Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Андрей Козлов: «Крупные банки вскоре поймут, что маленькие клиенты тоже могут приносить доход»"

Об этом «Профилю» в преддверии Международного банковского конгресса рассказал первый заместитель председателя Банка России Андрей КОЗЛОВ.«Профиль»: Андрей Андреевич, на прошлой неделе Госдума перенесла рассмотрение законопроекта о страховании вкладов частных лиц в российских банках на осень. Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что закон будет принят с существенными поправками?
Андрей Козлов: Впереди еще три чтения, и я не исключаю, что в итоге закон примут со значительными изменениями. На сегодня есть два основных вопроса, вызывающих полемику в Думе: принцип отбора банков в систему страхования и участие в ней Сбербанка. Есть еще нюансы, связанные с работой фонда, в который будут собирать взносы банков, с размером этих взносов. Я думаю, что дискуссии между первым и вторым чтениями окажутся длительными, глубокими, поэтому в лучшем случае закон будет принят на осенней сессии нынешнего года.
«П.»: В таком случае, когда система страхования вкладов заработает?
А.К.: Ранее поставленные сроки — с 2005 года — рассчитывались исходя из того, что закон примут еще прошлой осенью. Видимо, придется эти даты сдвигать. В любом случае, у банков будет достаточно времени, чтобы подготовиться. Я думаю, те, кто хочет работать на этом рынке, успеют войти в систему гарантирования.
К тому же еще год назад мы разослали по всем банковским ассоциациям проект нашей инструкции, где указаны параметры, которым должны соответствовать банки, желающие работать на рынке частных вкладов. В апреле нынешнего года мы вывесили на официальном сайте ЦБ эту инструкцию, поэтому любой банк может проверить, насколько он соответствует нашим требованиям.
«П.»: И многие откликнулись?
А.К.: Мы не будем официально заниматься проверкой банков на предмет их соответствия инструкции до тех пор, пока Дума не примет закон. Впрочем, уже около 20 банков добровольно посчитали свои показатели и прислали их нам, чтобы мы могли определить участие этих банков в системе гарантирования. Но это пока не проверка, а, скорее, тестирование.
«П.»: Сейчас Банк России готовит другую инструкцию, определяющую новый порядок для слияния и поглощения российских банков. В чем причина этих нововведений?
А.К.: Новой инструкцией ЦБ намерен облегчить процесс объединения банков — этого требует текущая ситуация в банковском секторе. Ведь даже наши крупные банки прекрасно понимают, что их размеры недостаточны для того, чтобы конкурировать на равных с западными финансовыми институтами. Одна из возможностей увеличения капитала, расширения клиентской базы и филиальной сети — объединение банков путем поглощения мелких более крупными. Интерес представляют небольшие банки, обладающие филиалами в регионах и клиентской базой, которая приносит хоть небольшой, но стабильный доход.
Другая намечающаяся тенденция — объединение небольших региональных банков, не желающих становиться филиалами крупных московских. В обоих случаях возникает масса организационных и юридических проблем, связанных с поглощениями. Наша инструкция призвана облегчить банкам процедуру объединения, убрав административные барьеры.
«П.»: А конкретнее?
А.К.: В частности, речь идет о сокращении сроков рассмотрения вопросов о слиянии и присоединении до четырех и трех месяцев соответственно. Ранее на получение разрешения ЦБ на слияние и присоединение уходило до шести месяцев. Впрочем, всех проблем этой инструкцией не решить.
«П.»: Что еще следует изменить?
А.К.: Главное препятствие к быстрому объединению банков заложено в действующем Гражданском кодексе. Согласно ГК сейчас все организации, желающие объединиться, обязаны предоставить кредиторам право досрочно изъять свои средства. Сами понимаете, что для банков такое требование неприемлемо. Поэтому помимо инструкции, регламентирующей технические детали, совместно с Минфином мы разработали проект ряда изменений в действующий Гражданский кодекс.
«П.»: Насколько новые правила, по вашей оценке, ускорят процесс слияния и поглощения банков?
А.К.: Банков в стране много, так что, я думаю, этот процесс может занять лет десять. У нас ведь помимо юридических и административных барьеров существуют и психологические проблемы.
Небольшие банки в России, в силу особенности менталитета их руководства, страшатся потерять свою самостоятельность, при этом прекрасно понимая, что конкурировать с «крупняком» им просто невозможно. Однако надеются выжить, заняв какую-то узкую нишу. Возможно, кому-то это и удастся.
Большие банки, которые приходят в регионы, не знают всей специфики взаимоотношений с клиентами, поэтому интересуются только крупными предприятиями. В результате остальная клиентская база остается без обслуживания. Должно пройти еще лет пять, прежде чем крупные банки поймут, что маленькие клиенты тоже могут приносить доход, и довольно стабильный. Другое дело, что нужно заниматься мелкими предприятиями, определять их финансовое состояние, кредитоспособность. О крупных заемщиках обычно и так все известно. Но все равно уже сейчас ясно, что в России выгодно быть большим банком.
«П.»: Это почему же?
А.К.: По данным Госкомстата, в прошлом году у российских банков прибыль оказалась в полтора раза выше среднего для Запада уровня в 6—7% за год. У «крупняка» этот показатель еще выше. Вот вам реальное подтверждение того, что большим банком у нас быть выгоднее.
Кстати, более высокая по сравнению со среднемировыми показателями прибыль ведет к активизации деятельности иностранцев в российском банковском секторе.
«П.»: Это хорошо или плохо?
А.К.: Нам нужны банки с иностранным капиталом, которые работают на территории России, обладая лицензией Банка России.
«П.»: Давайте вернемся к проникновению крупных российских банков в регионы. Проблема проверки местной клиентуры ведь гораздо быстрее решится, если в конце концов у нас появятся кредитные бюро. Как с этим обстоят дела?
А.К.: Сейчас, как известно, существует две концепции законопроекта о кредитных бюро (см. справку). Мы изучили оба проекта, и каждый из них получил наше положительное заключение с некоторыми рекомендациями. На наш взгляд, любой из законопроектов достоин того, чтобы быть принятым, лишь бы поскорее.
Если сравнивать проекты, то думский вариант менее масштабный, зато легче реализуем. Депутаты ограничивают информацию о заемщиках лишь частными клиентами. Этот проект предусматривает создание одного кредитного бюро под управлением ЦБ. Для этого у нас есть все ресурсы. Конечно, думский законопроект не решит всех проблем рынка, но нужно ведь с чего-то начинать. За год мы могли бы такое бюро создать.
Что касается правительственного варианта, то он более либерален и масштабен. Его плюсы в том, что этот законопроект предусматривает создание частных кредитных бюро, а не только государственного. Предполагается, что в конкурентной борьбе рынок расставит все по местам и не будет опасности, что госагентство под управлением ЦБ может превратиться в неповоротливую бюрократическую машину. Впрочем, как подсказывает зарубежный опыт, в таком случае процесс формирования бюро окажется более длительным и будет сопровождаться крупными потерями в ходе открытой конкуренции. В конце концов в России появятся две-три крупные частные организации. Однако за это время произойдет большой отсев и многие могут потерять деньги, пытаясь создать бюро.
«П.»: И у какого проекта больше шансов быть принятым?
А.К.: Мне сложно прогнозировать, какой из вариантов в итоге предпочтет Дума. Но пока все это решается, в России уже появляются частные бюро, пытающиеся работать на этом рынке. И когда закон все же вступит в силу, он может покорежить складывающуюся систему. Вот этого я боюсь.
«П.»: Среди других инициатив ЦБ — создание института кураторов при коммерческих банках. Что это за проект?
А.К.: Мы действительно разработали проект положения о кураторах, в рамках которого проводим эксперимент в десяти крупнейших главных управлениях ЦБ по России. Эксперимент закончится нынешним июнем, подведем итоги и выпустим официальное положение. Затем органы надзора в управлениях ЦБ будут реформированы, и среди сотрудников Банка России появятся эти кураторы.
«П.»: Каковы их функции?
А.К.: Они будут собирать, анализировать всю информацию о своем подопечном банке. Цель куратора — знать о банке все: из финансовой отчетности, из бесед, из СМИ, из проверок и т.д. То есть понимать всю ситуацию — чем и на что живет тот или иной кредитный институт. Еще одна задача — готовить аналитический материал о состоянии банка. Например, банк собирается увеличить капитал, направляет в ЦБ бумаги на регистрацию проспекта эмиссии, куратор должен организовать прохождение этого документа без дополнительных проверок и сбора информации. Так что куратор будет выполнять не только функции надзора, но и помогать банку.
«П.»: В таком случае куратор становится очень влиятельным чиновником, и от него будет зависеть судьба банка…
А.К.: Нет, это не так. Куратор будет собирать информацию, однако не сможет единолично принимать решение без участия органов надзора региональных или центральных подразделений Банка России. От куратора зависит, как собрать и представить полученную информацию. У куратора действительно будет большое влияние, однако определять судьбу банка он не сможет.
«П.»: Вы не опасаетесь, что наделение кураторов обширными полномочиями может привести к росту коррупции?
А.К.: Мы будем контролировать деятельность кураторов. В конечном итоге, если возникнут подобные случаи, то с такими сотрудниками мы будем поступать жестко, вплоть до сдачи их в прокуратуру.

НАТАЛЬЯ РОМАНОВА nromanova@profil.orc.ru

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK