Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«АМЕРИКА ДОЛЖНА ИЗМЕНИТЬСЯ»"

Бывший глава Федеральной резервной системы США Пол Волкер об уроках финансового кризиса, о своем сотрудничестве с президентом Обамой и о Германии, с которой нужно брать пример.    «Шпигель»: Господин Волкер, вы родились 82 года назад — незадолго до Великой депрессии. Каким вам запомнилось ваше детство?
   Волкер: Мой отец занимал солидный пост в администрации нашего города. Мы принадлежали к среднему классу штата Нью-Джерси, и по нас депрессия на самом деле не сильно ударила. Моя мама даже отговорила меня устраиваться на полставки на работу, сказав: другим это место нужнее.
   «Шпигель»: А вообще, можно сравнивать нынешний финансовый кризис с тогдашним?
   Волкер: Помню, тогда на улицах было много людей, просивших милостыню. И много было бездомных бродяг. И сегодня я вижу миллионы людей, которые живут на пособия, получают талоны на питание. Но все-таки разницу не стоит замалчивать. Сейчас у нас глубокая рецессия при безработице около 10%. А тогда почти треть взрослого населения не могла найти работу.
   «Шпигель»: Но число безработных американцев по-прежнему растет примерно на 200 тыс. в месяц. Нынешний глава ФРС Бен Бернанке утверждает: «если рассматривать дело чисто технически», то рецессия закончилась. Вы с ним согласны?
   Волкер: У нас впервые с начала кризиса отмечен небольшой рост. Но не следовало бы об этих вещах рассуждать «чисто технически». Я не верю, что пик кризиса уже позади.
   «Шпигель»: Думаете, возможен рецидив?
   Волкер: Мировая экономика приходит в себя очень медленно. Ситуация не может исправиться за один день. Она и останется сложной. Вероятности рецидива я бы ни в коем случае не исключал. Если будем продолжать жить как до сих пор и просто наращивать потребление, прямиком угодим в следующий кризис.
   «Шпигель»: А чем нынешняя рецессия отличается от прошлых?
   Волкер: На этот раз мы имеем дело не с обычным спадом роста — такое США в послевоенное время переживали не раз. Сейчас слишком многое совпало: коллапс финансового мира, нарушение экономического равновесия между крупными странами, в США — слишком большое потребление при недостаточных инвестициях, недостаточный экспорт при излишних объемах импорта. Америка должна измениться, если она хочет, чтобы положение стало лучше и стабильнее.
   «Шпигель»: Вы возглавляете Совет по экономическому восстановлению, подсказываете президенту США Бараку Обаме, как это восстановление экономики осуществить оптимально. Он прислушивается к вашим предложениям?
   Волкер: Мы одновременно прорабатываем несколько тем — от пенсионного обеспечения до инфраструктуры в Америке — и по ним представляем рекомендации. Проблемы президенту известны. Он умеет складно о них говорить. Он намного более умелый оратор, чем я. Некоторые из наших предложений, например о реформировании финансовой системы, так и не были приняты. Но таковы правила игры.
   «Шпигель»: Сейчас США противодействуют кризису не с помощью структурных реформ, а используя дешевые доллары, которые закачивают в экономику правительство и ФРС. Не будь этих триллионов государственных денег, рецессия экономики еще продолжалась бы.
   Волкер: Что тут скажешь? Это так. К сожалению, пока собственного потенциала для роста экономики недостаточно. Ни реальный сектор, ни финансовые рынки до сих пор не могут обойтись без государственных вливаний.
   «Шпигель»: Государственный долг США скоро дойдет до $12 трлн. В 2019 году только на обслуживание долга потребуются $700 млрд. Не лишится ли Америка из-за такой колоссальной задолженности своей роли экономической сверхдержавы?
   Волкер: Проблемой государственного долга надо, конечно, заниматься. Но всему свое время. В настоящий момент — вы сами это говорите — продолжает расти безработица. И экономика пока не сможет обойтись без государственной поддержки.
   «Шпигель»: Недавно гарвардский историк Найэл Фергюсон писал: «Большая задолженность и медленные темпы роста приводят империи к развалу — Соединенные Штаты могут стать следующей». Он сгущает краски?
   Волкер: Угроза, которую он описывает, реальна. Ею нужно заниматься. Я не из тех, кто оспаривает масштабы проблемы. Вырос я в эпоху, когда США были главной опорой глобальной экономики.
   «Шпигель»: Тогда Америка была крупнейшим экспортером, а не главным импортером, как сейчас. Тогда США были ведущим кредитором, а не первым должником.
   Волкер: Задача наша — восстановить экономический авторитет США. Прежде всего это означает, что нужно повысить конкурентоспособность нашей страны. Для этого Америка должна восстановить промышленный сектор своей экономики.
   «Шпигель»: Какие отрасли вы имеете в виду?
    Волкер: Да возьмите хотя бы такую важную для будущего сферу, как возобновляемые энергии. В научных исследованиях и в разработке технологий мы ушли далеко вперед, но производят эту технику в Германии и оттуда экспортируют по всему миру. Это хорошо для Германии, но плохо для Америки.
   «Шпигель»: А между тем американские экономисты считают слабостью позиции Германии то, что она слишком зависит от экспорта. Вы так не думаете?
   Волкер: На мой взгляд, достойно восхищения, как Германия при ее больших затратах на рабочую силу умудряется занимать такое высокое место в списке стран-экспортеров. Было бы здорово, если бы у нас поменьше изобретали в финансовой сфере, зато было бы больше настоящих инженеров, например машиностроителей. Я спрашиваю себя — и вас: почему в Германии такое возможно, а у нас — нет?
   «Шпигель»: Может быть, все дело в желании американцев зарабатывать много и быстро?
   Волкер: Молодые немцы, желающие видеть свою страну в лидерах, понимают, что сила немецкой экономики в экспорте и в машиностроении. А в Америке даже элита о таких вещах не задумывается. Слава богу, у нас еще есть Силиконовая долина, но нужен более широкий фундамент для реального сектора экономики.
   «Шпигель»: Десятилетиями американские менеджеры делали ставку на передачу элементов производства фирмам-специалистам и вообще на вывод производящих мощностей за рубежи страны. Вы не думаете, что времена, когда у Америки была собственная промышленность, ушли в прошлое?
   Волкер: Пора нам менять образ мышления. Думаю, мы уже начали вносить поправки. Уолл-стрит больше не считается таким уж вожделенным местом, как прежде.
   «Шпигель»: Банковский бизнес снова процветает, снова выплачиваются миллиардные бонусы.
   Волкер: И правда, поразительно, как забывчивы люди, как скоро они возвращаются к привычным схемам. Этому способствует и распространенное мнение, что кризис миновал. Поэтому в нашей расколотой на два лагеря стране так трудно проводить реформы. <…>
   «Шпигель»: Вы лично свое мнение о том, какие реформы в финансовой сфере необходимы, уже вполне отчетливо высказали. По-вашему, крупные банки следует раздробить на мелкие? Это так?
   Волкер: Раздробить — это сложно, скажем лучше: поделить на части. На мой взгляд, банкам следует держаться подальше от рынков капиталов. Так они автоматически будут меньше, и ими будет легче управлять в кризисных ситуациях.
{PAGE}
   «Шпигель»: Что конкретно вы бы запретили банкам?
   Волкер: Я бы запретил им вообще иметь дело с хедж-фондами, частными акционерными фондами, заниматься фьючерсными сделками и вести так называемую «коммерческую деятельность без поручения от клиента», то есть инвестирование и спекуляцию «по собственному усмотрению». Эта торговля «по своему хотению» вообще порождает конфликты интересов.
   «Шпигель»: Вы, значит, за то, чтобы банковский бизнес снова стал благопристойным и скучным?
   Волкер: В разумных пределах — да. Рисков и в таком банковском бизнесе будет предостаточно. Для него и в предложенном мною варианте остается много интересных сфер деятельности, от операций с ценными бумагами до управления инвестициями. Я только не хотел бы, чтобы банки занимались и разными махинациями на финансовом рынке. Для руководства любого банка это трудно контролируемая сфера.
   «Шпигель»: Поначалу были большие планы сделать регулирование финансовых рынков более строгим, но в течение нынешнего года они становились все более размытыми и неотчетливыми. Почему американское правительство так быстро растеряло реформаторский пыл?
   Волкер: Я-то как раз стараюсь своими предложениями не допустить размывания. Но чтобы планы претворились в жизнь, нужен широкий международный консенсус.
   «Шпигель»: По крайней мере, ваш давний друг, бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт, на вашей стороне. Он постоянно говорит, что у капитализма повадки хищника и что его необходимо обуздать.
   Волкер: Я рад, если он так смотрит на эти вещи. Я большой почитатель Гельмута Шмидта. Он такой прямой человек, иногда даже безжалостный в своей резкой манере, чем приводит людей в смятение.
   «Шпигель»: Вам припомнилась какая-то конкретная ситуация?
   Волкер: Был тот знаменитый случай в 1979 году…
   «Шпигель»: …когда вы как раз возглавили Федеральную резервную систему, а Соединенным Штатам приходилось бороться с 12-процентной инфляцией.
   Волкер: Я тогда поехал с министром финансов в Белград. По пути мы заехали в Гамбург, к Гельмуту. Он это как-то организовал. И тогда он битый час читал нам лекцию, что нам, американцам, следовало бы уменьшить денежную массу, чтобы взять ситуацию под контроль. Его мощный напор неприятно удивил тогда нашего министра финансов, а я очень радовался — в мои планы это очень хорошо вписывалось.
   «Шпигель»: Когда ФРС возглавляли вы, ваш банк было принято считать звеном, участвующим в решении проблем. А ныне Федеральная резервная система с ее политикой легкодоступных денег в глазах многих сама стала частью проблемы. Этот упрек обоснован?
   Волкер: В начале кризиса на поддержание экономики пришлось затратить гигантские средства. Другого пути не было. Не всех это устраивает. И действительно, теперь нужно думать, как вернуться к нормальной ситуации.
   «Шпигель»: Американский Конгресс сейчас изучает вопрос о сокращении полномочий и даже усечении независимости ФРС.
   Волкер: Любая утрата Федеральным резервом его независимости была бы событием очень серьезным. Ведь речь идет не только о монетарной политике, но и о роли США в мире. Люди ориентируются на сильные и влиятельные организации. А ФРС как раз такой институт, пользующийся уважением во всех странах. Если ее компетенции ограничат, нам наверняка придется об этом пожалеть.
   «Шпигель»: Но ФРС перестала быть той независимой организацией, какой она была в ваше время. По ходу финансового кризиса она все больше становилась инструментом правительства.
   Волкер: Эмиссионный банк вовлекли в решение вопросов, которыми он прежде никогда не занимался. Большинство центральных банков на это не согласилось бы. Я согласен с критиками: если хочешь сохранить независимость, то и впредь лучше держаться подальше от таких задач. Подобное вмешательство в жизнь рынка оправдано только в самом исключительном случае.
   «Шпигель»: Каким будет ближайшее будущее экономики, все еще являющейся крупнейшей в мире?
   Волкер: Я американец и потому должен излучать оптимизм. Но нельзя не видеть, что в нашей политической системе сбиты настройки некоторых функций.
   «Шпигель»: То есть быть оптимистом вам становится все труднее?
   Волкер: Это сложная задача, которую приходится решать каждый день.
   «Шпигель»: Господин Волкер, мы благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK