Наверх
23 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Беспроектная» Россия"

Весна, как известно, располагает к деятельности — в том числе и интеллектуальной. В этом можно убедиться, взглянув на прилавки серьезных книжных магазинов в любой из мировых столиц. Глаза разбегаются.Джозеф Стиглиц предлагает в новой книге свой вариант реформирования ВТО (Stiglitz, Joseph and Charlton, Andrew. Fair Trade for All: How Trade Can Promote Development). Фрэнсис Фукуяма рассуждает о возможных путях преодоления Соединенными Штатами внешнеполитических проблем, с которыми они столкнулись в последние годы (Fukuyama, Francis. America at the Crossroads: Democracy, Power and the Neoconservative Legacy). Крис Паттен размышляет о роли и месте Великобритании в Евросоюзе и мире (Patten, Chris. Cousins and Strangers: America, Britain and Europe in a New Century). Джеймс Розенау подводит итоги своих многолетних трудов по изучению современного этапа глобализации (Rosenau, James, et al. On the Cutting Edge of Globalization). Это лишь некоторые из новинок, мимо которых трудно пройти.

   Книги — главный продукт интеллектуала, его визитная карточка. И даже в этой сфере очевиден масштаб западного доминирования. В настоящее время в Северной Америке и Западной Европе существует около 70 торговых компаний, каждая из которых продает книг более чем на $5 млн. в месяц, а ежегодный оборот книжной торговли в государствах ЕС и США превышает $65 млрд. При этом около 25% рынка занимают книги, которые можно отнести к разряду научной и общественно-политической литературы. В России, где объем книжного рынка не превышает $2 млрд., на долю изданий такого рода приходится менее 10% продаж.

   На следующем уровне разрыв еще более впечатляет. 19 из 20 наиболее влиятельных интеллектуальных центров расположены сегодня в пределах «постиндустриального» мира (единственное исключение — перуанский Институт свободы и демократии). Практически все они — негосударственные организации с бюджетами, исчисляемыми десятками миллионов долларов. В этих центрах создается та «мягкая» сила, которая сегодня важнее отлично обученных дивизий или заброшенных «в тыл врага» разведчиков. Вспомним, какие масштабные дебаты вызвали в последние годы идеи «конца истории», «столкновения цивилизаций», попытки возрождения понятия «империя», рассуждения о «силе и слабости» современных государств, не говоря уже о «войне с террором»! Вовлекаясь в них, сотни экспертов из многих стран становятся «подмастерьями» в больших «творческих мастерских», обустроенных на Западе. Возникает интеллектуальная зависимость всего мира от нескольких стран, и она — увы — не компенсируется их зависимостью от энергетических, экономических, финансовых или трудовых ресурсов остального мира.

   До недавнего времени в мировом политологическом дискурсе безраздельно доминировали американцы. Идеологическое влияние отчасти компенсировало и экономическую несамодостаточность США, и неубедительность их военного превосходства. В последнее время ситуация меняется в пользу Европы, воплощающей собою, по все более широкому признанию, наиболее оригинальную социально-политическую модель XXI века. Россия также традиционно считала себя творцом глобального проекта, каковым в ХХ веке было коммунистическое преобразование мира. Одним из главных источников успеха советской модели являлось то, что лежавшая в его основе идеология была поддержана в самых разных регионах планеты. Но этот глобальный проект рухнул, и сегодня никакой адекватной замены ему нет и не предвидится.

   «Беспроектная» страна не способна в наши дни вызвать у своих соседей ничего, кроме ощущения неявной угрозы. Разумеется, абсолютное большинство государств не претендует и не намерено претендовать на выработку глобальных парадигм развития. Но все же многие из них четко формируют собственную стратегию развития, обозначая цели, которых стремятся достичь. Современная Россия не предлагает ни глобального взгляда на мир (появление единственного отечественного политолога в конце седьмого десятка списка ста ведущих мировых интеллектуалов — между специалистом по политической теории из Кении и защитником окружающей среды из Индии — лишнее тому подтверждение), ни региональной программы, основанной на собственном понимании происходящего. Последняя иллюстрация идеологической деградации воплощена в идее «энергетической сверхдержавы» — по сути, единственном в мире «национальном проекте», который ставит своей целью не изменение, а консервацию существующего порядка вещей.

   «Беспроектная» Россия — это предупреждение в первую очередь нам, ее гражданам. Именно люди — главное богатство любой страны, а богатством — по Марксу — становится то, что имеет не только потребительскую, но и меновую стоимость. Вне мирового признания интеллектуального богатства граждан той или иной страны упорные рассуждения о наличии такового лишь скрывают интеллектуальную нищету ее правящего класса. Самоисключаясь из глобального дискурса, страна становится изгоем быстрее, чем при нарушении международных обязательств. И об этом невольно думаешь, год за годом не встречая работ отечественных авторов на прилавках европейских книжных магазинов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK