Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«Березовский привлекает меня иррациональностью»"

В столице Великобритании обозреватель «Профиля» встретился с женой самого знаменитого и самого непримиримого российского иммигранта — Бориса Березовского. Борис Березовский поселился в Лондоне с женой, Еленой Горбуновой, и двумя детьми — Глебом и Ариной. Периодически в прессе — в том числе отечественной, все еще ностальгически привязанной к главному ньюсмейкеру 90-х — возникают сенсационные сообщения насчет очередного ухода Березовского от жены, жены от Березовского и обоих из бизнеса, но статус-кво исправно сохраняется. Семейный тыл у Березовского прочен, а на политическом фронте ему, судя по всему, ничто не угрожает. То есть неприятности возможны и даже случаются, но он нужен живым, потому что ниша главного врага, Курбско-Троцкого наших дней, не может быть вакантна. Все политические покушения плюс возможную нестабильность на Кавказе надо на кого-то валить, а другие кандидатуры врага не просматриваются: Березовский, кажется, последний, кто не сложил оружия, хотя влияние его на современную российскую реальность до смешного мало. Так мне кажется. Сам он, наверное, думает иначе. Что думает по этому поводу его жена — выяснить не удалось. Она не из тех жен, кто публично оценивает степень успешности мужей, особенно когда против этих мужей играет целое государство.
   — А почему вы вообще мной заинтересовались?
   — Всегда интересовался людьми, живущими в экстремальных обстоятельствах. Кстати, у вас нет обиды на Березовского за то, что он вас во все это вверг?
   — Я и без Березовского жила бы точно так же. Это душевный склад — у меня обязательно была бы жизнь с приключениями, путешествиями, страстями, без надежды на стабильность. Не то чтобы я любила опасность и выбирала ее добровольно, но у меня так получается.
   — Тоскуете по России?
   — Я почти ничего не знаю о той стране, какой сейчас стала Россия. Почти никого в ней не люблю. Есть люди, с которыми я хотела бы видеться, и компании, в которых хотела бы появляться, но их можно и здесь встретить, а жить там сейчас — нет, мне не хотелось бы. Изредка прилетать — да. Борис в интервью обычно говорит, что скучает по снегу. Но снега и в Швейцарии, где мы катаемся на горных лыжах, выше крыши.
   — Вам не страшно жить с монстром, каким он предстает в воспоминаниях современников?
   — Я живу с совершенно другим человеком. У меня такое чувство, что большинство демонизирующих Бориса вообще ни разу его не видели. Березовский, к сожалению, совсем не тот профессор Мориарти, каким его изображают.
   — К сожалению?
   — Да, потому что некоторые вещи я бы на его месте не прощала. Он меня иногда успокаивает, потому что вообще относится к людям гораздо снисходительнее. Если бы Борис был мстителен, хотя бы как Гусинский…
   — А что Гусинский делает сейчас?
   — Понятия не имею.
   — У вас нет надежд на перемены в России, на то, что у Медведева может быть свой план или просто история — без всякой его воли — заставит его провести либерализацию?
   — Во-первых, у меня таких надежд действительно нет, потому что принципиальных перемен я не вижу — разве что на экране помимо Путина стал появляться новый человек. Этот человек не выглядит ни добрее, ни талантливее, ни свободнее. Во-вторых, наша ситуация только обострится — Борис подал несколько исков, в частности к РТР, на прямую клевету. И суд с Абрамовичем продолжается. Все эти суды вряд ли сделают нашу жизнь безопаснее. На них многое будет сказано.
   — Кстати, у вас нет сомнений в виновности Андрея Лугового?
   — В том, что он причастен к смерти Литвиненко, сомнений нет.
   — А как вы относились к самому Литвиненко?
   — Он не мог предать, а остальное простительно. Он был, например… даже не вруном — потому что сам верил тому, что говорил, — но фантазером и даже иногда болтуном. Однако в нем не было подлости, это главное.
   — Вам не кажется странным, что его убили так демонстративно — наследив полонием по всему Лондону?
   — Ничего демонстративного, как раз это было абсолютно конспиративное убийство, потому что полоний обнаружили по чистой случайности. Если бы Саша умер на несколько часов раньше, его бы похоронили, и никто не нашел бы следов… Чудом оказалось то, что он прожил еще одну ночь, во время которой взяли последний анализ. Этот анализ и выявил полоний. Тогда нашли и следы, которые до этого попросту не искали.
   — В Англии вы не почувствовали перепада между российской роскошью и здешней относительно скромной жизнью?
   — Почувствовала — в том смысле, что здесь мы живем гораздо лучше. Там у нас была посредственная госдача, а здесь — свой дом, где мне все нравится.
   — Об истории знакомства с Березовским вы никогда не рассказывали ничего определенного…
   — И не расскажу. Мы вместе семнадцать лет, вот и все, что я считаю нужным сказать. Хинштейн изложил уже три или четыре версии нашей первой встречи, все четыре разные, забавные и одинаково лживые.
   — Березовский меняется?
   — Я хотела бы надеяться, что он становится мудрее. Хотя, правду сказать, храбрость, доброта и даже некоторое разгильдяйство остаются при нем.
   — А дети? Они сохранили что-то российское или окончательно превратились в европейцев?
   — Основной язык у них французский, они знают английский, русский почти забыли. Бориса часто нет дома, у меня много своих дел, на время нашего отсутствия с ними остается швейцарская няня, так что носителей русского языка вокруг немного. Насколько они европейцы — судить не берусь, но гости из России, периодически навещающие нас, говорят, что отличия от российских детей несомненны, только сформулировать их трудно. Я сама не могу объяснить, хотя безошибочно отличаю европейских детей от российских. То ли европейские более жизнерадостные, то ли русские несколько затюканные.
   — В прессе периодически проскакивают сообщения, что Березовский нашел новую пассию, но вы под угрозой скандала не даете ему развода…
   — Я не могу дать или не дать ему развод. Мы не женаты.
   — Как, до сих пор?!
   — Да, за все семнадцать лет не нашлось времени. Да нам и не нужно это, нас связывает достаточное количество важных вещей. Что до его пассий — думаю, все это настолько же достоверно, как и развод, но если они есть — я предпочла бы о них не знать.
   — Чем вы его привлекли помимо внешности?
   — Это вопрос к нему. Я знаю, чем привлек меня он, и мне этого достаточно. В нем есть иррациональность. Ходорковский, например, тоже человек со стержнем, крепким стержнем, другие не делали состояний… Но Ходорковский необыкновенно рационален и расчетлив. В Борисе этого никогда не было.
   — Вы верите, что Ходорковский выйдет на свободу?
   — В ближайшее время, думаю, нет.
   — Но Бахмина же вышла…
   — Не обольщайтесь. Один тот факт, что она села, причем абсолютно ни за что, перевешивает всю радость по поводу того, что она вышла.
   — Может быть, Березовскому стоило в какой-то момент пойти на компромисс и остаться в России? Там он бы сильнее влиял на ситуацию…
   — Нет. Здесь он, возможно, не так много может — но хотя бы пробует. А там не дали бы и пробовать.
   — Вы упомянули о процессе вашего мужа против Абрамовича. Как вы относитесь к этому человеку?
   — В каком смысле?
   — Ну, считаете ли его талантливым, например…
   — Как предприниматель он никогда не был талантлив, поскольку не сам создавал свое состояние, а получил его в качестве нанятого менеджера. В общении с людьми он талантливо мимикрирует, а потом талантливо предает. Определение момента, когда надо предать, тоже своего рода талант.
   — У вас есть собственный бизнес?
   — Нет, и, надеюсь, не будет. Мне есть чем заняться: дети, поездки, книги…
   — Вы ничего не пишете сами?
   — Я записала кое-что для себя, а не для печати. Некоторые особенно яркие детали наших приключений за последние девять лет. Согласитесь, детали с годами стираются, а в них-то и прячется дьявол. Память милосердна, стирает особенно гнусные гнусности. А мне не хотелось бы забывать.
   — У Березовского есть бытовые капризы, экзотические кулинарные пристрастия?
   — Он любит вкусно поесть, но неприхотлив и не обращает особого внимания на меню. Любит, пожалуй, спагетти с белыми трюфелями — но у белых трюфелей короткий сезон. Два месяца в году.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK