Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "БАНКРОТСТВО СКАЗОЧНОГО МИРА"

Эмират Дубай не выдержал ноши, его государственный холдинг не в состоянии выплачивать миллиардные долги. На массу только что отстроенных вилл и квартир класса люкс нет спроса. Последствия этого болезненны и для немецких инвесторов: возвращается страх перед финансовым кризисом.    Атмосфера в преддверии праздника приношения жертв в исламских странах такая же, как в предрождественские дни на Западе. Люди благочестивые думают о Всевышнем, прочие — об отпусках и каникулах.
   Школы в Дубае в позапрошлую среду закрылись на каникулы, учреждения и компании ушли на неделю в отпуск. Иностранцы ринулись в Индию, в Европу, на Сейшелы. Те из местных, кто не отправился в Мекку, по обычаю отцов воспользовались благоприятной погодой и уехали отмечать праздник в пустыню. В эмирате у Персидского залива воцарился бы праздничный покой, если бы не неприятность, застигшая врасплох государственный холдинг Dubai World.
   Компания сообщила, что «намеревается просить всех, кто финансирует Dubai World и Nakheel, заключить с ней соглашения о моратории и о пролонгировании своих кредитных линий минимум до 30 мая 2010 года».
   На первый взгляд это совершенно безобидная и вежливая просьба к игрокам на международном финансовом рынке несколько подождать с требованиями выплаты займа в $3,5 млрд, взятого на нужды государственной дочерней риэлтерской компании Nakheel. Но банкиры услышали в этом крик о помощи, к тому же — совершенно неожиданный.
   Еще в начале месяца правитель эмирата шейх Мохаммед Бен Рашид аль-Мактум на конференции инвесторов заверял, что Дубай поддерживает свои государственные компании. А если кто-то утверждает что-то иное, пусть он заткнется, заявил шейх. Дословно: Shut up. И вдруг такое: оказывается, правитель не в состоянии наскрести даже сравнительно скромную сумму, во всяком случае — по его масштабам. Происшедшее «просто не укладывается в сознании», заявил Эккарт Вёрц, ведущий экономист исследовательского центра Gulf Research Center.
   Просьба об отсрочке платежей шокировала весь Аравийский полуостров и вызвала панику в мире финансов. Курсы акций на азиатских и европейских биржах обвалились, немецкий индекс DAX в позапрошлый четверг просел на 3,3%.
   Финансовые осложнения в регионе Персидского залива затрагивают и немецкие концерны: как-никак арабские государственные фонды купили немало акций немецких компаний — например, Daimler, Deutsche Bank или Volkswagen. Возникло опасение, что финансисты могут начать вытаскивать свои деньги из немецких активов, чтобы оказать помощь попавшему в беду соседу.
   У международных инвесторов зародились сомнения в платежеспособности эмирата — они начали опасаться за свои вложения. У Dubai World и ее дочерней фирмы, торгующей недвижимостью, долгов в стране и за ее рубежами набралось почти на $60 млрд. Боятся они и того, что грозящее банкротство государственного холдинга увлечет за собой и другие арабские государства. Тогда волны могут докатиться и до западного экономического мира и причинить здесь немалый ущерб.
   Неплатежеспособность Dubai World стала бы ощутимым ударом прежде всего для банков. В числе примерно 70 кредиторов такие крупные английские и арабские финансовые институты, как HSBC, Barclays и Abu Dhabi Commercial Bank. Недавно национализированный Hypo Real Estate тоже имеет там свою долю, измеряемую двузначным числом.
    По данным Федерального банка, немецкими финансовыми институтами в Объединенные Арабские Эмираты закачано кредитов на сумму в 3,7 млрд евро.
   Глобальный финансовый кризис, уже казавшийся преодоленным, вновь резко ворвался в сознание людей. Инвесторы озабоченно спрашивают: а может, Дубай — только первая ласточка и еще какие-то страны находятся под угрозой оказаться раздавленными бременем долгов? Снова у всех на устах мерзкое слово «государственный дефолт». Действительно ли самое страшное уже позади? Или еще впереди?
   Вместе с финансовым пузырем в Дубае лопнула и еще одна иллюзия: представление, будто любой аравийский правитель может спроектировать экономическое чудо прямо у кульмана. Эмират, совсем недавно казавшийся страной послезавтрашнего дня, при ближайшем рассмотрении выглядит пожилым и беспомощным. И это после того, как в течение целого десятилетия его развитие напоминало съемку рапидом: на месте заспанного портового городишки на берегу Дубайской бухты как на дрожжах вырос центр глобальной торговли и финансов.
   Шейх построил сверкающий сказочный мир с помпезными семизвездочными отелями, отделанными мрамором торговыми дворцами и километровыми рядами небоскребов, вонзившихся в вечно голубое небо: один другого огромнее, роскошнее, дороже. И абсурднее: хотите покататься на лыжах при жаре в 44 градуса? — Не вопрос. Возводишь гигантский ангар и устраиваешь в нем трассу для спуска длиной 400 метров с искусственным снегом.
   Казалось, в этом мегаполисе не действовали устаревшие законы экономики. Недвижимость перепродавалась еще до окончания строительства, иногда — по нескольку раз, принося при минимальных авансовых платежах (иногда менее 10% от стоимости) прибыли в двузначном диапазоне цифр. Этот вид безудержной спекуляции называли «авантюрными сделками». Примерно четверть дубайского ВВП поступала от сооружения недвижимости и торговли ею. Были периоды, когда каждый четвертый подъемный кран в мире работал здесь. Звучит, как сказка из «Тысячи и одной ночи», на самом деле так создавали тысячу и один пузырь.
   Наполняли их деньгами со всего света. Ради претворения миражей в жизнь эмират в последние годы набрал долгов на международных рынках капиталов на $80 млрд. А это почти столько, сколько Германия выделила на послекризисное оживление конъюнктуры. Из этих кредитов до 2013 года должно быть погашено около $50 млрд.
   Выплатить такие объемы действительно трудно, чтобы не сказать — нереально. Все некогда сделанные расчеты вдруг перестали оправдываться.
   Цены на недвижимость просели, за год они упали наполовину. Тем не менее каждый день завершается строительство все новых вилл и роскошных квартир — и они стоят пустыми. В небоскребах вдоль авеню Sheikh Zayed Road не востребованы целые этажи, стеклянные фасады заклеены огромными растяжками «Сдается!». По оценкам экспертов по недвижимости, загруженность офисных помещений достигает лишь 41%. Вероятно, этот показатель и дальше будет снижаться: в 2011 году в Дубае, городе с полуторамиллионным населением, будет больше свободных офисных помещений, чем в Шанхае, где проживает более 15 млн человек.
   Местные банки участвовали в финансировании этой мании величия, поскольку им ничего другого не оставалось. Никто не отваживался задавать вопросы о платежеспособности, когда кредит запрашивала одна из государственных фирм. Правительство пользовалось банками как хотело, рассказывает осведомленный источник: «И сегодня все, что желудок не мог переработать, подступает к горлу».
   Сведения об этом до общественности почти не доходили. До позапрошлой среды страна не знала сомнений и страхов. Казалось, Дубай хорошо справился с кризисом. Аэропорт до последнего времени сообщал о растущем числе пассажиров. Через грузовой порт Джебел-Али за три последних месяца прошло больше товаров, чем когда-либо прежде.
   Но главное в другом. Несколько месяцев подряд нефть вновь дорожала, что опосредованно позитивно сказывалось на экономике эмирата, собственные месторождения которого выработаны практически полностью. Считалось, что приток средств из соседнего Абу-Даби, на который приходится около 7% мировых запасов нефти, гарантирован. В Дубае не сомневались: богатый брат вновь поспешит на помощь.
   Конечно, в начале года Абу-Даби уже спас Дубай от банкротства, предоставив пакет помощи объемом в $20 млрд. Однако, похоже, даже такой суммы не хватило для обслуживания кредитов. Деньги исчезли так же быстро, как вытекает масло из треснувшего сосуда.
{PAGE}
   «Напрашивается предположение, что Абу-Даби аннулировал предоставленный Дубаю кредит или по меньшей мере сократил его лимит», — говорит Бернхард Золледер, последние три года возглавляющий инвестиционный банк в Дубае, о причинах, вынудивших эмира прибегнуть к «аварийному торможению». Сказочно богатым шейхам надоело каждый раз «отдуваться» за соседа.
   Другие банкиры уверены, что признание шейха Мохаммеда явилось результатом дерзкого противостояния с богатым соседом, обернувшегося катастрофой. Как показали последние месяцы, Абу-Даби соглашался помогать, выдвигая все более и более жесткие условия. Дубай, основательно переоценив свои силы, попытался вывести конфликт на международный уровень, чтобы оказать тем самым давление на шейхов Абу-Даби — по принципу: «Если вы не поддержите нас на плаву, мы потонем вместе».
   Впрочем, деньги на осуществление сумасбродных строительных проектов давали не только богатые соседи, но и мелкие инвесторы со всего мира, в том числе из Германии. Они оказались заложниками ситуации. Фонды инвестиций в недвижимость не могут реализовать свои активы, некоторые даже были вынуждены приостановить плановые выплаты.
   «С обеда среды (25 ноября) у нас разрываются телефоны, — рассказывает австрийский девелопер Йозеф Кляйндинст. Звонят инвесторы, доведенные до крайней степени раздражения, большая часть из них немцы. — Многие хотят одного: вернуть себе свои деньги, — сетует он. — Я их позицию понимаю. Капитал, как пугливая косуля. А здесь принялись палить из всех пушек».
   Многие годы инвесторы верили, что Дубай — вечноцветущий оазис в пустыне. Эмиссионные банки сулили фантастические доходы по вкладам, которые к тому же до недавнего времени не облагались налогом. Правда, скептические голоса стали раздаваться довольно рано. И даже члены Немецкого союза закрытых фондов, обычно не отличающиеся особой привередливостью, отказались включить продукты Дубая в свои инвестиционные программы. Правовое основание приобретения земельных участков, которое зачастую происходило исключительно через посредников в Дубае, показалось им слишком уж ненадежным.
   Другие инвестиционные компании это, напротив, не испугало. С 2004 года фирма Alternative Capital Invest (ACI) из Гютерсло помогла вложить деньги в различные фонды Дубая почти 8 тыс. инвесторам, объем капиталовложений составил около 250 млн евро. Еще около года назад ACI громогласно заявляла: «Вкладчики V Dubai Tower KG получают максимальную прибыль». ACI привлекала в качестве действенных «рекламоносителей» бывших звезд большого спорта, таких как Борис Беккер, Ники Лауда и Михаэль Шумахер. «Я лишь позволил им использовать свое имя, причем получил за это меньше миллиона евро», — признается сегодня легендарный победитель «Формулы-1» Лауда.
   Планировалось, что в Дубае появится «деловой центр Бориса Беккера» и «бизнес-авеню Михаэля Шумахера». Ни по первому, ни по второму из них не готова даже проектная документация, не говоря уже о строительной реализации намерений. В поземельной книге говорится, что одним из застройщиков является группа Nakheel.
   Вкладчики ACI уже поднимают мятеж. Они основали объединение по защите своих интересов и надеются привлечь инвестиционную компанию к ответственности через суд. Когда ожидать распределения дивидендов, в ACI не сообщают, ограничиваясь не слишком информативным ответом: «Это зависит от развития ситуации в мире в целом и, в частности, от того, каким будет экономическое положение в Дубае».
   После 25 ноября сказать, что произойдет с экономикой Дубая, более чем непросто. Шейх Мохаммед пытается выиграть время. Едва ли можно предположить, что лишь по стечению обстоятельств известие о финансовых проблемах эмирата стало достоянием общественности незадолго до праздничных каникул, когда офисы и многие магазины Дубая закрываются на целую неделю. Это дало правителю страны несколько дней передышки. Однако уже в прошлую среду, когда в ОАЭ отмечали национальный праздник, всем в Дубае должно было стать ясно: золотые времена остались в прошлом.
   На этот день было назначено торжественное открытие 818-метрового небоскреба «Бурдж Дубай», самого высокого здания в мире. Увы, соблюсти сроки не удалось.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK