Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Бабушка пирата"

Как пенсионер — так непременно с молодой душой. Мы к этому относимся иронически, не задумываясь, что молодость — пусть даже не подтвержденная юным телом — страшная сила.Недавно наша страна влилась в мировое движение по празднованию Дня пожилого человека. Трудно сказать, что этому способствовало. То ли это был хитрый маневр в отношении электората, то ли не захотелось отставать от всего прогрессивного человечества.
Зрелище, конечно, тяжелое — если сравнивать их старичков и наших. Однако вопрос — как сравнивать. По некоторым позициям мы явно дадим фору западным бабкам и дедкам, путешествующим по миру и улыбающимся человечеству высококачественной металлокерамикой.
Вот недавно я был в Ирландии. Чудная провинциальная страна. Познакомился с очаровательной женщиной по имени Шийла. Точеный профиль, талия 67 сантиметров, копна золотых волос (крашеных наверняка), муж с брутальным профилем, пятеро детей, двенадцать внуков (по ирландским меркам, более чем скромненько), дом в одном из самых дорогих районов Дублина. На мой вопрос, что она больше всего любит делать, Шийла ответила: танцевать. И рассказала байку. Пошли они как-то с мужем в гости. И ее посадили рядом с каким-то замухрышкой. Ростом ей до плеча, лицо похоже на кукиш и разговорчивый, что наш Жириновский. Полтора часа она с ним проговорила, дальше — сил больше нет. И вот этот кукиш, уловив, что дама томится, спрашивает, чем, дескать, она увлекается. На что Шийла с очаровательной улыбкой — господи, да когда же он отстанет — говорит: танцевать. О, расцветает в улыбке кукиш, разрешите вас пригласить. И Шийла, делая мужу страшные глаза, идет танцевать. Так вот, человечек оказался тамошним чемпионом по бальным танцам. Протанцевав с ним два часа, Шийла его уже не замечала ни его роста, ни его дурацкой внешности. Танцевали только они вдвоем, все остальные гости стояли по стенкам и аплодировали. Последним танцем был рок-н-ролл. Человечек так перекинул Шийлу через спину, что у старушки сместился позвонок и ее увезли с вечеринки на «скорой». Лечилась она месяца три, но до сих пор воспоминание о рок-н-ролле — одно из самых сладостных ее жизни. «Такого партнера у меня больше никогда не было»,— говорит Шийла, и глаза ее становятся нежными и мечтательными.
У нас, конечно, бабки — особенно те, у которых по пять детей — рок-н-ролл не танцуют. У них другие проблемы. Вот у матери на работе коллега — Вера Михайловна. Второй год никак не разведется со своим дедушкой — на шестом десятке она сообразила, что радости от дедушки никакой, расходы одни. Тем более что дедушка как «квасил» в молодые годы, так и «квасит». Только если раньше он еще представлял какой-то интерес для женской части населения, что возбуждающе действовало на тетю Веру, то сейчас уже нет. А характер у дедушки остался такой же скверный и куражливый, как в те времена, когда этот траченный молью мех бегал по лесам. Так что на момент нашей истории Вера Михайловна вела окопную войну с дедушкой, мягко побуждая его переехать в квартиру, доставшуюся ему от матушки, тоже той еще стервы, царство ей небесное, вечный покой.
Жили наши старосветские помещики вместе с внуком, родители которого разбежались давным-давно, сбросив малютку на тетю Веру. В общем, как писала знаменитая советская писательница, время ночь.
Но после ночи, как известно, поднимается какая ни есть, а заря. Закон природы, ничего не поделаешь. Малютка, то есть внук Миша, выросла. Поступила в институт, занялась спортом, начала водить в дом девушек. И все это на фоне вечной нехватки денег и боев между дедушкой и бабушкой, которые велись с переменным успехом. Рок-н-ролл, понимаешь.
Так вот. В одночасье бабушка гоняет по квартире дедушку, потому что тот съезжать вовсе и не собирается. Его на старости лет потянуло на уют, домашние пироги, стакан воды и даже на любовь. Последнее в особенности доводит бабушку до белого каления. А Миша ждет визита своей очередной подружки. Выглядывает с балкона, смотрит на часы. Нервничает. Потому что девушка задерживается. И тут раздается звонок.
Миша распахивает дверь. И через секунду уже стоит с заломленными руками — некто в черной маске так стремительно его скрутил, что никакое дзюдо не помогло, равно как и дзю после. Тем временем второй человек, который стоял за спиной у первого, быстро вошел в квартиру. Дедушку он обнаружил на кухне, где тот разговаривал с золотыми рыбками в аквариуме. «Молчите? — строго выговаривал дедушка рыбкам, которые смотрели на него выпученными глазами и дружелюбно помахивали большими хвостами.— То-то!» Тут дедушка поднял палец, перевел взгляд на дверь, где стоял незнакомец в черной маске, и тихо сполз по стенке. Через минуту его руки были уже связаны носовым платком.
— Кто еще есть в квартире? — спросил первый у Миши.
— Бабушка.
— Где?
Миша кивнул на дверь гостиной. Но бабушки в гостиной не оказалось. Не было ее и в других комнатах, а равно в ванной и туалете. Люди в масках шарахнули Мишу по голове чем-то тяжелым и занялись поисками бабушки уже основательно. Точнее, один перетряхивал ящики и выгребал то, что ему казалось ценным, другой пытался обнаружить Веру Михайловну под кроватями и в шкафах. Тщетно. Бабушка как сквозь землю провалилась. Человек в маске озабоченно выглянул в окно — нет, на асфальте под окном он не обнаружил распростертого тела. Ну и ладно, пропала бабка и пропала. Кому она надо.
И тут откуда-то с улицы раздался истошный женский крик:
— Караул! Грабят!
— Видать, мы здесь не одни,— сказал первый.
— Сколько человека ни воспитывай, он все равно хочет жить хорошо,— философски отреагировал другой.
— Караул! Грабят! Помогите! Вызовите милицию! — крик стал еще громче.
Первый выглянул в окошко. Тихая улица была безлюдна и тиха. Никаких бандитов, которые мучили бы бедную женщину, не было видно.
— Непонятно, с балкона, что ли, кто-то кричит? Ты на балконе смотрел? Может, это наша бабка?
— Смотрел, никого,— сказал первый, но для верности еще раз выглянул на застекленную лоджию.
— Грабят!
Но тут на улице появилась машина. Из нее вышел человек.
— Мужчина! Мужчина! — раздалось откуда-то совсем рядом.— Вызовите милицию! Грабят!
Вышедший из машины человек задрал голову. И первым делом увидел торчащих в окне ребят в масках — те как раз пытались понять, откуда идет звук.
Рука прохожего потянулась к мобильному телефону.
— Помогите!
— Елки-палки, сматываемся.
Меж тем к мужчине на улице присоединилась еще парочка прохожих. Они показывали руками на окна квартиры. Судя по всему, они поняли, что ребята в масках собираются сматываться. Потому что один из прохожих — здоровый мужик с рыжей бородой — взял железный лом и продернул его через ручки подъездной двери, чтобы невозможно было открыть. За пару минут к этой троице подсосались бабушки из соседнего подъезда, мамашки с колясками, несколько подростков на роликах.
В общем, когда эти идиоты в масках попытались выйти из подъезда, их встречали, как нашу олимпийскую сборную. Торжественность момента подчеркнула ментовозка — которая распахнула свои гостеприимные зарешеченные двери, как раз когда ребята выломали дверь подъезда.
И тут возникла проблема с бабушкой. Потому что она сидела на ящике кондиционера. Пока Вера Михайловна голосила с него, она ничуточки не боялась. Но как только проклятые расхитители частной собственности были скручены, она дико сдрейфила. Третий этаж, между прочим. Причем чем больше соседи подбадривали Веру Михайловну, тем больше она боялась. Главное, что даже сообразить, как перебраться с этого самого кондиционера обратно в окошко гостиной, она не могла. Несмотря на то, что в молодости была альпинисткой.
Спасибо службе спасения, которая примчалась через двенадцать минут и простерла свои лестницы прямо к ногам Веры Михайловны. И могучий спасатель, придерживая Веру Михайловну за руку и за талию (67 сантиметров), помог ей спуститься вниз.
А вы говорите — День пожилого человека, рок-н-ролл, смещение позвонков. Кстати, у моего знакомого этот самый кондиционер недавно оторвался от стены и хлопнулся вниз. Хорошо, что младшая группа детского сада уже успела прошагать с барабаном в сквер на прогулку. И удар пришелся по крыше «мерседеса», который как раз под окном моего знакомого и парковался. Так что у Веры Михайловны были все шансы спланировать на кондиционере вниз. Как говорится, старость — это флирт со смертью.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK