Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Банки пошли ва-банк"

Пока европейские политики пытаются договориться о путях выхода из долгового кризиса, ФРС США бросила коммерческим банкам спасательный круг.   Жизнь и смерть — категории, относящиеся не только к людям, но и к тому, что было до нас, и к тому, что нами создано. Например, к валютам. Правило общее.
   Прах — к праху, а деньги — к деньгам.
   Любопытное совпадение. 30 ноября ФРС США и центральные банки Канады, Японии, Швейцарии, Великобритании и ЕЦБ заявили о том, что достигли соглашения о проведении с 5 декабря до 1 февраля общей политики, цель которой — расширение доступа банков, европейских и не только, к дешевым долларам. Примерно в то же время из Астаны (там было уже 1 декабря) с прогнозом развития ситуации на валютных рынках выступил Герман Греф. Не столько как глава крупнейшего в России банка, сколько как теоретик.
   Что же дает столкновение теории с практикой? Начнем с теории. Впереди, по Грефу, маячит такая альтернатива. Возможна, к примеру, «попытка решения проблемы с помощью европейского печатного станка, с помощью Европейского центробанка». Но чтобы эта мера принесла позитивные плоды, необходимо соблюдение ряда условий. «Наверное, эту возможность можно использовать только в одном случае — в случае значительно более глубокой интеграции управления всей Европой, но такая интеграция возможна только при однозначных ответах на целый ряд вопросов, на которые сегодня пока в Европе никто отвечать не готов. И на такие вопросы, как создание, условно говоря, Соединенных Штатов Европы, наверное, дать ответ в такой короткий исторический период времени просто невозможно», — перечеркнул эту возможность Греф. Он считает, что «включение печатного станка в условиях сегодняшнего уровня интеграции» неприемлемо для Германии и других ведущих европейских стран. Греф напомнил, что «у немцев в исторической памяти очень глубоко сидят последствия такого рода политики». Первое, что приходит в голову, — это гиперинфляция в годы после Первой мировой, когда, собственно, и началось восхождение Гитлера и нацистов к вершинам власти.
   Вывод Грефа: инфляция «не спасает Европу, поскольку самая главная проблема Евросоюза заключается в разном конкурентоспособном потенциале экономик участников ЕС».
   С Грефом мог бы поспорить Нуриэль Рубини. Советник президента Барака Обамы призвал Европейский центробанк выпустить в обращение не менее 2 трлн евро, без чего, как он уверен, не погасить долговой пожар в Италии. Эта мера приведет к масштабной девальвации евро, которую Рубини оценил в 30-40%. Девальвация — мощный стимул экономического подъема за счет прежде всего развития экспортного производства. Инфляции при этом, конечно, не избежать, но девальвация прокладывает путь к подъему экономики, а именно это в конечном счете и есть преодоление кризиса.
   Но и Грефу есть что возразить Рубини. «Мы видим, что в условиях единой валюты любые колебания валютного курса будут в первую очередь бенефициарно использованы самыми сильными экономиками, в этом смысле потенциала для развития слабых стран, периферийных стран Европы просто не существует — при падении ВВП на 5,5% и долге Греции, даже списанном наполовину, мы не видим перспектив, возможности расчетов по тем долгам, которые сформированы за последнее десятилетие», — уверен Греф.
   Остается, по Грефу, «валютная дезинтеграция», похороны евро и возврат национальных валют. «Это очень тяжелая история, которая чревата возможностью распада всего Евросоюза, это то, что вызовет очень тяжелую реакцию на глобальных рынках, но это, на мой взгляд, значительно более честная политика, которая дает перспективы восстановления конкурентоспособности периферийных стран и возвращения их в валютное сообщество Евросоюза», — подвел итог Греф.
   Практики, однако, не торопятся готовить для евро погребальные венки.
   Смысл акции центробанков — в снижении цены долларовой ликвидности в рамках валютных свопов. Плавающая ставка по ним сокращается на 50 базисных пунктов.
   Впервые долларовые своп-линии (финансовые инструменты, позволяющие обмениваться валютой по фиксированным ставкам) были предложены ФРС центробанкам других стран во вре-мя кредитного кризиса 2008 года. Но-вация в том, что теперь ЕЦБ сможет брать займы в долларах дешевле, чем раньше. До 5 декабря ЕЦБ платил ставку ФРС в размере 1,08%, однако с 5 декабря эта ставка снижена до 0,58%, а это даже дешевле, чем платят американские банки, ставка для которых составляет 0,75%.
   Рынки отреагировали восторженно. За неполную неделю с 30 ноября европейские фондовые индикаторы выросли более чем на 11%, американские прибавили 8-8,7%, российские поднялись на 6,7-10,3%. Что характерно, рекорд поставил итальянский индекс FTSE MIB, который поднялся за неделю на 11,7%, — такого не было с сентября 2001 года. Расчет центробанков оправдался: снятие угрозы кризиса ликвидности вернуло рынкам интерес к риску.
   Речь идет не просто о манипулирова-нии денежными инструментами. До это-го в Европе обсуждались планы решения проблем суверенных долгов, то есть спасения государств. Теперь приоритет у спасения банков. До этого в фокусе были исключительно европейские проблемы, новая мера адресована мировой экономике в целом. В этом смысле новая мера регулирования адекватна мировому кризису.
   Это, конечно, не значит, что игра сделана. За акцией центробанков последу-ет девальвация доллара. Долги европейских стран номинированы в евро. Для того чтобы не усугублять ситуацию, ЕЦБ должен откликнуться массовой эмиссией евро, чтобы «уравнять» курсовое соотношение. Но чтобы пойти на такую акцию, надо преодолеть те проблемы и разногласия в ЕС, о которых говорил Греф. С соответствующими инициативами уже выступили Николя Саркози и Ангела Меркель. Многое зависит от скорости, с которой будут крепнуть вертикали экономической политики Евросоюза. Акция центробанков, пожалуй, впервые показала, что борцы с кризисом могут перехватить у него инициативу. Важно ее не упускать.
   Акция ФРС и центробанков — отнюдь не бескорыстное переливание из доллара в евро. По сути, позитивный эффект девальвации, о котором говорил Рубини применительно к еврозоне, теперь, пока ЕЦБ не даст ответ, перебрался в США. Американская экономика получает импульс подъема. Это эффект валютной войны. Если же ЕЦБ ответит, возникнет ситуация, когда две мировые валюты в одном лифте обесценятся по отношению ко всем остальным. Экономики США и Европы пойдут в отрыв. Оборотная сторона — долларовая и евроинфляция. Ее остановит подъем экономики, а пока — на распродажу!
   

   В ЦИФРАХ
   0,58%
   — с 5 декабря до 1 февраля такова цена долларового заимствования в рамках операций своп для ЕЦБ. Американские банки получают деньги ФРС дороже — за 0,75%.

   

   IN BRIEF
   Смысл акции центробанков — в снижении цены долларовой ликвидности в рамках валютных свопов. Плавающая ставка по ним сокращается на 50 базисных пунктов.
   Впервые долларовые своп-линии (финансовые инструменты, позволяющие обмениваться валютой по фиксированным ставкам) были предложены ФРС центробанкам других стран во время кредитного кризиса 2008 года. Новация в том, что теперь ЕЦБ сможет брать займы в долларах дешевле, чем раньше. До 5 декабря ЕЦБ платил ставку ФРС в размере 1,08%, однако с 5 декабря эта ставка снижена до 0,58%, а это даже дешевле, чем платят американские банки, ставка для которых составляет 0,75%. Речь идет не просто о манипулировании денежными инструментами. До этого в Европе обсуждались планы решения проблем суверенных долгов, то есть спасения государств. Теперь приоритет у спасения банков. До этого в фокусе были исключительно европейские проблемы, новая мера адресована мировой экономике в целом. В этом смысле новая мера регулирования адекватна мировому кризису.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK