Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Армянские горки"

Ну, в конце концов, у всех свои недостатки. Например, у меня есть знакомый, который категорически не в состоянии состыковать два одинаковых носка. Отчего семейное гнездо сотрясают бури и хрупкая конструкция имеет все шансы разлететься на щепочки и перышки. А одна моя подруга готовит исключительно мизерными порциями, чем провоцирует мужа на вполне понятную ярость. Ну как куриную грудку можно разрезать на четыре порции? Голодный сытого не разумеет. И все- таки, и все таки… Эти милые люди как-то ладят. Закрывают глаза на некоторые шероховатости совместной жизни.Так вот моя знакомая Наташа возмущает мужа своей заполошностью. Хотя, в общем-то, это не самая неприятная черта в женщинах. Даже трогательная. Но Сергей отчего-то страшно злится. А чего злиться-то? Вот, к примеру, выскочила как-то раз вечером на лестничную клетку у них собачонка. Миниатюрный такой ирландский терьер, бантик на хохолке, по весу — порция мороженого. Наталья пропажу не сразу заметила. Позвала раз, позвала два — начала метаться по квартире. «Дора! Дора!» Собаки нет. Тут она вспомнила, что заходил сосед, дверь была открыта. Выскакивает на лестничную клетку, зовет собаку и — слышит душераздирающий визг своей Доры. И глухой голос мужчины. Ясное дело, драгоценную псину кто-то терзает. А время уже позднее. Наталья сама только что из ванны — в халате и пижаме. Но, услышав визг любимого существа, она, конечно, схватила лыжную палку из прихожей, крикнула на бегу: «Сережа, Дору убивают!» — и рванула вверх по лестнице в тапочках и махровом халате, потому как визг раздавался откуда-то сверху. Через ступеньки скачет, пса зовет, тот, в свою очередь, заливается на весь подъезд. Навстречу дети: «Что случилось, тетя Наташа?» — «Нашу Дору убивают». Тут на лестничную клетку выходит тот самый сосед, из-за которого Дора и убежала. В общем, на девятый этаж прискакала команда человек из десяти — в основном, конечно, дети и пенсионеры — в халатах и ночных рубашках, вооруженные скалками, гантелями, вениками и даже молотком для отбивания мяса. Завершал шествие Сережа с кухонным ножом в руках. И тут оказалось, что визг доносится из лифта, а лифт не открывается. Собака визжит, как будто из нее кроят перчатки. Вызвали ремонтную бригаду. В общем, когда лифт открыли, все увидели пьяненького Валентина Николаевича со второго этажа и заливающуюся лаем Дору, которая, как и многие собаки, категорически не переносила пьяных.
После этого Сережа долго орал, что его, серьезного человека, выставили в смешном виде и т.д. и т.п. Короче, сначала разберись, что происходит, а потом устраивай танцы с саблями. Тем более если муж работает в службе охраны крупной промышленной корпорации.
С другой стороны, если посмотреть на ситуацию повнимательнее, иногда можно было заподозрить, что Сергей сам порой как бы подталкивал ситуацию. Например, зовет его Наталья с кухни, а он не отвечает. Наконец она влетает в комнату: «Я же тебя зову!» — «А что ты кричишь?» В общем, все сложно. Где начинается одно и заканчивается другое — непонятно. Как говорил Гете, кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется как следует.
У Наташи и Сережи был дом в горах, недалеко от Сочи. Сначала я долго их допрашивал, на фига они купили дом в горах вместо того, чтобы поселиться около моря. Но, посетив сие благословенное место, понял, насколько ребята были правы. Кавказ подо мною. Точнее — перед. Чуть выше в гору — большое армянское село. Километра три вниз — какой-то местного значения центр с магазином, медпунктом.
Вот и этим летом Наташа и Сергей отправились к себе в горы. Вообще-то, уже в Москву к ним доходили слухи, что там, в горах, «пошаливают» чечены. У соседей-армян угнали скот. Еще у кого-то — ходили слухи — пропала дочка. Машины три исчезли — это точно. В общем, стало неспокойно. Вот мои друзья и поехали посмотреть — как там дела.
Спустя неделю стоит моя подруга на кухне собственного дома в горах, готовит обед. А муж у калитки с каким-то мальчишкой местным разговаривает. Черненький такой мальчик. Потом попробовала сациви — соли не хватает. Посолила.
Когда она выглянула в окно во второй раз — увидела только пыль от своей машины на повороте.
Наталья охнула, пулей вылетела из дома и помчалась за машиной. А та уже скрылась за поворотом. Горы же. Закрыв глаза руками и пытаясь осознать ужас происшедшего, Наталья села на камень у дороги. Что случилось? Может, им нужна была только машина? Может, они выкинули его где-то на дороге? Она уже по-другому оглядела пейзаж. Мостик через горную речушку. Может, под ним? «Сережа, Сережа!» — Жалобно причитая, она начала исследовать заросли у мостика. Нет, ни там, ни в кустах у калитки она мужа не нашла. Дневное солнце обжигало ее бедную голову. Выскочившая на крики соседка посоветовала сбегать вниз — в райцентр. Там милиция, пусть догоняют. Даже не закрыв дома и воя на ходу, Наталья побежала в нижнюю деревню.
Самое же ужасное, что милиции там не оказалось. Пометавшись по пятачку, на котором располагался рынок и школа, и не обнаружив никаких признаков власти, Наташа вбежала в школу. К счастью, кабинет директора был открыт. «Дорогая моя, помогите!» — закричала она. Директриса первым делом накапала Наташе корвалола и, профессионально держа за пульс, выслушала леденящую душу историю. «Милиции здесь нет, — задумчиво сказала она. — Для этого надо бежать в райцентр. Это еще десять километров вниз. Вам туда все равно придется ехать — заявление-то надо написать. Мой вам совет — поднимитесь к армянам. У них свои счеты с этими бандитами. Скорее уж они вам помогут, чем милиция. Если хотите, напишите заявление о пропаже мужа здесь. У меня вечером брат поедет в райцентр, отдаст».
Глотая слезы и обливаясь корвалолом, Наташа написала заявление, что ее муж был похищен такого-то числа и при таких-то обстоятельствах. Затем, поблагодарив директрису, она опять побежала вверх по горе, сбивая ноги. В армянское село она прибежала белая от пыли, размазывая слезы по сгоревшим на солнце щекам. И начала колотиться в первый же дом с краю.
— Что тебе надо, женщина? — спросил ее огромный черноволосый и чернобровый хозяин дома.
Наташа свалилась ему в ноги:
— Дяденька, милый, помогите! У меня мужа украли!
— Женщина, у меня много дел. Иди в милицию, — спокойно сказал армянин, собираясь закрыть калитку.
— Какая тут милиция! Помогите мне! А то кто ж спасет моего мужа, если не я?!
На Наташины крики начали открываться ворота соседних домов. Несколько мужчин подошли к ней. Они начали тихо переговариваться между собой по-армянски. Наталья замолчала, поняв, что сейчас решается судьба Сергея, ее жизнь. Некоторое время все они молча рассматривали Наташу.
— Ты откуда будешь? — спросил ее кто-то.
— Из Москвы, — пролепетала она, — с Шаболовки.
— Ладно, — сказал первый армянин, — поехали.
Минут через пятнадцать кавалькада из пяти джипов, укомплектованных армянами с ружьями (в первом ехала Наташа), двинулась вниз с горы.
Скоро они свернули на ту дорогу, где Наташа в последний раз видела их красный «ниссан». Она напряженно всматривалась вперед, хотя, ясное дело, их машина проехала уже давно и, значит, уехала далеко. И вдруг! Господи, она не поверила своим глазам. Им навстречу по соседней горе двигалась красная точка. Через некоторое время стали видны обтекаемые формы. Еще ближе — и красный Сережин «ниссан» отчетливо нарисовался на дороге.
— Стоп! — закричала Наталья. Она уже ясно видела, что за рулем сидит муж, спокойный, целый и невредимый.
Джипы выстроились на дороге бочок к бочку. Из окон торчали ружья. Страшные бородатые лица смотрели на Сергея, когда тот, ничего не понимая, вылез на дорогу.
— Нат, что это значит? — растерянно сказал он.
— Живой, родной мой! — завопила Наташа и кинулась к нему на шею. — Ты где был?
— А это что за армия Хаттаба? — уже более жестко спросил муж.
— Ну тебя же украли, — пролепетала Наташа, медленно соображая, что весь тарарам был, пожалуй, затеян не по поводу. И эти армяне с ружьями. И наливающийся яростью Сергей.
— Ты что, совсем с ума сошла? Ты зачем людей пригнала? Что за представление ты устроила? Мальчик-пастух ногу поранил, я его в больницу повез, — заорал он.
— Сказать можно было?! — закричала взбешенная и измученная Наташа.
— Слушай, — вмешался в семейный скандал главный армянин. — У тебя такая женщина! Настоящая женщина. Армию ради тебя собрала из чужих людей. Ты молиться на нее должен. Ноги ей целовать.
Сергей посмотрел на мрачных и вооруженных людей — между прочим, их было пятнадцать человек. Поблагодарил их, пожал всем руку, всех позвал в гости. А потом кивнул жене — дескать, садись в машину, поехали.
Пока караван джипов висел на хвосте, Сергей ехал молча. Но, глядя на выражение его лица, Наташа понимала, что чем тише он теперь, тем оглушительнее будет скандал дома. Но все равно, хоть и злой, он, живой и родной, был рядом.
— Совсем рехнулась, да? — сказал он, поворачивая к жене белое от ярости лицо, выключив зажигание у ворот дома. — Что ты тут устроила?
— А нельзя было сказать, что ты уезжаешь? — Наталья продолжила скандал с той, прерванной армянином ноты.
— На час отъехать нельзя, не доложившись тебе? Да?
— Да тебе нравится кишки из меня тянуть!
Весь отпуск они не разговаривали. И даже ухитрились вернуться домой на машине, не проронив ни слова. Недели две все друзья прилагали титанические усилия, чтобы помирить разругавшихся супругов. Наконец при всех — в ресторане (по этому поводу был устроен сабантуй) — Наташа и Сергей поцеловались и попросили друг у друга прощения.
И что? На следующий день Сергея вызвали к самому большому начальству. Пришла бумага из Сочи — брат школьной директрисы съездил-таки в райцентр и подал заявление о пропаже Попкова Сергея Викторовича, 1963 года рождения, начальника одного из департаментов службы охраны. Оттуда, понятно, пустили бумажку по всем инстанциям.
В общем, Сергея уволили. Финансовая безопасность — она важнее погоды в доме. Я даже боюсь представить, с каким лицом мой приятель в тот день переступил порог собственной квартиры.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK