Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Барышня и хулиган"

Варвара Владимирова — супруга председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергея Тарасова, дочь актрисы Алисы Фрейндлих и режиссера Игоря Владимирова. Когда девушка из интеллигентной театральной семьи познакомилась с молодым человеком с Чукотки, никто и не предполагал, что она станет женой влиятельного чиновника Северной столицы.Сергей Тарасов: Варька — избалованное дитя, а я — человек с Чукотки.
Ольга Зборовская: «С Чукотки» — это вы образно говорите?
С.Т.: Я родился в Киргизии, а вырос на Чукотке. Тогда многие ехали на Север за «длинным рублем».
О.З.: Чукотский парнишка отхватил себе девушку из высшего общества… Как удалось?
С.Т.: Можно, конечно, все отнести за счет моего напора, красоты и ума… Но до конца я так и не понял, почему она за меня замуж вышла.
Познакомились мы десять лет назад на питерском телевидении. Она туда пришла после театрального института. У меня с друзьями была фирма «Новоком», выпускавшая разную видеопродукцию, например программу «Адамово яблоко». Я увидел Варю и совершенно ясно понял: это человек, с которым я хочу прожить всю жизнь.
О.З.: Варвара, а вы что почувствовали?
Варвара Владимирова: Не знаю, не знаю. Напор был колоссальный. Я не успела толком разобраться, что к чему. Как будто упала в речку с большим течением и меня унесло. Было сказано примерно следующее: «Я очень много работаю, у меня нет времени на сюсюканья, на ухаживания. Я хочу, чтобы мы были вместе. Так что бери вещи и переезжай ко мне».
О.З.: Свадьба-то у вас была?
С.Т.: Свадьба была совершенно замечательная!
В.В.: Жених напился до та-а-кого состояния… И все так хорошо организовал, что когда мы с мамой вышли в темную ночь после совершенно замечательной свадьбы, то не обнаружили ни одной машины. Он со всеми гостями и родственниками уже попрощался и всех отправил по домам. И вот я в белом платье и мама с какими-то кастрюлями в охапке стоим на улице, и нас некому отвезти. Тут появляется жених и ну голосовать…
О.З.: Что на это сказала Алиса Бруновна?
С.Т.: Пилила меня потом. Она не ожидала от меня такого. Хотя Варвара несколько преувеличивает. Я, конечно, напился. Но по причине большого душевного подъема.
О.З.: Варвара недавно вернулась в театр. Вы ее легко отпустили?
С.Т.: На нашей свадьбе Варин отец, Игорь Владимиров, сказал тост. Даже не тост, а напутствие. Он сожалел, что Варька бросила свою профессию. Сейчас она возвращается на сцену, и я горжусь этим. Она долго сопротивлялась — невероятным трудом я ее сдвинул. Я всегда хотел, чтобы она вернулась в театр, хотя и трудно в тридцать лет возвращаться. Но Варвара человек талантливый и очень талантливая актриса. Я уверен в этом абсолютно.
В.В.: Ты так говоришь, будто у меня какая-то огромная роль. В спектакле «Калифорнийская сюита» с Олегом Басилашвили и Алисой Фрейндлих играю пьяную проститутку. Роль без слов, но необходимая. Я все третье действие на сцене.
О.З.: Это было что-то вроде разминки после длительного перерыва. Что дальше?
В.В.: Я не вижу смысла работать в государственном театре. Сегодня может иметь место только антреприза: когда продюсер находит деньги, раскручивает спектакль. При такой системе актер, во-первых, получает интересную роль, а во-вторых, за это удовольствие еще и платят.
О.З.: У вас большая разница в возрасте?
С.Т.: Девять лет всего. И при этом совершенно разный взгляд абсолютно на все. На кино, на книги, на манеру одеваться. Я, например, не переношу Варвару в ее черных брючных костюмах. Мне нравится, когда она в юбке.
В.В.: А еще он считает себя Макаренко и все время твердит, что я неправильно детей воспитываю. А я считаю, что он — неправильно.
С.Т.: Ее разговоры с детьми примерно такие: «Никиточка (или Анечка), а не хочешь ли ты?..» В ответ: «Не-е-ет, конечно!» Начинается длительная беседа, увещевания, которые заканчиваются ничем. И только призыв к авторитету отца или призыв самого отца имеют действие. Каждый раз говоришь ей: «Варь, ты взрослый человек, должна брать на себя ответственность. Не вопрошай — утверждай!»
В.В.: Что касается авторитета отца… Никита недавно заявил: «Почему я должен делать так, как хочешь ты? Я не хочу заниматься музыкой. Почему папа не занимался ни тэйквондо, ни музыкой, а я должен? Я хочу быть во всем как папа». Я у него спрашиваю: «Ты будешь политиком? Ты же хотел артистом быть». Он: «Ну, раз папа политик, значит, буду политиком». «Тогда с завтрашнего дня пойдешь в кружок художественной самодеятельности». Никита был в шоке. «А что, папа ходил в такой кружок?» Да, папа ходил. Потому что это был единственный кружок на Чукотке.
С.Т.: У нас там были один кружок, одна школа и преподавательница, которая занималась с нами английским, литературой и чуть ли не физкультурой. Словом, мое образование оставляло желать лучшего.
О.З.: К моменту знакомства с Варварой вы уже пообтесались в Питере?
С.Т.: К этому времени мне было уже за тридцать. С начала девяностых годов беспрерывно занимался разным бизнесом. Тогда это все внове было, для мужиков самый кайф. В бизнес я пришел с хорошей жизненной школой. И в милиции работал, и грузчиком, и токарем. Некоторые остаточные явления той жизни наблюдаются до сих пор. Есть, например, небольшие проблемы с русским языком. Могу честно признаться, что слова «прецедент» и «инцидент» я освоил, уже будучи женатым, с помощью Алисы.
В.В.: Раньше моя мама не знала, как себя с Сергеем вести. Делать замечания взрослому человеку она не считала возможным. С другой стороны, она хотела, чтобы он исправлял свои ошибки. Когда Сергей что-то рассказывал, она очень внимательно слушала и тихонечко на бумажке записывала слово, которое он неправильно произнес. А потом эту записочку ему тихонечко подкладывала.
С.Т.: Я считаю, что главное качество в человеке — умение учиться.
О.З.: Варвара, как вы относитесь к политической карьере мужа?
В.В.: Честно говоря, без особого восторга. Он уже шесть лет как депутат и три года как спикер — это очень серьезно, накладывает много ограничений, очень много времени занимает. Мне кажется, что из Сережи вышел бы хороший продюсер. Занялся бы продюсированием моей мамы, например.
О.З.: Сергей, а почему вы свою тещу зовете по имени, что это за американизм?
С.Т.: Я к ней раньше обращался просто: «теща». Это ее огорчало. «Чувствую,- говорит,- себя анекдотическим персонажем». Называть ее Алиса Бруновна я не мог. Потому что мы были на «ты». Я всегда сразу предупреждаю, что могу говорить человеку «вы» только первые полчаса. Потом все равно на «ты» перейду. И как бы это звучало? Ты, Алиса Бруновна? Пришлось перейти на Алису. У нас в семье все на «ты».
О.З.: Варвара, возвращаясь к театру: правда, что на самом деле вы никогда не хотели быть актрисой?
В.В.: Мои родители страстно мечтали, чтобы я пошла по их стопам. Помню, мама наигрывала на рояле и пела какую-то детскую песенку, провоцировала меня, чтобы я за ней повторяла, хотела понять, есть ли у ребенка слух. Вот она поет, а я молчу. Она: «Ну, Варенька, я сейчас спою, ты за мной повтори, а потом мы вместе споем». Я молчу. Долго смотрю на нее тяжелым взглядом, а потом говорю: «Поешь? И пой!»
Актрисой я быть не собиралась, но хотела что-нибудь близкое к театру. Все-таки выросла я за кулисами. Решила пойти на театроведческий факультет. Но мне там было скучно. Через год пошла-таки на актерский. Подумала: даже если ничего потом не получится, я хоть время весело проведу. А когда «потом» наступило, я струсила. Не пошла работать в театр, не почувствовала в себе уверенности. Тут мама такая, тут папа такой… Ну, что я? И пошла на телевидение. Работала там ассистентом режиссера.
О.З.: Где, как нам уже известно, познакомились с Сергеем. И о профессиональных амбициях пришлось забыть на долгое время.
В.В.: У меня никогда и не было страсти к профессии. Я всегда мечтала о семейной жизни. Когда меня спрашивали, во что я играю, я отвечала: «В уютие». Это детское слово означало созидание уюта, уютного домика. Мне нужно вить гнездо. Вот моя внутренняя страсть.
О.З.: Может, тогда самое время еще кого-нибудь родить?
С.Т.: Можно подумать. Когда мы спрашивали детей, кого они хотят — сестричку или брата, Никита сказал, что нужно обязательно родить сестру. Чтобы Аньке было с кем общаться и она наконец отстала от него.
О.З.: Вы строите планы на будущее для своих детей?
С.Т.: Мне бы хотелось, чтобы они занимались тем же, чем и их родители. А пока они ходят в обыкновенный сад и в хорошую, но не элитарную гимназию.
В.В.: Актерская профессия, скорее, мужская. Но, с другой стороны, мужчина должен кормить семью. А для этого актеру нужно быть «звездой». Так получается не всегда. Дочку хочется видеть балериной. Посмотрим.
О.З.: Нынешнее свое «гнездо» вы оформляли сами?
В.В.: Непосредственно планировку квартиры помог разработать один наш друг, конструктор. А уж все остальное: где какой цвет, где какая лампочка — это я сама. Никаких дизайнеров.
С.Т.: Самое замечательное в квартире — это мой кабинет. Люблю здесь перебирать бумажки. Вид из окна очень хороший, виден настоящий Петербург.
О.З.: А ружье на стене зачем?
С.Т.: Увлечение юности. Знаете, как мужчины относятся к оружию.
О.З.: Охотитесь?
С.Т.: Стреляю только по банкам. Варвара предупредила: если я когда-нибудь стрельну в животное, она со мной разведется. А вот в банки и сама пострелять любит.
В.В.: У нас есть еще кое-что общее. Мы не любим захламлять квартиру и с упоением выбрасываем лишние вещи. Или огурцы сажаем в огороде. А потом в экстазе их собираем. Или едем в лес и наперегонки носимся за грибами, у кого гриб лучше. Разве этого мало для счастливой семейной жизни?

ОЛЬГА ЗБОРОВСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK