Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Автомобиль не контрабанда, а средство передвижения"

Контрабанды на рынке импортного алкоголя и автомобилей больше нет, уверен начальник Главного управления федеральных таможенных доходов ГТК РФ Эльчин САФАРОВ.«Профиль»: Эльчин Алекперович, с 1 января действует новый вариант Таможенного кодекса. Есть уже какие-нибудь результаты?

Эльчин Сафаров: Да, есть: контрольные показатели за январь перевыполнены ГТК на 6% по всем видам налогов.

Новый кодекс, безусловно, прогрессивнее предыдущего. Те, кто критиковал его и говорил, что он выгоден крупным компаниям-импортерам, забывают самое ценное, из заложенного в этом документе, — упрощение процедуры таможенного оформления. Производитель может оформлять груз и самостоятельно, и через брокеров — закон это теперь позволяет. А таможенные органы должны содействовать тому, чтобы грузы, перемещаемые через государственную границу, оперативно обрабатывались, налоги платились в полном объеме, а владельцы товаров в определенной степени были защищены.

В целом за 2003 год таможенные органы перечислили в бюджет более 4,4 млрд. рублей акциза, взысканного при ввозе товаров на территорию России, и это на 33% больше, чем в 2002 году. План был выполнен на 110,54%.

«П.»: На показателях работы вашего управления, которое курирует акцизные товары вроде алкоголя или дорогих иномарок, упрощение процедур отрицательно не сказалось? К примеру, ни для кого не секрет, что импортеры Bentley могут оценить свой автомобиль на таможне всего в $50 тыс.

Э.С.: Вы правы, раньше недобросовестные участники рынка практиковали подобные вещи. Мы этот бардак искоренили. Во-первых, определено единственное место декларирования автомобилей таких марок, как Aston Martin, Bentley, Bugatti, Ferrari, Hummer, Lamborgini, Lotus, Maseratti, Porsсhe, Rolls-Royсe, Maybach, Volkswagen Phaeton, Volkswagen Touareg, BMW Z8, а также Mercedes, — это Центральная акцизная таможня, где работают специально обученные сотрудники. И сегодня мы не оформляем эксклюзивные автомобили, если заявленная стоимость ниже $200 тыс.

«П.»: А по алкоголю вам удалось «обелить» импорт?

Э.С.: Импорт алкогольной продукции ежегодно прирастает на 30-40%, в 2003 году объемы составили $815 млн. Лидерами по объемам по-прежнему остаются страны ближнего зарубежья, но большие поступления в бюджет (60%) обеспечиваются экспортом из дальнего зарубежья. Кстати, впервые за последние годы французские вина (12% от импорта вин) заметно опередили грузинские (5%).

«П.»: Но это может быть свидетельством того, что «грузинских» вин просто стали больше изготавливать на «Малой Арнаутской». Выявлять это, наверное, можно только одним путем — сверять данные ГТК по объему импорта с данными отраслевых ассоциаций и объединений о том, что ввозится в страну. Вы это делаете?

Э.С.: Такая работа проводится. Показательна в этом смысле история с рынком сигар. По данным таможенной статистики, объемы ввоза сигар в 2003 году составили примерно 1 млн. штук. При этом ассоциация табачных дистрибьюторов «Грандтабак» оценила ежегодный оборот сигар на российском рынке в 3-4 млн. штук. Подобная нестыковка возникла по нескольким причинам. Например, гражданин имел право ввозить 400 штук сигар в качестве товара для личного потребления, соответственно, не платил таможенные платежи. Однако их ввозили экипажи самолетов, совершающих рейсы в страны-производители, а розничные сети зачастую не брезговали этим нелегальным товаром и брали на реализацию. Но проблема была нами оперативно решена. Во-первых, мы установили единое место таможенного оформления сигар в Москве и Московской области, а правительство сократило лимит льготных сигар для ввоза физлицами с 400 до 50 штук.

В результате каждая кубинская сигара подорожала в среднем в 2 раза. Однако пессимистические прогнозы о сокращении импорта сигар не оправдались — напротив, количество заказанных акцизных марок увеличилось.

«П.»: А данные по автомобилям?

Э.С.: Здесь, как и на рынке алкоголя, никаких расхождений с данными ассоциаций нет. По нашим оценкам, объем контрабанды не превышает сотые доли процента. Если машина куплена у официальных дилеров, уполномоченных на реализацию машин, покупатель может ездить спокойно: мы все держим под контролем. И я отвечаю за свои слова. Другое дело — импорт, осуществляемый предпринимателями-физическими лицами. ГТК проконтролировать деятельность каждого, понятное дело, не может.

«П.»: То есть ситуации, когда человек совершенно легально купил в России машину, а потом его чуть ли не в кутузку волокут, потому что выясняется — машина эта в международном розыске или не прошла нормальной растаможки, — такие ситуации будут и впредь?

Э.С.: Мы стали более плотно работать с ГАИ. Я думаю, в нынешнем году удастся навести полный порядок в этом направлении. Через несколько месяцев ГТК представит систему, которая позволит моментально узнавать историю любой машины, проверяя, таким образом, легальность ее оформления.

«П.»: Вы сказали, что одна из задач ГТК — ускорение движения грузопотока. Что имеется в виду: искоренение бюрократических проволочек на таможне или льготные процедуры для отдельных производителей?

Э.С.: Никаких льготных процедур. В нашем обществе слово «льготный» почему-то воспринимается как нечто эксклюзивное для дружественных структур. Вот этого нет. Процедура таможенного оформления может быть упрощена для всех, и это отражено в статье 68 нового Таможенного кодекса. Согласитесь, по сути, на рынке работают одни и те же участники ВЭД. По статистике, если взять общий объем поступлений таможенных платежей, 75% формируется за счет всего 2 тыс. юридических лиц.

«П.»: Сколько их всего?

Э.С.: Всего в списках ГТК свыше 70 тыс. юридических лиц — это те, кто хоть раз что-либо оформлял на таможне. В каждом сегменте рынка свои лидеры, и их мы хорошо знаем. Так, более 98% табачных изделий обеспечивают 15 импортеров, 65% алкоголя ввозятся 18 импортерами, при том что на рынке их более трехсот. Основной импорт сахара обеспечивают 6 операторов, курицы — 10 организаций.

«П.»: В чем состоит упрощение процедуры таможенного оформления для подобных компаний?

Э.С.: Возьмем те же автомобили. Зачем требовать каждый раз весь пакет документов, если производитель — Mitsubishi, Toyota, Mercedes или Volkswagen — будет ввозить одну и ту же модель на протяжении года? Зачем каждый раз требовать контракт, инвойс (счет-фактура, документ, выписываемый продавцом на имя покупателя и удостоверяющий фактическую поставку товара и его стоимость. — «Профиль»)? Сейчас объем документов, необходимых для таможенного оформления, заметно сократился. А производители, со своей стороны, охотно идут навстречу ГТК, информируя о нарушениях, которые затрагивают их собственные интересы. Таким образом, рынок сам себя защищает от демпинга.

«П.»: То есть идея «белых списков» оказалась удачной?

Э.С.: Я бы не называл это идеей. Это, скорее, новая идеология — содействие внешней торговле. Во всем мире таможенные органы решают несколько задач: оказывают помощь бизнесу, обеспечивают поступления в федеральный бюджет и защищают рынок. У нас произошла смена приоритетов: теперь на первом плане именно помощь бизнесу за счет упрощения таможенных процедур.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK