание к Веденскому и Ножай-Юртовскому районам Чечни — основной базе боевиков.

По некоторым сведениям, в последнее время возникла тенденция переноса террористических баз за пределы Чечни. По словам Алексея Мухина, новые террористические центры создаются на территории Ингушетии (только за последний месяц там было обнаружено несколько крупных складов боеприпасов) и Грузии. Еще одним направлением является погруженный в хаос Афганистан. По некоторым сведениям, в этой стране обосновались приверженцы Шамиля Басаева.
Иными словами, политика федерального центра в Чечне работает не столько на ликвидацию терроризма, сколько на его выдавливание с территории республики. При этом террористические базы как бы «размазываются» по остальной территории страны. Кстати, ничто не мешает лидерам боевиков готовить теракты за пределами Чечни, вербуя непосредственных исполнителей из числа жителей республики, благо поведение силовиков — и федеральных, и кадыровских — по отношению к местному населению этому только способствует.

Поэтому задача борьбы с терроризмом для отечественных спецслужб многократно усложняется. Одно дело — ловить террористов в Чечне, другое — контролировать их в масштабах всего Северного Кавказа и ряда сопредельных государств.

Между тем арсенал средств борьбы существенно ограничен. Продолжающиеся взрывы свидетельствуют, что эффективную систему предупреждения терактов (в том числе агентурную сеть) российские силовики так и не создали. А значит, выход они будут искать на пути ужесточения антитеррористического законодательства, наращивания политического давления на соседние государства, в первую очередь Грузию. И скорее всего, найдут поддержку у верховной власти. Ведь Владимиру Путину в марте предстоят выборы, и он совсем не хочет, чтобы они прошли под аккомпанемент взрывов.

Яков Кедми, экс-глава израильской спецслужбы «Натив», эксперт по проблеме международного терроризма: «Политические соображения превалировали над борьбой с террором»

Профиль: Как вы оцениваете российскую политику по борьбе с терроризмом в Чечне?

Яков Кедми: Я не согласен с той тактикой, что была избрана российским правительством. Ясно было даже неспециалистам, что корни террора, направляющие его силы, не в Чечне. И то, что внешним силам позволено координировать и в какой-то степени направлять действия боевиков Масхадова, — это прямое упущение властей России. Упущение сознательное, которое объясняется политическим решением. В последние годы боевики действовали с территории Грузии и частично из некоторых районов других сопредельных с Россией государств. Почему Россия не задействовала все рычаги давления на них, я не знаю, но политические соображения здесь явно превалировали над профессиональным подходом к проблеме борьбы с террором. То, что Шеварднадзе продал часть территории страны чеченским боевикам и они устроили там свои базы для налетов и набегов на Россию, не было секретом ни для кого. Россия же в течение ряда лет закрывала на это глаза. Возможно, Россия допустила просчет, не войдя в альянс с американцами в Ираке. Надо исключить саму возможность существования террористических структур не только в Чечне, но и всюду за ее пределами. И меньше обращать внимание на некоторые сложности, которые могут возникнуть во взаимоотношениях с государствами, являющимися вольными или невольными пособниками террористов.

«П.»: Помогут ли прошедшие в Чечне выборы президента стабилизировать ситуацию в этой республике?

Я. К.: Выборы не инструмент, это результат развития событий в том или ином направлении. Стабилизировать ситуацию в Чечне можно, во-первых, истребив всякую надежду на то, что прошлое может вернуться. Пока Масхадов и его окружение будут существовать политически или физически, надежды, по крайней мере у части чеченцев, на отторжение от России сохранятся. Другая сторона медали — налаживание жизни в Чечне. Пока местные власти не начнут нормально функционировать, толку не будет.

«П.»: Что представляет собой исламский террор: это война с неверными или нечто другое?

Я.К.: Исламский террор многогранен. Например, чеченский террор использует ислам как прикрытие и катализатор для достижения своих целей — сплочения вокруг себя населения и получения поддержки мусульманского мира. Но сами его корни не в исламе, а в стремлении использовать националистические лозунги для построения на территории республики полубандитского государства. Кстати, чеченцы по своему психологическому складу почти ничем не отличаются от соседних ингушей или народов, населяющих Дагестан. Но только после того, как с помощью продажных офицеров и генералов Российской армии и при попустительстве российских властей им удалось завладеть военными арсеналами и при заинтересованном содействии некоторых крупных российских бизнесменов в республике была установлена власть мафиозных структур, — тут и возникла эта проблема. Если бы в том балагане безвластия Россия не дала бы разрастись этой раковой опухоли, не было бы и сегодняшней проблемы чеченского терроризма.

Беседовал Валерий Рубин (Иерусалим).

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK