Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "АМЕРИКАНСКОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО"

В США принят масштабный закон о регулировании банковской сферы, установивший новый стандарт. Европа с ее инертной бюрократией отстала.   На позапрошлой не-деле в четверг лишний раз подтвердилась верность давнего стереотипа: в Соединенных Штатах действуют тогда, когда в Европе в целом — и в Германии, в частности — в лучшем случае ведется дискуссия.
   Сенат принял закон Додда-Франка объемом около 2400 страниц — за проголосовали демократы и трое «отступников» из лагеря республиканцев. Документ, названный по именам сенатора Кристофера Додда и главы банковского комитета в палате представителей Барни Франка, стал ответом американцев на финансовый кризис, более 3 лет назад разразившийся в США.
   В сфере высокоспекулятивных сделок и в торговле сложными ценными бумагами закон связывает финансовые институты по рукам и ногам. Он предусматривает существенное усиление роли банковского надзора и расширяет право потребителей на защиту своих интересов.
   США вновь оказались на шаг впереди европейских государств. Пока в Германии не стихают дебаты о том, нужно ли продолжать борьбу за введение налога на финансовые транзакции и какие формы может принять банковский налог, на родине капитализма «принят действительно колоссальный пакет», признает правительственный чиновник в Берлине.
   Американцы — де-факто — изменили положение дел. Придерживаться вашингтон-ских стандартов придется всем европейским банкам, чья деятельность связана с США, и это основательно умаляет свободу законотворчества правительств стран ЕС и Евросоюза в целом.
   Теоретически Берлин, Париж или Рим с согласия парламентариев вольны устанав-ливать любые правила в пре-делах своих границ. Однако такой подход приведет к партикуляризму в регулятивной сфере, в результате чего в первую очередь пост-радают банки соответствующих стран — по крупным финансовым институтам США это ударит не так сильно. Европейские банковские уч-реждения вообще больше зависят от доступа на американский рынок, чем американские банки — от своего бизнеса в Европе: США, бесспорно, являют собой крупнейший финансовый рынок планеты.
   И потому реакция правительства Германии до сих пор остается весьма сдержанной. Ни один мало-мальски известный политик до сдачи номера в печать не решился высказаться на этот счет.
   Правда, на условиях конфиденциальности отдельные представители политических кругов все же отважились критиковать закон: дескать, он сложный и запутанный, а главное, в нем слишком много лазеек. Конечно, первоначальная версия закона Додда-Франка была вразумительней и бескомпромиссней, при прохождении через парламент формулировки стали куда более расплывчатыми.
   Начало парламентской про-цедуре около полугода назад положило «правило Волкера», названное в честь бывшего главы Федеральной резервной системы. Советник действующего президента США предложил вернуться к так называемой системе раздельного банкинга.
   Так, он предложил запретить банкам, обслуживающим физических лиц, заключать спекулятивные сделки, которые остались бы прерогативой инвестиционных банков. А последние, со своей стороны, лишились бы права работать с физическими лицами. В результате инвестиционные банки не имели бы никаких шансов обрести системную значимость и претендовать на спасение посредством бюджетных вливаний.
   Правила, принятые в итоге, не столь просты и безыскусны, но и беззубостью они не страдают.
   Так, закон позволяет правительству прибегнуть к упорядоченной ликвидации банка, которому угрожает банкротство. В итоге необходимость спасения банков за счет налогоплательщиков отпадает.
   Торговля высокоспекуля-тивными деривативами становится упорядоченной: отныне она не может осуществляться напрямую между двумя банками «по телефону». Сделки должны заключаться на бирже или при участии клиринговой палаты.
   Также в США урезаны права банков заключать высокорискованные сделки, в частности с хедж-фондами. Ограничивается и торговля ценными бумагами за собственный счет, существенно расширяются полномочия органов надзора, усилия которых консолидируются.
   Почему европейцам до сих пор не удалось принять закона, подобного американскому? Ответ звучит отрезвляюще. Соответствующие решения не в компетенции национальных правительств ЕС. Авторитетным органом в финансовых вопросах является Еврокомиссия. Ей принадлежит своего рода монополия на законодательную инициативу: ни парламент, ни совет министров не могут предлагать законы, релевантные для внутреннего рынка. А новый комиссар по внутренней политике ЕС Мишель Барнье до сих пор не внес ни одного законопроекта. Впрочем, даже если бы он усердно трудился на этом поприще, механиз-мы согласования в Евросоюзе с его 27 членами крайне инертны, неповоротливы и завязаны на интересах огромного количества сторон.
   До сих пор об этой проблеме не заявило во всеуслышание ни одно европейское правительство. Новые законодательные процедуры на уровне Евросоюза были закреплены в пресловутом Лиссабонском договоре. Об-щеевропейская инициатива несколько раз терпела фиаско на национальных референдумах и была повсеместно ратифицирована лишь с энного захода. Для изменения договора требуются неимоверные усилия. И поэтому процедура останется в том ригидном состоянии, в каком пребывает сегодня.
   США с самого начала намного последовательнее реа-гировали на финансовый кризис. Вашингтон в обязательном порядке снабдил национальные банки госсредствами, обеспечив спокойствие на финансовых рынках.
   Европейцы, напротив, лишь недавно смогли наконец договориться о публикации ре-зультатов стресс-теста банковской системы. Вместе с тем установленные критерии настолько мягки, что сам стресс-тест едва ли станет действенным вкладом в стабилизацию.
   Американцы уже пошли на серьезное вмешательство в бизнес-модель своих финансовых институтов, а в Брюсселе продолжается спор о том, какими компетенциями наделить европейское ведомство по банковскому надзору.
   При этом некогда международное сообщество проявило решимость дать сплоченный ответ на вызовы финансового кризиса. На саммите «Большой двадцатки» неизменно звучали требования об ужесточении регулирования. Вот только принятие конкретных решений раз за разом откладывалось до следующего саммита.
   Мир должен «объединить усилия», еще недавно призывал федеральный министр финансов Вольфганг Шойбле на страницах биржевого издания Die Boersen-Zeitung. И еще: активное участие в подготовке и реализации межгосударственных решений в сфере регулирования финансовых рынков является жизненным интересом германского правительства.
   В его словах слышится страх: в случае самостоятельных действий других стран немецкие банки могут оказаться в невыгодном положении по сравнению с иностранными конкурентами. Шойбле хотел это предотвратить — правда, шансов у него было немного.
   Впрочем, действовать в одиночку не всегда вредно. Бывает и наоборот — если тот, кто «забегает вперед», делает правильный выбор и обладает достаточным весом, чтобы другие последовали за ним.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK