Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Бабочки образования"

Мало кто сомневается в том, что нацпроекты надо обсуждать. И обсуждать их лучше в хорошей компании и приятной обстановке. Поэтому недавно нацпроект «Образование» обсуждали в Сочи.Сюда из столиц и регионов собрались педагоги, менеджеры и профсоюзные лидеры от образования.

Как только в воздухе запахло реальными деньгами, школы оживились. Ведь школам—победителям нацпроекта государство выплачивает неплохие денежные вознаграждения, а частенько и местные власти добавляют. Может получиться более миллиона рублей. Чтобы победить, надо лишь осуществлять образовательные инновации — так сказать, быть на переднем фронте образовательного процесса.

Конечно, миллион — деньги в хозяйстве любой школы отнюдь не лишние, но даже чтобы принять участие в конкурсе, директор должен немало попотеть.

Как рассказала корреспонденту «Профиля» директор одной из московских школ, учительская общественность вообще недостаточно информирована о проходящем под эгидой нацпроекта конкурсе. Высказывали учителя и другие претензии: объем документов, которые должна представить каждая школа для участия в конкурсе, огромен; критерии участия в конкурсе размыты, недоработаны; к тому же школы, выигравшие конкурс нацпроекта, не могут потратить призовые деньги по своему усмотрению, они ограничены в выборе товаров и услуг.

Недовольны жизнью своих подопечных учителей и профсоюзные лидеры от образования. Серьезные дядьки с партийными лицами в первый день встречи так и заявили: если, мол, нормативно-подушевое финансирование в школах будет введено, то в сентябре все учителя выйдут под предводительством профсоюза на баррикады.

Кто виноват? Журналисты!

Ждали министра. Но Фурсенко не приехал. Почему — народ так и не понял. Не смог. Не позволили государственные дела.

Вместо себя министр прислал зама Калину.

Журналисты, от скуки лениво ковырявшие в носу, ожили. И не напрасно. Калина зажигал. С бешеной скоростью носился он по образцово-показательным учебным заведениям Сочи и его пригородов, а когда остановил свой стремительный бег, тут же напал на журналистов. Называя тружеников пера исключительно на «ты», замминистра образования вел встречу с нами «а-ля хамоватые монологи юмориста Арлазорова». Звучало это примерно так: «О каком знании и уважении к русскому языку может идти речь, когда все вы, журналисты, абсолютно безграмотны? А если вы даже что-то и напишете, то потом сами же и прочитать не можете. Да. Отвечать на заведомо провокационные вопросы не буду. Все равно вы все передернете или неправильно поймете. Если надо — сами за меня ответите, напридумываете. Только фамилию мою поставите. Знаю я вас. Вот».

Но кое-что из этого спектакля нам понять все же удалось. Очевидно, потусторонний голос нашептал Калине, что пора и по делу слово молвить.

Например, часто сопровождая министра в его командировках, мы не могли не отметить, что всегда и везде местные руководители от образования (и это оправданно) пытаются показать столичному чиновнику самые лучшие школы, техникумы и вузы. Министра встречают напряженные причепуренные учителя, облаченные в парадную форму ученики, заученно говорящие всем «здрасьте», свежекрашеные стены и наскоро обновленные стенды о вреде наркотиков: «Если тебе не с кем поделиться горем, найди доброго взрослого» ипр.

Не уровень

В такую среднюю школу №65, что в любимой президентом Красной Поляне, нас и повезли. Школа впечатлила. Для сельской она действительно выглядит шикарно. Оно и понятно. «Красная Поляна — это вам не колхоз имени Фарабундо Марти», — кратко комментируют ситуацию мальчишки, играющие за воротами в футбол.

— Что это за суета вокруг вашей школы? — задаю им наводящий вопрос.

— А мы Путина ждем! — рапортует самый бойкий.

— И часто вы ТАК его ждете?

— Несколько раз в год. А он что, не приедет? (С явным разочарованием в голосе.)

— К вам министр едет. А возможно, его зам, — делюсь сакральными знаниями.

— Не уровень! — констатируют краснополянские прогульщики, потеряв к нам всякий интерес.

Их товарищи в стенах школы в это время стояли по стойке «смирно» на спортивной площадке и поочередно, краснея от натуги, тягали пудовую гирю. По мере приближения московского гостя к спортплощадке гиря вздымалась ввысь быстрее и веселее. Но Калина царственным взором на физкультурниках не задержался. Заглянул в школьный туалет, в изокласс, сел в дорогой черный автомобиль и уехал. Мальчишки по обе стороны забора расстроились: «Вот Фурсенко с нами бы поговорил…»

— Вам не надоело всякий раз видеть одни и те же отшлифованные школы? Не скучно? — спрашиваю замминистра, умудрившись найти паузу в его насыщенной речи.

— А зачем ехать так далеко, чтобы посмотреть плохие школы? — взвился Калина. — Мы, как бабочки, должны находить лучшее и опылять. Вот сейчас посмотрим здесь, в Сочи, что интересного изобрели у себя местные учителя, а потом поедем в другие регионы и расскажем там.

— Как изменится с введением в жизнь нацпроекта роль директора школы?

— Мы должны быть благодарны учителям, что в 90-е они не дали развалить систему, хотя тогда они думали не о развитии, а о том, как удержаться на плаву. Сегодня директор школы должен смотреть далеко вперед. Если раньше он представлял интересы коллектива учителей перед властью, то сегодня он должен представлять интересы общества, выполнять его запросы. Вообще, по большому счету, в идеале сегодняшний директор школы — это отличный педагог, который прошел магистрат управления учреждением образования.

— Какова, по-вашему, дальнейшая судьба нацпроекта «Образование»?

— Это от вас, журналистов, зависит.

— ???

— Ну, если вы будете писать о нем (проекте) разные гнусности, то ничего хорошего его не ждет…

Вот так. А мы-то, наивные, думали, что судьба нацпроекта «Образование» в руках чиновников и учителей. Бывает.

Кстати, на второй день подведения итогов, когда народ таки осознал, что министр не приедет, страсти сами собой улеглись. Не то южное солнышко развеяло протестные настроения, не то Калина всех развеселил, но даже хмурые дядьки из профкомов как-то сразу забыли про свои угрозы и баррикады, заулыбались, расслабились.

— А как же борьба, интересы «угнетенных учителей»? — упорно вопрошали мы.

— Какие учителя? Какие баррикады? Вы ослышались! — сыто пропели профсоюзные лидеры, выходя из ресторана со шведским столом.

Спортсмены подкачали. Как всегда

А если серьезно, то, обсуждая нацпроект, учителя говорили не только о соблюдении личных интересов. Все чаще сетовали на некачественные условия учебы. Ну нельзя, согласитесь, отдавать первоклашку в школу с хорошими учителями, но с загаженными туалетами. И это ведь прогресс, когда учителя, а не родители задумываются о безопасности и комфортных условиях для учеников, о среде общения старшеклассников.

Все мы помним, что такое учительская (пусть даже в хорошей школе). Обычно это казенное помещение с теми же партами и стульями. В лучшем случае — с телевизором. Для сегодняшней школы это позор, не скрываясь, говорили учителя. И то правда: как быть простому учителю, если его ученики лучше разбираются в современных носителях информации, на «ты» с программами, о которых их учитель знает понаслышке? Компьютеры с выходом в Интернет, интерактивная доска — таким педагогическим интернет-кафе должна быть сегодня современная учительская. Мечты, мечты…

А пока стабильную материальную поддержку школы по-прежнему получают из кошельков родителей (см. диаграмму). Но если родители готовы выкладывать денежки на новые занавески и бумагу для принтера, то зарплату учителям они из своего кармана не повысят. Поэтому из школ стабильно уходят молодые учителя, у которых есть новые знания и желание работать, но нет выслуги. Нищенская зарплата в 1800 рублей их явно не устраивает. В лучшем случае молодым специалистам предлагают совместительство. И тогда учитель физики учит еще и химии, а если повезет, и математике. Пока и ему, и ученикам это не надоест.

Охотнее всего покидают школы молодые учителя обществоведения (21%), истории (18%), иностранных языков (11%) и математики (10%). Заработок, который мог бы удержать педагогов на работе в школе (по опросам Минобрнауки), должен составлять не менее 23 тыс. рублей в месяц.

В этот раз, подводя итоги нацпроекта, Министерство образования впервые поинтересовалось мнением родителей. Правда, опрашивали только тех, чьи дети учатся в хороших школах — победителях конкурса в рамках национального проекта.

По 5-балльной шкале наиболее высоко родители оценили качество преподавания в начальных классах — 4,8 балла. Также довольны они преподаванием математики и русского языка. А менее всего, по мнению родителей, положительные изменения коснулись спортивной работы в школе и групп продленного дня. Положительную оценку учителям по этим предметам поставили 0,55% родителей.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK