Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Антикварно-никелевый сплав"

Супруга заместителя председателя Госкомспорта, бывшего вице-президента «Норникеля» Дмитрия Зеленина, Алла, на первый взгляд, примерная домохозяйка и мать троих детей. Но это только на первый взгляд.Алла Зеленина: С Димой мы познакомились в студенческой компании. Наш роман продолжался три года, это было такое медленно развивающееся действо. Вокруг были молодые люди гораздо более многословные и, что называется, производящие впечатление. А Дима говорил мало и только по существу.
Наталья Щербаненко: По существу — это «давай поженимся»?
А.З.: Вопрос о браке первой подняла я. Дима очень много работал, мы мало бывали вместе, и в какой-то момент я сказала, что надо что-то менять. Дело тут не в штампе в паспорте. Просто мне кажется, что отношения между мужчиной и женщиной должны проходить определенные этапы, и если что-то миновать, они начинают пробуксовывать. Свадьба — один из этих этапов.
Ключевое слово в характере моего мужа — системность. Так что мы «на берегу» обстоятельно обсудили дальнейшие перспективы нашей совместной жизни. Дима взял обязательство всегда меня обеспечивать. Еще договорились, что у нас будет не меньше троих детей.
Н.Щ.: За 10 лет удалось выполнить намеченное?
А.З.: Вполне. Старшей дочке, Алине, пять лет, Гале почти три года, младшему, Артему, — полтора годика.
Все дети появлялись на свет утром, когда Дима был на работе, и я всегда старалась представить, какое выражение лица у него должно быть, когда ему сообщают это приятное известие.
Мне тут на днях рассказали занятную историю: идет большая пресс-конференция по реструктуризации «Норникеля», вдруг Дима хватается за пейджер. Снова и снова перечитывает сообщение. По окончании мероприятия терпеливо отвечает на вопросы журналистов и только в холле на предложение подробно обсудить еще одну тему отвечает: «Вы знаете, я сейчас очень спешу. У меня сын родился».
Н.Щ.: Когда вы ждали малышей, муж ваши проблемы разделял?
А.З.: Ожидание нашего первенца закончилось неудачей. Дима тогда много был рядом со мной, старался отвлечь, переключить на что-то другое. Поэтому, когда мы ждали Алину, старались не настраиваться на какое-то чрезвычайно счастливое событие, относились к моей беременности спокойно, без эмоций.
Н.Щ.: Ваш муж — хороший отец?
А.З.: Хороший. Прежде всего он думающий отец. Несмотря на занятость, старается отслеживать буквально все, что происходит с детьми. По электронной почте получает отчеты специалистов, занимающихся с ребятами: врача, психолога, тренеров. К сожалению, Диме не удается много времени проводить с детьми. Но, на мой взгляд, более значимо другое — какую роль он играет в их жизни. Судите сами, старшая дочка, например, в ролевых играх всегда берет на себя роль отца.
Н.Щ.: В чем надо ограничивать детей, которые растут в семье с неограниченными материальными возможностями?
А.З.: Я понимаю, о чем вы спрашиваете. Не надо ставить искусственные ограничения. Гораздо важнее воспитать в ребенке умение различать, что можно, а что нельзя. И еще сформировать правильное отношение к труду. Для этого мы стараемся максимально загрузить детей разными интересными и полезными делами. Спортом, например.
Мы вообще семья спортивная. Для Димы день начинается где-то в 7.30 с занятий в спортзале. Для меня несколько позже, но тоже с тренировки. Для меня это еще и элемент внутренней дисциплины.
Н.Щ.: За что вы ругаете детей?
А.З.: За плохое отношение друг к другу. Но то, что «о маленьких надо заботиться», для пятилетнего ребенка пустые слова. Я придумала для дочек такую игру: я играю роль злого зверя, который нападает на двух маленьких зверушек, которых играют они. И Алина, не задумываясь, защищает младшую сестренку от общего врага. Я уверена, что поведение детей можно скорректировать только понятным им способом — через игру.
Н.Щ.: Создается ощущение, что вы подходите к воспитанию детей как-то очень профессионально.
А.З.: Может быть. Но мне действительно очень помогает психолог, который с детьми работает. Хорошо, когда квалифицированный специалист разбирает конфликтные ситуации: детей между собой, со взрослыми, с няней. Мы ведь часто видим то, что на поверхности, задача специалиста увидеть глубину проблемы.
Н.Щ.: Какими вы хотите видеть своих детей?
А.З.: Гармоничными. Если твой ребенок в чем-то далек от идеала, ни в коем случае не надо ломать его. Лучше постараться скомпенсировать его слабые стороны и развить сильные, чтобы в последующей жизни он мог чувствовать себя комфортно.
Н.Щ.: Как бы вы одним словом назвали то состояние, которое дает вам совместная жизнь с Дмитрием?
А.З.: Ощущение полной защищенности. Дима старается решить проблемы еще до того, как они станут мне известны, негативная информация до меня просто не доходит.
Н.Щ.: А вы любите поплакаться на плече у мужа?
А.З.: Не люблю. Дима не допускает меня до своих проблем, а потому вешать на него свои было бы с моей стороны нечестно.
Н.Щ.: За те десять лет, что вы вместе, ваши отношения изменились?
А.З.: Дима — человек замкнутый и довольно долго был закрыт и для меня. Мы всегда очень любили друг друга, но не думаю, что раньше мы были друзьями. До настоящей близости надо дорасти, и сейчас, мне кажется, у нас это получилось. Люди, начиная жить вместе, обычно делают одинаковую ошибку: пытаются не приспособиться к другому человеку, а приспособить его под себя. Когда мы поженились, мне было 28 лет, Дима на год старше — два взрослых самостоятельных человека со сложившимся характером и определенными представлениями о том, каким должен быть супруг. Со временем я поняла, что главное — это не взаимопроникновение, не растворение друг в друге, а, напротив, уважение к другому, принятие его именно таким — совершенно другим. Мы не та семейная пара, которая может сказать: «мы любим такое-то вино» или «нам нравится такой-то фильм или спектакль». У нас одно представление о главных жизненных ценностях, но совершенно разные интересы.
Н.Щ.: Сейчас я спрошу о самом памятном для вас подарке мужа. Только не рассказывайте, пожалуйста, про кольца с бриллиантами.
А.З.: Года полтора назад у меня появилось совершенно новое ощущение себя и жизни. Во-первых, я закончила курсы психолога и доктора суфийской медицины Норбекова, суть которых в том, что, когда меняется мир внутри тебя, он меняется и вокруг тебя. Еще я прочитала «Чайку» Ричарда Баха. У меня было какое-то удивительно светлое чувство, приподнятое настроение. Именно тогда Дима как-то приехал домой с огромным букетом цветов и оранжевым львенком, таким жизнерадостным и прекрасным! Не знаю, почему Диме пришло в голову подарить без всякого повода мне игрушку, но это был подарок «в десятку».
Н.Щ.: В светской хронике частенько пишут про то, как Алла и Дмитрий Зеленины провели такую-то вечеринку. Довольно необычная комбинация: как правило, публичные люди прячут в тень свою «вторую половину».
А.З.: Но мы действительно устраиваем их вдвоем: я отвечаю за творческую часть, Дима — за финансовую. Много лет проводим пикники в Ильинском. Три года назад они приобрели тематическую направленность. Например, на вечеринку под названием «Индия» пригласили кришнаитов, женщины переоделись в сари. На вечеринке «Космос» можно было примерить настоящий скафандр, в котором космонавты работают на орбите. Он очень тяжелым оказался. Под занавес игрушечную ракету запускали.
Н.Щ.: А вам никто не говорил, что все это со стороны немножко похоже на такие, знаете, безумные новорусские утехи?
А.З.: Наоборот, первая задача — уйти от буржуазности. В бриллиантах и декольтированных платьях никто не приходит, это уж точно. Потом, это вечера семейные, для детей организуется отдельная программа. Все вместе, все рядом, никому не скучно — это главное.
Н.Щ.: Дмитрий, вообще, человек семейный?
А.З.: С этим мне очень повезло. И у меня и у Димы семьи, где почитались родственные отношения, и мы оба подрастали на уважении к традициям. Дима — центр притяжения всех многочисленных родственников. Принял эстафету у деда: он был директором церковных мастерских Московской патриархии, одинаково относился и к высокопоставленным людям, и к рабочим, про его гостеприимство легенды ходили.
Это счастье попасть в такую семью. Знаете, у меня никогда не было ощущения, что меня рассматривают под лупой. Димины родители просто приняли меня сразу. И сейчас это близкие и родные мне люди. К сожалению, своих бабушку и дедушку я помню плохо, но знаю, что родители были с ними всегда очень близки. Папа, например, уже будучи взрослым женатым человеком, отпуск всегда проводил в доме у мамы в Саратове.
И сейчас наша семья всегда старается быть вместе, помогать друг другу. Это дает такое удивительное душевное равновесие, когда есть корни.
Н.Щ.: Вы часто в свет с мужем выходите?
А.З.: Не часто. Мы оба очень занятые люди, но светские рауты для нас всегда хорошая возможность побыть вместе. Хотя при этом мы совершенно не потеряны для общества. Нам не обязательно ходить под ручку, чтобы чувствовать, что мы — вместе.
Н.Щ.: Вот мы с вами все про мужа, про детей беседуем. И если бы мы сейчас не сидели в художественной галерее рядом с вашим рабочим столом, можно было бы подумать, что вы не более чем примерная домохозяйка.
А.З.: Да, это галерея. «Антология антиквариата» называется.
Н.Щ.: А что вам дома не сиделось?
А.З.: Женщина, которая все время сидит дома, начинает зацикливаться на бытовых вещах, каждая мелочь приобретает вселенский масштаб, ежечасное копание в коммунальных проблемах рано или поздно заканчивается плачевно и для нее, и для близких.
Вообще-то, я по образованию технарь, моя дипломная работа называлась «Разработка арифметическо-логического устройства 32-разрядного микропроцессора». Но мой папа интересовался русской живописью, собрал хорошую библиотеку по этой теме. Вечерами усаживал всю семью в комнате, вешал на стены репродукции и устраивал такую своеобразную экскурсию. Когда я вышла замуж, начала собирать русскую живопись, покупала картины на аукционах. Много ездила в Питер, познакомилась там с известным антикваром Романом Жаголко. Несколько лет назад вместе с ним и моей подругой Аленой Андроновой, которая, кстати, как и мой муж, закончила физтех, мы организовали галерею, которая соединила московский и питерский антикварный рынок. В основном занимаемся русской живописью XVIII—XX веков. Хотя нам интересно работать во всех направлениях. Например, последняя наша выставка называлась «От Мин до Цин» — китайские бронза и фарфор.
Н.Щ.: Дмитрий ваши начинания поддерживает?
А.З.: Поначалу относился не слишком серьезно, но с уважением. Помог составить бизнес-план и получить кредит. Он рад, что у меня все получается. Приходит сюда на все выставки.
Н.Щ.: А у вас, вообще, принято успехи и праздники отмечать? Вот, например, в день недавнего назначения вашего мужа зампредом «Госкомспорта» шампанское пили?
А.З.: Нет, это рабочий момент.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK