Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Беспокойный хозяйственник"

Появившееся спонтанно Министерство регионального развития постепенно обрастает реальными полномочиями. Сгодится ли оно для решения своей непосредственной задачи — развития регионов — еще не ясно. Но с точки зрения аппаратной интриги сам по себе процесс выглядит довольно занятно.Министерство регионального развития появилось волею случая. О его создании неожиданно для многих объявил Владимир Путин после трагедии в Беслане (в выступлении президента оно фигурировало под названием министерства по национальной политике). «Тогда руководство страны столкнулось с необходимостью как-то реагировать на события, — комментирует заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Так что Минрегионразвития возникло под влиянием эмоций».

Первым, кто сумел воспользоваться этим порывом, оказался тогдашний полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Яковлев. Еще до трагедии в Беслане он проталкивал проект создания федерального ведомства по делам регионов и национальностей.

«В Южном округе проблема межнациональных конфликтов стоит очень остро, — говорит директор Института региональных проблем Максим Дианов. — Яковлев с ними столкнулся и увидел, что этими вопросами никто конкретно не занимается». Яковлеву очень хотелось вернуться вМоскву. По словам людей, тесно общавшихся с Владимиром Яковлевым в ЮФО, назначение в полпреды он воспринял как понижение.

После Беслана об инициативах Яковлева вспомнили, тем более что сам он в одночасье оказался безработным. Тогда в Москве казалось, что ситуация на Кавказе вот-вот окончательно выйдет из-под контроля, поэтому в качестве кризис-менеджера в ЮФО был направлен Дмитрий Козак. Яковлев на эту роль явно не подходил: в неспокойном Южном федеральном округе он и раньше чувствовал себя не в своей тарелке.

«Яковлев — исключительно хозяйственник, и, например, для восстановления региона в мирных условиях он был бы очень кстати, — считает политолог Глеб Кузнецов.— Но он не способен заниматься оперативным урегулированием конфликтов».

Действительно, сложно себе представить, как Владимир Анатольевич, которого во времена его питерского губернаторства называли не иначе как «сантехник», утром в Карачаево-Черкесии уговаривает родственников убитых предпринимателей освободить здание местной администрации, а вечером в Осетии разруливает ситуацию с перекрывшими федеральную трассу «Кавказ» родителями погибших в Беслане детей.

На тебе, Боже, что нам не гоже

Как признаются сами чиновники МРР, еще в октябре никто из них не знал, какой именно работой будет загружено новорожденное министерство, — ведь в плане административной реформы появление такого ведомства не предусматривалось. Первоначально предполагалось, что МРР будет выполнять те же функции, что и существовавший до октября 2001 года Миннац.

Однако вскоре от этой идеи пришлось отказаться. «Возможно, власть испугалась, что МРР может превратиться в представительный орган национальных республик», — считает Максим Дианов. Поэтому было решено создать министерство по делам регионов, которое в том числе должно решать и вопросы межнациональных отношений. Последние постепенно как-то выпали из числа приоритетных задач министерства. Что и понятно: дело это хлопотное, малопонятное и ничего, кроме головной боли, не сулит.

МРР была передана и еще одна не слишком привлекательная функция. Практически сразу же после создания министерства было объявлено, что ему доверено восстановление экономики Чечни. Но, как пояснили «Профилю» в самом министерстве, пока МРР выполняет лишь «координационную функцию», то есть «принимает отчеты и дает указания» (не слишком обязательные для исполнения). Полномочий контролировать или распределять средства, идущие на восстановление республики, у чиновников МРР нет — ими распоряжается правительство Чечни, которое после нового года было наделено функциями генерального подрядчика.

Наконец, в конце прошлого года МРР — в качестве, надо полагать, испытания на прочность — было поручено проведение двух реформ: ЖКХ (ею изначально должно было заниматься Минпромэнерго) и местного самоуправления (за это отвечал МЭРТ). И ведомство Виктора Христенко, и ведомство Германа Грефа сдали свои полномочия без боя: обе реформы могут оказаться не менее болезненными, чем монетизация льгот. Передача в ведение МРР из Минпромэнерго бывшего Госстроя и назначение Яковлева ответственным за реформу ЖКХ выглядели вполне логичным шагом. Сам глава МРР позиционирует себя в качестве чуть ли не лучшего в стране эксперта в этой области. До назначения на пост полпреда он занимал пост вицепремьера именно по вопросам жилищнокоммунального хозяйства.

С муниципальной реформой дело обстояло сложнее. Поскольку ни сам Владимир Яковлев, ни члены его команды специалистами в этой области не являются, в МРР был в полном составе переведен соответствующий департамент МЭРТа.

Пикантность ситуации состоит в том, что Яковлеву придется отвечать за реализацию реформ, к разработке которых он не имел никакого отношения. Что само по себе для него и неплохо, ведь оказаться крайним он явно не хочет. Так что в случае громкого провала, например, реформы ЖКХ найти виновных будет очень сложно: Яковлев всегда сможет перевести стрелки на Христенко, а тот, в свою очередь, на Яковлева (впору вспомнить положение административной реформы о четком разграничении ответственности и полномочий между министерствами).

Министерство экономического развития поделилось с Министерством регионального развития и другой своей неприятной функцией — оценкой экономического состояния регионов. «Региональный уровень — самый сложный, — комментирует бывший чиновник МЭРТа, а ныне сопредседатель общественного совета по национальной конкурентоспособности Андрей Шестопалов. — Информации по регионам всегда не хватает, она очень плохо структурирована».

МРР уже поручено провести в регионах мониторинг результатов монетизации льгот. Впрочем, это поручение рассматривается в министерстве, как приятная забава. Еще бы — совесть ведомства Яковлева перед жертвами неудачной реформы чиста. Поэтому оно может, не стесняясь, говорить все, что думает, и зарабатывать очки на несчастье коллег.

Лучший друг губернаторов

Большие надежды в МРР связывают непосредственно с региональной политикой. Не успев сформироваться, новое ведомство включилось в борьбу за удвоение ВВП.

Согласно концепции, предложенной Минрегионразвития, ВВП неизбежно удвоится, если будет принята комплексная программа развития регионов. Суть ее сводится к разделению страны на 6 экономических округов. Для каждого из них определяется свое приоритетное направление, которое будет планомерно развиваться.

Предполагается, что деньги на региональное экономическое чудо появятся в результате привлечения инвестиций. Хотя, как говорят в кулуарах работники МРР, ради такого дела не грех потратить немного и из Стабфонда — чего, в самом деле, деньги зря лежат в кубышке. Сейчас программа МРР отправлена на обсуждение в регионы. Но уже в июне она попадет на стол президенту.

Далеко не факт, что аппетиты новорожденного министерства, связанные со средствами Стабфонда, будут удовлетворены: за ними уже выстроилась целая очередь иМРР находится где-то в ее хвосте. Однако сама экономическая программа МРР, по всей видимости, будет встречена вполне благожелательно. И дело не только в том, что набор слов «удвоение ВВП за счет привлечения инвестиций» обладает для работодателей Яковлева магической силой.

Изъятие из ведения губернаторов части экономических полномочий и образование одного большого федерального полпредства вполне вписываются в логику губернаторской реформы, о начале которой было объявлено одновременно с появлением нового министерства. Если все пройдет гладко и программа МРР будет принята на вооружение, аппаратный вес Яковлева значительно вырастет — ведь тогда он сможет претендовать на роль единственного посредника между губернаторами и федеральным правительством.

Так что у его подчиненных есть все поводы для оптимизма. «Министерство имеет все шансы стать ведущим, — говорит начальник одного из департаментов Минрегионразвития. — Главное сейчас — доказать свою эффективность. В конце концов, даже такая мощная структура, как МЧС, не сразу стала тем, чем она сейчас является, — в начале они занимали всего две комнатки в Академии госслужбы».

Об эффективности МРР, по мнению экспертов, можно будет судить не ранее чем через год. Но если с реформой ЖКХ случится то же, что и с монетизацией льгот, так долго министерство может и не протянуть.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK