Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "АНАТОЛИЙСКИЙ ТИГР"

Анкара с разочарованием отворачивается от Запада, чтобы повернуться лицом к ХАМАСу и Ирану. США, Европа и Израиль потрясены. Что стряслось на берегах Босфора?    Год 2002. Декабрь. Саммит стран Евросоюза в Копенгагене. Герхард Шредер и Жак Ширак расположились в отдельном помещении. Напротив сидит Реджеп Тайип Эрдоган, в Европе он новичок.
   Немец и француз должны сообщить неприятную новость человеку, только что одержавшему на выборах в Турции историческую победу. Он ждет, что ему назовут день, в который — 15 лет спустя после подачи первой формальной заявки — начнутся переговоры о вступлении страны в Евросоюз. Это рычаг, с помощью которого Эрдоган надеется произвести кардинальные перемены на родине. Увы, сокрушается Шредер, время не подошло. Нужно еще обождать.
   Эрдоган выпрямляется в своем кресле и произносит: «Хоп хоп!» Ширак турецкого выражения не понимает, означает оно нечто среднее между «Минуточку!» и «Да вы свихнулись!». Но он достаточно долго был мэром Парижа, чтобы сразу понять, насколько горяч этот человек и как тяжело он переживает разочарование. У государственных мужей Европы, наставляет француз турка, случаются разногласия. Но у них есть и формы, позволяющие противоречия разрешать. Эрдоган молчит. Хорошенькое начало.
   В последующие семь лет Эрдоган действительно произвел в Турции кардинальные перемены. Посрамил всех, кто считал его набожным простаком. Прижал к стене всемогущую армию, деморализовал республиканский истеблишмент и прев-ратил страну путчей и кризисов на берегах Босфора в анатолийского тигра. В то время как соседняя Греция силится избежать дефолта, в Турции в 2010 году ожидается более 5% роста.
   Но вместе с тем страна привыкает к роли, играть которую современной Турции еще не доводилось: к роли шумной, порой даже заносчивой региональной державы, под глобальный политический рокот бросающей за борт основной принцип своей внешней политики.
   Происходит историческая смена курса. «Турки всегда шли лишь в одном направлении, — сказал основатель республики Мустафа Кемаль Ататюрк, — на Запад». Сегодня, после семи лет правления Эрдогана, Турция впервые идет на Восток.
   С наибольшей очевидностью это выражается в ее отношениях с Израилем. В 40-х годах Турция еще оставалась прибежищем для евреев, подвергавшихся преследованиям в Европе; в 1949 году она первой в исламском мире признала еврейское государство. Союз, обусловленный общностью целей и ценностей, заключенный светскими элитами обеих стран, просуществовал уже почти 60 лет. Увы, в начале июня, после месяцев взаимных провокаций и кровавой драмы с «флотилией свободы» у берегов Израиля, он терпит крушение. Эрдоган обличает Израиль в «государственном терроризме», отзывает посла и берет на себя смелость утверждать, что отныне для мира «звезда Давида равносильна нацистской свастике». «Сегодня произошел исторический поворот, — заявил он в парламенте по поводу отношений с Израилем. — Отныне все будет иначе».
   Перемены проявляются и в отношениях с Ираном, страной, на которую Анкара после революции смотрела с опаской. «Турция — светское государство», — написано на щите, в 1979 году установленном на турецко-иранской границе. Это — исповедание своей светскости перед теократическим соседом.
   И вот в позапрошлую среду представитель Турции в ООН на заседании Совбеза поднимает руку, чтобы проголосовать против новых санкций, при помощи которых Вашингтон, Лондон, Париж и Берлин — и даже Москва с Пекином, — надеются помешать реализации атомной программы Ирана, вызывающей немалые споры.
   Запад потрясен. Страна, на протяжении 60 лет прикрывавшая юго-восточный фланг НАТО, участвовавшая на стороне США и Европы во всех войнах, начиная с корейской и заканчивая афганской (турецкий контингент был вторым по численности в альянсе), вдруг открывает в себе дружеское расположение к муллам? Госсекретарь США в Вашингтоне говорит о «разочаровании». Бойкие перья в Израиле, США и Германии уже пишут о новой «оси зла».
   Кто виноват, что Турция перешла в другой лагерь: Эрдоган? Израиль? Европейцы? Кто «потерял» Турцию?
   Если страна на берегах Бос-фора сегодня, по всей видимости, поворачивается лицом к Востоку, считает министр обороны США Роберт Гейтс, то «в немалой степени потому, что ее к этому подтолкнули некоторые европейские политики, отказавшие Турции в органичной связи с Западом, к которой так стремилась Анкара».
   С этим аргументом трудно поспорить: еще в соглашении 1963 года государства ЕС предлагали Турции ясную пер-спективу вступления; в 1987 году Анкара подала свою первую заявку. Но даже после официального начала переговоров в 2005 году Брюссель не спешит принимать Турцию, в то время как в Евросоюз вступает одна страна бывшего восточного блока за другой.
   Тем не менее Эрдоган продолжает ориентироваться на присоединение к ЕС и с этим козырем в руках реформирует страну так, как ни один турецкий премьер до него. Он рискует; он нормализует отношения с курдами; он стремится произвести на европейцев нужное впечатление. Он хочет войти в историю как турок, приобщивший страну к «христианскому клубу». Но позднее, где-то между приходом к власти Ангелы Меркель в 2005 году и Николя Саркози в 2007-м, его энтузиазм начинает убывать. Ибо если в чем-то главы Германии и Франции едины, так это в их неприятии идеи полного членства Турции в Евро-союзе.
   Эрдоган понимает: в Европе в ближайшей перспективе у него шансов нет. И пе-реориентирует свою жажду деятельности на Восток. Не то чтобы это был такой уж суверенный способ срывать свою политическую злобу, но неожиданным его тоже не назовешь.
   Еще точнее можно датировать разочарование Эрдогана Израилем, наступившее 27 декабря 2008 года. Много лет Турция выступала пос-редником в переговорах о мире между Израилем и Сирией. Эрдоган жаждал разрешить конфликт вокруг Голанских высот, не прекращающийся с 1967 года; одно это гарантировало бы ему место в учебниках истории.
   В преддверии Рождества 2008 года Эрдоган предвкушает прорыв. 22 декабря в Анкару прибывает премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт. Вернувшись в Иерусалим, Ольмерт отдает приказ о проведении операции «Литой свинец» — месть Израиля за постоянный ракетный обстрел своих объектов, осуществляемый ХАМАСом из сектора Газа. Гибнут 1400 палестинцев. Эрдоган узнает об этом из новостных сводок.
   Турецкий премьер до сих пор убежден: то, что Ольмерт скрыл от него свои военные планы, — предательство, сообщает источник, близкий к Эрдогану. Четыре недели спустя на Всемирном экономическом форуме в Давосе последний предпринимает атаку во время круглого стола с президентом Израиля Шимоном Пересом. Еще на подходе он громогласно заявляет: «Что ж, в убийстве вы знаете толк. Мы слышали, как вы стреляли в детей на берегу». После этого инцидента турецко-израильские отношения расстроились.
   С тех пор погоду в обеих странах определяют представители крайних взглядов. В Турции эти функции на себя взял сам премьер-министр, в Израиле — люди наподобие министра иностранных дел Авигдора Либермана, заявляющего: «Вся вина — от и до — лежит на Турции».
   Пока складывается впечатление, что две страны, неизменно называющие себя «единственными демократическими государствами» на Ближнем Востоке, в результате своих националистических приступов лишились оппозиции. Впрочем, сегодня отмечаются первые признаки сопротивления.
   В Турции правительство критикует новый оппозиционный лидер, Кемаль Кылычдароглу. Европа и США, убежден социал-демократ, расценивают ХАМАС «как террористическую организацию. Так что нам следует сохранять осмотрительность».
   В Израиле критика до сих пор ограничивалась кругами интеллигенции, одним из представителей которой является Давид Гроссман. А также комментаторов, таких как Алуф Бенн, опубликовавший в газете Haaretz меланхоличную песнь двум странам, которые даже в периоды глубочайших размолвок связывает больше, чем разделяет.
   Обе страны, убежден Бенн, неправильно относятся к своим меньшинствам, и здесь, и там слишком сильно влияние военных; обе они обладают ультрасовременной экономикой и при этом изобилуют фундаменталистами. А их правительства усердно пытаются покончить с наследием отцов-основателей — Бен-Гуриона и Ататюрка. Наконец, у обоих народов множество предрассудков. «Но мы, — пишет израильтянин Бенн, — не страна лжецов и убийц, как утверждает Эрдоган. А Турция — не Иран, мечтающий стереть Израиль с карты мира, как убежден Либерман».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK