Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Андрей Козлов слишком многих отфутболил"

14 сентября в больнице от огнестрельных ранений скончался первый замруководителя Центробанка Андрей Козлов. В него стреляли близ спорткомплекса «Спартак» на Оленьем Валу после футбольного матча между служащими ЦБ. Водитель Козлова был убит на месте, банкир получил ранения в шею и голову. После операции в больнице, не приходя в сознание, он умер. Ему был 41 год.Они все знали
   Версия бытовухи маловероятна. Убийство человека такого ранга — дело очень дорогое, и платить ради удовлетворения самолюбия, рискуя быть пойманным, вряд ли кто будет. Оперативники считают, что наиболее вероятен вариант, когда «заказ» последовал от владельцев финансовой структуры, которая могла в ближайшем будущем лишиться банковской лицензии.

   Но угроза лишения лицензии — недостаточный мотив для убийства. У заказчика должны быть гарантии от достаточно высокопоставленного чиновника, что в случае устранения Козлова его проблемы будут решены. Мол, «готов сделать все, но вопрос решает Козлов единолично. Вот если б его не было…». Тогда убийство становится «рентабельным». Поэтому под подозрение попадут сослуживцы Козлова. Узнать о том, что Козлов будет на матче, убийцы могли от сотрудников или доверенных лиц чиновника. И такая информация должна была быть у них минимум за сутки. Скорее всего, присутствие Козлова на матче было еще раз подтверждено в день убийства — распорядок чиновников такого ранга меняется внезапно. Чтобы прибыть вовремя и при этом не светиться, убийцам нужно было точно знать, когда приедет жертва. Люди, близко знавшие Козлова, говорят об осведомленности киллеров и о том, что, если бы опасность исходила от недругов Козлова, коих было немало (см. ниже), он бы обязательно почувствовал это заранее.

   Говорит источник в Генпрокуратуре: «Убийство Андрея Козлова явно готовили долго. О шансах на раскрытие говорить рано. Если это заказное убийство по мотивам профессиональной деятельности, они практически равны нулю. Вещдоки говорят: киллеры действовали непрофессионально. По некоторым показаниям свидетелей, их даже не ждала машина за оградой спорткомплекса. Версия убийства, связанного с профессиональной деятельностью, остается на первом плане. Однако многие вещдоки говорят, что это может быть убийство по личным мотивам. Слишком уж непрофессионально оно было совершено».

   Такая точка зрения, на наш взгляд, не выдерживает критики. Вооружены убийцы (двое) были пистолетом «Байкал-442» (это экспортное название ПМ), хотя в накладных Ижевского завода он проходит как спортивный. Вторым пистолетом был ИЖ 79-й серии (ранее имел индекс 6П24) — газовый пистолет на базе того же ПМ, но превратить его в боевой может слесарь даже со средней подготовкой. У пистолета снизится точность стрельбы, однако для киллера, стреляющего в упор, это неважно. Изготовить глушитель несложно. Правда, в случае с убийством Козлова в изготовлении была допущена одна ошибка. Выходное отверстие глушителя было сделано без расчета на отдачу, что привело к его срыву со ствола. По мнению оперов «убойных» отделов Москвы, даже с учетом некоторого форс-мажора (срыв глушителя) убийцы сработали профессионально. Стоит учитывать еще одно немаловажное обстоятельство — территория охранялась.

Управляемый стресс
   Козлов мешал очень многим. Сказать, что многие банкиры его не любили, — не сказать ничего. Его ненавидела заметная часть банковского сообщества — за резкие заявления и борьбу с криминальной составляющей. Введенное им понятие управляемого стресса означало ужесточение банковского надзора и постоянное напряжение, в котором должны находиться кредитные организации: проверки, ежедневное соблюдение нормативов, строгая отчетность и т.д.

   Козлов раздражал многих и своей резкостью. «Он мог запросто выйти из себя и нагрубить, — вспоминает его приятель из числа бывших чиновников, — но стоило его осадить, приходил в себя». В руках Козлова была безграничная власть, и он это понимал. Его работа укладывалась в рамки политики ужесточения банковского надзора и приведения в порядок всей системы согласно международным нормам.

   Козлову также не раз удавалось «уворачиваться» от интриг и войн внутри ЦБ. «У него была репутация исключительно честного и принципиального человека, — говорит зампред правления «Внешторгбанка 24» Михаил Кожокин. — Он из той редкой породы людей, которые созданы для госслужбы в хорошем смысле. К нему ничего не прилипало — сплетни, домыслы; в банковском сообществе это большая редкость».

Ушедший и вернувшийся
   Козлов уцелел после чистки, устроенной пришедшим после кризиса 1998 года новым главой ЦБ Виктором Геращенко. Именно Козлов, будучи первым зампредом ЦБ при Сергее Дубинине, создал инструмент покрытия дефицита бюджета в виде государственных краткосрочных обязательств. После обвала пирамиды ГКО он подал в отставку, но через две недели вернулся в банк на должность первого зампреда и вошел в совет директоров. В 1999-м Козлов все же ушел, но прозвище «отца» дефолта 1998 года закрепилось за ним надолго.

   Вернулся обратно по приглашению Сергея Игнатьева, сменившего Геращенко в 2002 году. Козлов получил в управление надзор и взялся за реформирование банковской системы. Ему удалось «выжить» после кризиса 2004 года, когда против него была развернута целая кампания. Именно его обвинили в дестабилизации рынка и войне против Содбизнесбанка. Да, банк следовало убрать, но делать это надо было аккуратно, без шумихи и «масок-шоу», говорили многие. Напомним, после отзыва лицензии за участие в отмывании грязных денег Содбизнесбанк еще две недели не пускал в здание представителей ЦБ. Его взяли штурмом, и это положило начало панике. Рынок межбанковского кредитования рухнул, банки перестали доверять друг другу, закрыли лимиты. Масла в огонь подлило выступление Козлова, когда он заявил о наличии некоего черного списка банков—претендентов на отзыв лицензии.

   Осенью 2005-го пошли слухи об отставке Козлова. Тогда обсуждался вопрос переизбрания Игнатьева в марте 2006 года на второй срок, многие были уверены, что Игнатьев уйдет вместе с Козловым. Якобы в правительстве имелась информация о злоупотреблениях при отборе банков в систему страхования вкладов (ССВ), взятках за прием в ССВ и пр. Идеологом создания ССВ был Козлов. По словам источника «Профиля», он знал о готовящейся отставке. Но, видимо, предпринимал контрмеры. Когда на банковском конгрессе в Сочи в сентябре 2005 года обозреватель «Профиля» спросил его, знает ли он о готовящейся кампании, банкир ответил «да». И добавил: «Но и я не сижу сложа руки». Козлов и Игнатьев в ЦБ остались.

Танцор
   «Те, кому пришло в голову «кинуть» честного человека на этот участок и приставить к нему в виде охранника водителя, фактически обрекали его!» — говорит один высокопоставленный банкир. Сам Козлов вряд ли боялся. Его регулярно видели одного, идущего по улице в курточке и с сумкой на поясе, которую туристы называют напузником. Он вообще пренебрегал безопасностью. Завсегдатай банковских конференций, из руководства ЦБ он был самым публичным. Козлов был убежденным трезвенником, не курил, слыл спортсменом, любил пошутить. На фуршетах иногда танцевал с журналистками, мог запросто «сдать» кулуарную новость и вообще держался без излишнего официоза. При этом в его сторону могли метать «молнии» из-за соседних столов, за которыми сидели банкиры.

   Но и они признавали его честность и профессионализм. «Таких людей в надзоре мало», — признались практически все опрошенные «Профилем» эксперты. «Он боролся за чистоту системы, сделал для этого достаточно много. И теперь не совсем понятно, в каком русле она станет развиваться», — говорит директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

   Помимо борьбы за чистоту системы Козлов даже успевал осаживать не в меру зарвавшихся сотрудников ЦБ. «Не секрет, что некоторые его подчиненные имели на рынке репутацию людей не самой высокой квалификации, — отмечает Андрей Черепанов, знавший Козлова более 20 лет и работавший с ним в ЦБ. — В то же время эти люди стремились проводить в отношении банков свою политику, зачастую излишне жесткую. Козлов смягчал рвение этих людей, не давая разгореться страстям».

Решить навсегда
   Лежащая на поверхности версия: месть банкиров, чьи детища не были приняты в систему страхования или лишились лицензий. Только с начала года «права на работу» были лишены 44 банка, и каждый из владельцев мог иметь зуб на Козлова. Ряд финансистов, не смирившихся с тем, что их не приняли в ССВ, судились с регулятором. Некоторые суды удалось выиграть, однако попасть в систему все равно не удалось. «Участь таких банков печальна», — говорил Козлов на банковском конгрессе в Санкт-Петербурге летом.

   По мнению Черепанова, подозревать исключительно банкиров не стоит. «Хотя подчас излишне жесткие, даже волюнтаристские решения ЦБ в отношении отдельных банков вызывали у них возмущение, — признает он, — в то время как другие кредитные организации, которые вроде давно следовало закрыть, продолжали деятельность».

   Недавно Козлов вообще предложил ввести запрет на профессию для тех банкиров, которые участвуют в отмывании. Сегодня после отзыва лицензии банкиры покупают другую кредитную организацию (если не позаботились об этом заранее) и продолжают бизнес.

   Вторая версия: предупредительные действия тех, чьи банки стояли в списке на отзыв. Процесс лишения банка права на работу растянут. После проверки сотрудниками ЦБ банку выносится предписание на устранение нарушений, затем проводится еще одна проверка. Если организация не учла требования регулятора, лицензия отзывается, вводится внешнее управление. Обычно процесс занимает не меньше месяца. Значит, финансисты, знающие о судьбе своего учреждения, поторопились устранить Козлова?

   «Допустим, неким людям нужно увести зависшие в попавшем под раздачу банке, которому предстоит лишиться лицензии, грязные деньги. Тогда устранение ключевого исполнителя и временная дезорганизация работы отвечающего за отзыв лицензий подразделения ЦБ может иметь смысл — у них появляется четыре-пять дней, чтобы эти деньги вытащить», — говорит один милицейский генерал. Но тогда непонятно, почему эти отмороженные клиенты решили пойти столь сложным путем, организовав покушение на первого зампреда ЦБ. Куда проще было выбить зависшие деньги из владельца банка. Но только если этими клиентами не были имеющие высокую «крышу» коррумпированные чиновники, которые попытались устранить угрозу, следуя не бандитской, а аппаратной логике.

   Отставной московский чиновник как-то заметил по поводу покушений на вице-премьера Иосифа Орджоникидзе: «Он замкнул на себя принятие слишком многих неудобных решений. Не важно, правомерны они были или нет. Но он нарушил первый закон самосохранения чиновника — никогда не перетягивать все полномочия на себя и всегда делиться ответственностью. Это усложняет процесс принятия решений, однако дает некоторые гарантии личной безопасности. Иначе чиновник превращается в ключевое звено, выдернув тем или иным способом которое можно решить проблему. Он провоцирует тех, кому перешел дорогу, на убийство. Другое дело, когда ты выступаешь заодно с госмашиной в целом. Всех ведь не перестреляешь».

Памятка от коллег
   Есть еще одна версия. Она звучит лишь в кулуарах: заказ из среды чиновников. Дескать, своими действиями по борьбе с отмыванием доходов Козлов мог сильно кого-то ущемить. Правда, по мнению вечного критика денежных властей президента Московской международной валютной ассоциации (ММВА) Алексея Мамонтова, на деле никакой борьбы с отмыванием не ведется — такими методами лишь перераспределяются потоки обналичивания. В результате рынок медленно, но верно смещается в нужные руки и… дорожает: полтора года назад комиссия за «обналичку» была 1,5%, ныне — порядка 6%.

   «Искать надо на Неглинной, — кивает один из банкиров — бывший чиновник. — Козлов формально был чист, но руководил в ЦБ людьми, которые торговали благосклонностью регулятора, и был в курсе всего. В какой-то момент он мог их просто «прижать». Хотя, по словам другого источника, подчиненные вряд ли могли решиться на такое — «для этого нужно иметь волю, броню в душе, нанять людей, спланировать операцию. Вряд ли такой серьезный шаг был бы им под силу».

   У Козлова были производственные конфликты с коллегами. Одному из коллег-зампредов, в свое время лишившемуся части полномочий в пользу как раз Козлова, в частности, приписывают развертывание кампании против Козлова осенью прошлого года. Близко знавший Козлова Андрей Черепанов вообще усматривает след неких «людей в погонах»: «Андрей обязательно заранее почувствовал бы опасность, если бы она исходила от тех, кого он мог обидеть. И тогда обязательно стал бы намного осторожнее, договорился бы об охране. Значит, удар в спину он, вероятно, получил от мнимых «своих» либо по их наводке». Черепанов полагает, что вряд ли кто-нибудь решился быть посредником или исполнителем убийства чиновника такого уровня, не имея уверенности в «крышевании» со стороны неких силовых структур. По его мнению, якобы непрофессионализм киллеров может быть нарочитым. А вообще, многое прояснится, когда назначат преемника Козлова.

Кто вместо
   «Самое спокойное занятие для цэбэшника — это борьба не с банкирами, а с инфляцией», — грустно пошутил один из собеседников «Профиля». Но… имеются варианты: «В банковском сообществе есть незначительная, но влиятельная группа людей, которая считает, что нужно еще жестче, еще активнее давить банки с сомнительной репутацией, — говорит один финансист. — Крайне показательно будет, кого назначат. В сообществе есть 10—15 человек, которые могли бы быть столь же принципиальны и честны. Но могут выбрать и менее принципиального…»

   Слишком лихо все закрутилось уже и внутри Центробанка. «В ЦБ пошли такие процессы и брожения, которых никто и предположить не мог», — удивляется один из специалистов. Мнения о возможном преемнике меняются чуть ли не каждую минуту. «Кто займет его место, сказать сложно. Но логично, что это должен быть человек из Центробанка. Ведь надзорный блок, который решает в ЦБ задачу реформирования банковского сектора, был сформирован Андреем Козловым. Он начал, но не закончил. Место Козлова должен занять человек, который сможет довести реформу до конца», — делился предположениями высокопоставленный банкир, направляясь в АРБ на совещание касательно гибели Козлова. Фамилий не назвал. Однако уже через полчаса изменил точку зрения. «Скорее всего, место Козлова займет человек со стороны. Это должна быть публичная, узнаваемая в банковском сообществе фигура. Если говорить о сотрудниках Центробанка, то у многих из них слишком узкая специализация, они не имеют популярности. Можно назвать депутата Анатолия Аксакова, члена Национального банковского совета при ЦБ. Хотя, может, место займет и кто-нибудь из крупных банкиров, например глава Внешторгбанка Андрей Костин. Ходили разговоры, что он собирается перейти в ЦБ», — заявил этот банкир.

   Чтобы подготовить убийство высокопоставленного чиновника, нужны исполнители, информация о местонахождении объекта, возможность уйти от оперативно-розыскных мероприятий, в которых участвует не только милиция, но и сотрудники оперативно-розыскного бюро ФСБ. Этим требованиям отвечают службы безопасности многих кредитных организаций. Значительная часть банков содержит серые или черные службы. Как правило, это группа бывших оперов, иногда разбавленная представителями криминалитета. Служба может решать комплекс проблем, не бросая тень на репутацию банка: негласная проверка кредиторов с применением наружного наблюдения или прослушки, иногда — выбивание долгов. И даже если объект это заметит, доказать, что эти люди связаны с банком, трудно: официальных взаимоотношений нет, деньги — наличными, телефоны оформлены на подставных лиц, машины — по доверенности, исполнители часто вообще не знают, на кого работают. Рассматривая маловероятный вариант (1 к 1000), что сыщики найдут убийц, до реального нанимателя они вряд ли докопаются.







   Расстрельная хроника

   Громкие убийства чиновников

   1995 год

   17 ноября — убита замсупрефекта Таганского района Москвы Светлана Зарубина.

   4 декабря — убит начальник отдела департамента транспорта и связи мэрии Москвы Алексей Барышников.

   1996 год

   5 июня — убит мэр Жуковского (Московская область) Виктор Мосалов.

   1998 год

   26 июня — убит мэр Нефтеюганска (Тюменская область) Владимир Петухов.

   1999 год

   22 июня — убит мэр Дедовска (Московская область) Валентин Кудинов.

   2000 год

   27 марта — в Петропавловске-Камчатском убит заместитель губернатора Камчатской области Алексей Котляр.

   21 июля — обнаружен труп мэра Ярового (Алтайский край) Михаила Чехонадских.

   6 декабря — убит мэр Мурома Петр Кауров.

   2001 год

   24 июля — убит первый зампрефекта Зеленоградского округа Москвы Леонид Облонский.

   2 ноября — убит зампрефекта Западного округа Москвы Сергей Балашов.

   2002 год

   25 марта — в Москве убит заместитель мэра Сургута Сергей Иванов.

   31 марта — убиты глава администрации Озерского района Московской области Владислав Сащихин с супругой.

   10 апреля — через месяц после отставки застрелен бывший заместитель губернатора Волгоградской области Владимир Лемякин.

   3 июня — застрелен и.о. главы администрации Подольского района Московской области Петр Забродин.

   7 августа — застрелен первый заместитель губернатора Смоленской области Владимир Прохоров.

   20 августа — убит замначальника Московской железной дороги Сергей Паристый.

   9 сентября — в Москве убит начальник ФГУП «Дирекция пассажирских сообщений» МПС РФ Николай Глубоков.

   18 октября — в Москве застрелен губернатор Магаданской области Валентин Цветков.

   30 октября — убит мэр Таганрога Сергей Шило.

   29 декабря — во Владивостоке убит бывший заместитель губернатора Приморского края, и.о. ректора Дальневосточного государственного университета рыбной промышленности Евгений Краснов.

   2003 год

   15 мая — получил огнестрельные ранения и скончался в больнице мэр Троицка (Московская область) Вадим Найденов.

   2004 год

   2 марта — убит заместитель мэра Новосибирска Валерий Марьясов.

   20 мая — в Москве застрелен директор Центра правовой информации Министерства юстиции РФ Марат Газизов.

   2005 год

   10 апреля — в Москве застрелены бывший руководитель управления ФСБ РФ по Москве и Московской области Анатолий Трофимов и его супруга Татьяна Копытцына.

   2006 год

   31 марта — найден убитым глава администрации подмосковного наукограда Дзержинского Виктор Доркин.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK