Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Австралиец в Нью-Йорке"

Прежде чем стать актером, Хью Джекман изучал экономику, юриспруденцию и даже журналистику.   Смешно сказать, но первым делом смотришь на костяшки его пальцев. Эффект Росомахи. Что бы и кого бы теперь ни сыграл доблестный австралиец Хью ДЖЕКМАН, впечатлительному зрителю будут мерещиться стальные когти. У 42-летнего Джекмана пронзительно зеленые глаза, взъерошенные по моде волосы, опять же клевая трехдневная небритость и сильно накачанные руки — в любые эпохи модные. Он интеллигентен и мягок в разговоре, не стремится нагнать самовозвеличивающей пурги, как иные суперзвезды. Вообще по жизни этот блистательный выскочка из страны антиподов нетипичен для голливудской мегалиги. Мы встретились с Хью в Беверли-Хиллз, на презентации нового боевика «Живая сталь». Как сказал мне режиссер фильма Шон Леви, это футуристически навороченный вариант сказки про боксера Рокки и про вечную американскую мечту «из грязи — в князи».
   
   — Хью, я уверен, вам присылают десятки сценариев. Выбирай — не хочу. Почему вы выбрали этот?
   — Отец и сын. Их отношения. Меня эта линия очень растрогала. А тут еще мой сынишка стал просить почитать ему на ночь. Под рукой оказался только сценарий. Думаю: почему бы ему не рассказать эту историю, тем более там про бокс с роботами? Сын захныкал: хоть маленький, а знает, какими занудными бывают голливудские сценарии. Я ему: давай хоть одну страничку. И я влип! Потому что дней десять подряд читал ему на ночь сценарий «Живой стали» — снова и снова.
   — В общем, детское кино.
   — Ну, не только. Взрослым тоже может быть интересно, особенно тем, кто сохранил непосредственность восприятия.
   — Вы бы хотели, чтобы дети пошли по вашим стопам?
   — Если они сами захотят. Но я против, чтобы главной мотивацией стали деньги и слава. Ничего хорошего не получится. Тогда пусть уж лучше, как мой отец, идут в бухгалтеры. Актерство без любви не работает. Отец был против моего выбора, но, когда увидел, что я не представляю иного будущего, стал мне помогать, за что я ему благодарен. Моему сыну Оскару сейчас 11 лет. Когда ему было семь, он снялся со мной в фильме «Австралия». Мы выехали на натуру, он делал уроки в вагончике: только с этим условием отпустили из школы. Мальчик видел, что снимаются дети аборигенов и другие ребята, и ему было страшно обидно. Я не смог отказать: Оскар четыре дня участвовал в массовой сцене. Толпа и он в ее гуще спускались по ступенькам к верфи, а потом поднимались на борт судна. Отснявшись, Оскар сказал: «Папа, у тебя самая скучная профессия на планете, я никогда не пойду в актеры». В душе я возликовал: «Ура!» Но виду не показал.
   — Как примерному отцу, вам не сложно было перевоплощаться в не самого лучшего папашу на свете?
   — Напротив, я ловил кайф! В жизни таких грубых слов своему сыну не говорил, как в этом фильме я говорю Максу, которого играет отличный канадский парнишка Дакота Гойо. Но дальше происходит нечто такое, что понимаешь: этому неудачнику и никудышному отцу должна улыбнуться удача. В общем, Чарли получает второй шанс. И это страшно ответственно, потому что проиграть для него — это все, точка.
   — Если бы у вас был продвинутый робот дома, какие дела вы бы ему перепоручили?
   — Вещи, которые я не люблю делать. То есть практически все! (Смеется.)
   — Например?
   — Признаюсь, если есть противоположность «золотым рукам», то это я. Когда изобретут робота-рукодельника, я куплю его за любые деньги.
   — Продвинутые технологические феньки типа айпэда вас привлекают?
   — Наверное, нет. Я вхожу в 80% населения, которое долго раскачивается, прежде чем перейти на новый уровень. Обычно отстаю от технологической моды года на два. Так, у меня компьютер трех-четырехлетнего возраста. И меня он полностью устраивает: брожу по Сети, посылаю и читаю имейлы. Вот и все. Наверное, использую процентов пять компьютерной памяти. Может быть, потому что и своей памяти я использую примерно столько же.
   — А айпэд у вас есть?
   — Стыдно сказать — есть. Это меня жена подвигла: милый, это такая знатная штука! Она меня уболтала, что и детям эти штуки просто жизненно необходимы.
   — В ключевом эпизоде вы весьма убедительно боксируете, правда, не на ринге, а с воображаемым соперником. Брали уроки?
   — Да, пришлось. Шугар Рей Леонард не давал мне пощады, он мировой чемпион и марку держит. Говорил: ты, конечно, будешь хвалиться, что я тебя тренировал, так что давай, парень, потрудись. Ты же должен прилично боксировать, а иначе какой я, к черту, тренер? А еще меня усиленно тренировал почти два года Майкл Оладжиде, бывший боксер-чемпион по кличке Шелк.
   — В нокдауны вас не отправляли именитые наставники?
   — Нет. У нас был неконтактный бокс. Вы разочарованы? То есть он был неконтактный для меня. А вот моему дублеру-каскадеру Эдди Давенпорту досталось по полной программе. В одном эпизоде мне самому пришлось его бить. Один, второй, третий дубль. Эдди работал молча и спокойно. И лишь потом я узнал, что сломал парню два ребра.
   — А говорят, актерство — безобидная профессия…
   — Всякое бывает. Но если говорить об актерской доле, то ты беззащитен перед зрителем. Не можешь скрыть свои страхи и комплексы. Все видно как на ладони. Не спрячешься за маской, какой бы эффектной она ни была. Чтобы не впасть в депрессию, нужно разобраться в себе, своем потенциале и не думать, что тебе подвластно все. Позитивная самокритика — лучшая терапия.
   — А как вы стали актером?
   — После нескольких не-удачных попыток выбрать другую карьеру. Я начал довольно поздно, в 26 лет. И сразу влюбился в актерство. Без памяти, на всю жизнь. Великое счастье — любить то, чем занимаешься. Поэтому я никогда не устаю, не замечаю времени на съемочной площадке. Что, неужели еще один день прошел?!
   — Что повлияло на выбор карьеры?
   — Уж никак не семья. Отец мой был бухгалтером в фирме Price Waterhouse, брат — адвокатом. Я изучал экономику и юриспруденцию, был на хорошем счету. Но месяцев через шесть меня как пробило: ну не мое это. Отправился путешествовать по миру, целый год колесил по разным странам. А затем стал изучать журналистику и массмедиа, получил диплом бакалавра. Мне не хватало всего двух баллов для диплома, когда я записался в студенческую постановку пьесы Вацлава Гавела «Меморандум». Гавел, знаете, такой чешский троцкист, который стал после краха коммунизма лидером страны. Так я попал на сцену.
   — Для вас принципиально, в какое кино зовут? В драму, комедию или фэнтези, где нужно выпускать когти?
   — Играть Росомаху оказалось делом сложным, особенно поначалу. Я совсем другой по характеру, чем мой герой. Пришлось сильно напрячься. Кто-то, может, смотрит на меня в «Людях Х», на мои прыжки и гримасы, и ему кажется, что все легко дается. Нет, это вовсе не прогулка в парке. И даже роли совсем другого плана — как в «Кейт и Леопольд» и «Пароль «Рыба-меч» — тоже даются нелегко. Но это невидимые миру слезы, не будем размазывать их по щекам.
   — Почему именно Австралия стала кузницей актерских кадров для Голливуда?
   — А вы хотели, чтобы это была Ирландия? Мы сами потомки ирландских каторжников, так что у нас веселые и грозные гены. Но если честно, я не знаю, почему австралийские актеры так успешны в Америке. Может, добротная британская актерская школа сказывается, а может, амбиции пришельцев с края света. Но не надо идеализировать Австралию. У нас хватает дурных актеров. И все мы делаем ошибки, играем нередко плохие роли. Среди австралийцев мало тех, кто добился известности в юности, в 18-20 лет. Хит Леджер, пожалуй, — самое известное исключение. Обычно, чтобы научиться держаться в седле, нужно время. Но попав в Америку, держимся вместе, что-то наподобие неофициального клуба.
   — С кем из соотечественников вы дружите?
   — С Николь Кидман, Наоми Уоттс. Самый близкий друг — Эрик Бана. Он не уехал из Австралии. Живет в своем городке, ходит в одно и то же кафе, где знает всех. Занимается джоггингом по утрам. Я так не могу. Меня всегда гложет муза странствий, мы с женой кочевники по натуре.
   — Слава облегчает вам жизнь?
   — Джон Траволта мне как-то сказал: если ты плохой парень, то слава усиливает отрицательные свойства твоей личности. И наоборот. Например, Пол Ньюман был очень щедрым и благородным человеком, и слава дала ему широкие возможности проявлять щедрость и благородство, стать образцом для подражания. Про себя могу сказать, что я терпимый и покладистый, всегда могу договориться с кем угодно. В нашей профессии стресс и страх очень сильны. И когда режиссер сильно давит на актеров и их нервирует, я могу отвести его в сторонку и сказать: слушай, если ты будешь так продолжать, я тебе могу врезать, так что не обижайся. Спокойно так говорю, с улыбкой. И знаете, действует безотказно. (Смеется.) Правда, часто именно трудные, ершистые режиссеры — самые талантливые, так что я всегда предпочту работать именно с ними.
{PAGE}
   

   ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ ХЬЮ ДЖЕКМАНА
   2000
   «ЛЮДИ ИКС»
   Первая и самая удачная история похождений мутанта Росомахи в исполнении Джекмана.
   2001
   «ПАРОЛЬ «РЫБА-МЕЧ»
   Джекман сыграл талантливого хакера, которого заставляют делать ужасные вещи под угрозой расправы над дочерью.
   2004
   «ВАН ХЕЛЬСИНГ»
   Не слишком удачный фильм, но Джекман в роли истребителя нечисти великолепен.
   2006
   «СЕНСАЦИЯ»
   Джекман в роли британского красавца аристократа со своими скелетами в шкафу. Режиссер Вуди Аллен.
   2006
   «ФОНТАН»
   Сложная картина Даррена Аронофски. Джекман играет человека, который несколько веков пытается спасти свою возлюбленную.

   

   С 7 октября
   «ЖИВАЯ СТАЛЬ»
   Фантастика, США, 2011. Режиссер Шон Леви.
   В ролях: Хью Джекман, Дакота Гойо, Эванджелин Лилли, Кевин Дюран, Хоуп Дэвис.
   Автор добротных семейных комедий Шон Леви (дилогия «Ночь в музее») переключился на фантастику… и получилось довольно удачно. Его «Живая сталь» — это духоподъемная картина для всех возрастных категорий, обильно справленная отличными спецэффектами. Действие происходит в будущем, боксерские бои запрещены, и вместо людей сражаются бесчувственные жестянки. Однако действительно ли у робота нет души? На этот вопрос и попытается ответить главный герой фильма (Джекман) — бывший спортсмен, а ныне антрепренер. Помогать ему в этом будет объявившийся из ниоткуда родной сын. На ум приходит сразу несколько аналогий — от «Рокки» до «Я — робот».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK