Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "«Английский пациент»?"

Вдруг оказалось, что все плохо.Новости — одна другой хуже. Производительность и инвестиции снижаются. Налоги растут, а компании задыхаются в тисках бюрократии. К тому же все меньше денег в бюджете и все больше беспорядка в государственных и муниципальных службах. Дня не проходит, чтобы какой-нибудь воинственно настроенный профсоюз не угрожал пикетами. Добро пожаловать во Францию? Да нет, это — Великобритания, та самая, давно считавшаяся примером успешной экономики по-европейски!
Те, кто раньше славил Британию, нынче самые рьяные ее критики. Все громче звучит хор глав компаний, считающих, что политика лейбористов подрывает с трудом доставшуюся конкурентоспособность страны. Они утверждают, что рост налогов и масса новых правил во всем, начиная от найма и заканчивая оформлением готовой продукции, тормозят инвестиции — и местные, и иностранные. Они недовольны и тем, что решение властей не вводить евро приводит к тому, что английские экспортные товары намного дороже экспорта конкурентов с континента. Добавьте к этому трудовые конфликты (в последнее время решили бастовать пожарные и учителя), и станет ясно, почему так обеспокоен британский бизнес.
По итогам недавнего опроса, проведенного лондонским агентством по изучению общественного мнения MORI и Confederation of British Industry (CBI), две трети глав английских компаний считают, что за пять лет правления премьер-министра Тони Блэра (Tony Blair) условия для бизнеса в стране стали менее благоприятными. «Высокие налоги, трудновыполнимые правила и неспособность правительства понять, насколько дорого нам обходится пребывание вне зоны евро, — все вместе это наносит серьезный ущерб моей компании», — говорит Эндрю Кук (Andrew Cook), председатель металлургической компании William Cook Cast Products из Шеффилда, только что закрывшей один из шести своих заводов в Англии и планирующей перевести еще часть своего производства в Китай.
Ничего себе разворот для страны, некогда считавшейся экономическим генератором Европы и вдохновляющим примером для всего континента! Государство здесь щедро обеспечивает социальные гарантии, и в то же время гибкие законы о труде и вполне пристойные налоги являют собой разительный контраст по сравнению с высокими налогами, бюрократией и неэффективностью, которые тормозят экономический рост по ту сторону Ла-Манша.
Теперь же появились опасения, что кабинет Блэра разбазаривает так называемые дивиденды Тэтчер — результат рыночных реформ двух последних десятилетий. «Лейбористы унаследовали достаточно сильную экономику. А налоговая и законодательная системы представляли собой нечто среднее между американской моделью относительно свободного бизнеса и континентальной моделью, не чурающейся госрегулирования, — говорит Дэвид Смит (David B. Smith), ведущий экономист из лондонской инвестиционной компании Williams de Bro. — Но из-за политики скрытого налогообложения и регулирования Великобритания все ближе к европейской модели, и ее экономика идет туда же, куда и немецкая: на спад».
Такая оценка может показаться слишком резкой. Ведь британская экономика все же лучше многих. Благодаря стабильному потребительскому спросу рост в этом году ожидается на уровне 1,6%, т.е. почти вдвое больше, чем на континенте. Инфляция невелика, а 5,1% безработных — это намного меньше, чем в 8,3% в среднем по Европе.
Однако достаточно чуть-чуть соскрести верхний слой, и станет ясно, что все совсем не так здорово. Да, действительно, при Блэре ставка налога для физических и юридических лиц снизилась, но совокупное налоговое бремя увеличилось. Как утверждает CBI, в 1996 году расходы бюджета составляли 35% ВНП, а к 2006 году они достигнут 42%. «Правительство собирает налоги, тратит их и не справляется», — считает Майкл Говард (Michael Howard), член парламента от консервативной партии и министр финансов теневого кабинета.
Все это из-за амбициозных и дорогостоящих планов Блэра по спасению, в первую очередь, приходящих в упадок здравоохранения и образования — это именно то, за что выступает большинство британских избирателей. Для латания финансовых дыр правительство ввело кучу новых налоговых сборов и повысило уже существующие. С апреля на 1% вырастут взносы государственного страхования и для работников, и для работодателей. Пенсионные фонды лишились налоговых льгот по дивидендам. В сочетании с падением котировок на фондовом рынке это угрожает множеству компаний кризисом в пенсионном обеспечении. CBI оценивает потери компаний от повышения налогов в 1997—2005 годах в $74 млрд. «Благоприятная система налогообложения — это бриллиант нашей короны, но он начинает тускнеть», — полагает гендиректор CBI Дигби Джонс (Digby Jones).
Рост налогов начинает сказываться на прибылях. По данным консалтинговой фирмы Experian Business Strategies, прибыльность снижается 13-й квартал подряд и вряд ли начнет расти в ближайшее время. Замедлился рост производительности — примерно вдвое с 1997 года, до 1,25%. Однако, в отличие от большинства экономистов, министр финансов Гордон Браун (Gordon Brown) уверен в том, что экономика устойчиво растет, как и прибыли корпораций. Он прогнозирует повышение темпов роста в 2004 году до 3,4%, что превышает прогнозы независимых аналитиков на 0,7%.
Руководителей компаний ждет еще один серьезный удар. Два года назад Великобритания приняла Social Chapter ЕС (свод правил для социальной сферы. — «Профиль») и должна выполнять требования Брюсселя. Среди них — ограничение продолжительности рабочего времени, а также меры, необходимые, чтобы заставить компании предоставлять временным работникам такие же права и льготы, как постоянному персоналу. Еще одно непопулярное в Британии требование ЕС — обязательное представительство профсоюзов в советах директоров. По оценке Британской торговой палаты, соблюдение новых правил, законов, требований Лондона и Брюсселя будет стоить $24 млрд. в год. «Чем больше Британия будет вводить на своих рынках труда такие же ограничения, как в остальной Европе, тем больше она будет терять гибкость и конкурентоспособность», — предупреждает Хью Мэтью-Джонс (Hugh Mathew-Jones), партнер в лондонской аудиторской фирме PKF.
К тому же некоторые британские фирмы считают, что раз уж они должны разделять финансовое бремя ЕС, то имеют право и на льготы. Несмотря на ухудшение состояния экономики, фунт остается сильнее евро, что плохо для английского экспорта. Производители автомобилей говорят, что если страна не перейдет на евро в ближайшее время, то они будут вынуждены пересмотреть свою инвестиционную политику в Великобритании. Уже сейчас, несмотря на то, что Великобритания продолжает удерживать второе место в мире по привлекательности для прямых иностранных инвестиций, доля страны в мировых инвестиционных потоках снизилась с 39% в 90-х годах до 22%. Тони Блэр хочет, чтобы Великобритания стала больше похожа на остальную Европу. Если он будет неосторожен, то может и добиться своего.

Керри Кэпелл (Kerry Capell) в Лондоне. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK