Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Бей своих, чтоб чужие боялись"

«Политика — единственное удовольствие, доступное американцам», — написал еще в 30-е годы позапрошлого века Алексис де Токвиль. Может, и не единственное, но уж точно самое острое. А политика — это прежде всего выборы.Нынешняя президентская кампания началась необычайно рано. Это объясняется в первую очередь стремлением демократов развить успех, достигнутый ими в ноябре прошлого года на выборах в конгресс, когда они получили большинство в обеих палатах. Однако волна общественного недовольства политическим курсом республиканцев может и затухнуть, особенно если демократы не продемонстрируют никаких ярких достижений на законодательном поприще, что отчасти уже и происходит. Вторая причина раннего старта состоит в том, что пост президента в январе 2009 года станет вакантным: завершится второй, и последний, срок Джорджа Буша, а вице-президент избираться не намерен. Такая ситуация, а она последний раз имела место в 1968 году, всегда характеризируется упорным соперничеством в обоих политических станах за право стать официальным партийным кандидатом.

Логика предвыборной борьбы неумолима: прежде чем сразиться в финальном поединке с главным конкурентом, надо победить своих однопартийцев. Было время, когда вопрос о кандидате на выборах решался узким кругом партийных боссов. Боссы при этом нещадно дымили сигарами — отсюда в американском политическом лексиконе выражение smoke-filled room («прокуренная комната»), означающее закулисную политическую сделку. Но кандидаты, которые нравились боссам, не нравились избирателям, и тогда появилась система праймериз, придуманная ради трезвой, реальной оценки шансов. Партийную номинацию получает тот, кто выиграл первичные выборы в большинстве штатов.

Желающих занять пост главы государства в этом избирательном цикле особенно много. Вследствие тесноты имеет место явление, описанное Михаилом Зощенко: «А кухонька, знаете, узкая. Драться неспособно. Тесно. Кругом кастрюли и примуса. Повернуться негде. А тут двенадцать человек вперлось. Хочешь, например, одного по харе смазать — троих кроешь». И что самое обидное — часто попадает от однопартийцев. Даже чаще, чем с той стороны баррикад. Эти пинки ногами под столом при внешней любезности особенно хорошо заметны среди демократов. Уже сегодня ясно, что главная схватка произойдет между сенаторами Хиллари Клинтон и Бараком Обамой. Если, конечно, один из них не споткнется и не сойдет с дистанции. Парадокс ситуации в том, что борьба за партийную номинацию может отнять у фаворитов все силы и утопить обоих. Для Хиллари Клинтон нынешняя президентская кампания — первая и последняя. Ее поджимает возраст: в этом году ей стукнет 60. Если сейчас президентом станет ее однопартиец, выборы 2012 года придется пропустить, а в 2016-м ей будет уже 69. Поздновато.

У ее главного конкурента, 42-летнего сенатора Барака Обамы, наоборот, все впереди. Это восходящая звезда Демократической партии, представитель нового поколения американских лидеров.

Оба кандидата нетрадиционны для Америки: в финал президентского марафона еще никогда не выходили ни женщина, ни афроамериканец. В этом их и сила, и слабость одновременно — это «асимметричный ответ» на запрос общества. «Рано или поздно женщина будет избрана. Но не сейчас, — говорит политтехнолог Робин Рейбен, работавший в свое время с кандидатами-женщинами. — К сожалению, наше общество гораздо более сексистское и расистское, чем мы это признаем. Согласно опросам, 14% избирателей считают, что женщина не должна быть президентом. Примерно такая же картина и с афроамериканцем. В стране, где кандидаты борются порой за доли процента, это очень много».

О достоинствах и недостатках кандидатов-демократов говорит бывший советник Билла Клинтона Дик Моррис, пользующийся репутацией блестящего мастера избирательных технологий: «Обама — политический младенец. Он восемь лет был членом сената штата Иллинойс, избирался от округа, где подавляющее большинство избирателей демократы, причем оба его соперника сошли с дистанции из-за сексуальных скандалов; против него никогда не велась негативная кампания, в сенате США он работает без году неделя, он очень молод. Полагаю, у него многообещающее будущее. Через 6—8 лет он может стать хорошим кандидатом, но не сейчас. Что касается Хиллари, то у нее нет серьезных достижений в сенате, все ее победы носят чисто символический характер». В чем же тогда их преимущества? — спрашиваем мы Морриса. «Главная угроза для республиканцев, которая исходит и от Хиллари, и от Барака Обамы, а для демократов главная выгода состоит в том, что они способны увеличить число голосующих. В стране 80 млн избирателей, которые не участвовали в выборах 2004 года, когда явка была рекордной за много лет. Эти избиратели в подавляющем большинстве афроамериканцы, латиноамериканцы и одинокие женщины. И Хиллари, и Обама могут расшевелить этот электорат. Мое личное мнение — демократы могут выставить Хиллари и Обаму в паре, и думаю, что в таком составе они, возможно, выиграют за счет расширения электората».

Барак Обама пока выглядит как сильный второй номер (не исключено, что это дутая фигура — его реальный вес выяснится на праймериз). В парном забеге с Обамой Хиллари Клинтон пока уверенно лидирует. Но дистанция марафонская, а этот бегун молод, вынослив и популярен. Чувствовать, как он дышит тебе в затылок, — удовольствие сомнительное. Того и гляди прибавит прыти и обойдет на повороте. Недаром записные юмористы плоско шутят, что «Барак Обама» переводится как «кошмарный сон Хиллари». У Барака есть одно весомое преимущество перед Хиллари: он не был членом Конгресса, когда она голосовала за войну в Ираке. Он неизменно подчеркивает, что с самого начала был против этой войны, хотя на самом деле у него просто не было возможности выразить свое отношение к ней тогда, когда она начиналась. Послужной список Обамы говорит о том, что он при всей своей внешней открытости и незамысловатости крайне опасен. На выборах в сенат оба его главных соперника пали жертвой одного и того же приема: журналисты раздобыли документы о разводе, обнаружились скабрезные подробности, и место в сенате стало легкой добычей Обамы. Размышления о двух абсолютно идентичных подножках должны внушать Хиллари мрачное предчувствие. Конечно, никаких доказательств того, что оба случая — черный пиар команды Обамы, нет, такие вещи делаются чужими руками; но совпадение настораживает.

Однако недаром Хиллари сказала однажды: «Когда на тебя нападают, ты должен положить соперника на лопатки». В январе, еще до официального заявления о вступлении в президентскую гонку, Обама получил первый упреждающий удар. Неизвестные мастера грязных политтехнологий заинтересовались биографией сенатора, которая для американского политика федерального уровня весьма необычна. Он сын американки и кенийца. Отец расстался с семьей, когда Бараку было два года, а в шесть лет у него появился отчим, и опять не американец — новым мужем матери стал индонезиец. Семейство перебралось в Джакарту, где Барак провел четыре года, а потом вернулся в Америку и жил с дедом и бабкой. В своей биографической книге он пишет со слов родственников, что отец его был воспитан как мусульманин, но к моменту его рождения превратился в атеиста. Мусульманином был и его отчим. Обама пишет, что первые два года в Индонезии он посещал мусульманскую школу, затем два года — католическую. Крестился же он и стал христианином уже будучи взрослым человеком. Сенсация, о которой первым возвестил консервативный сайт Insight, заключалась в том, что в Джакарте Обама ходил не просто в мусульманскую школу, а в религиозную — медресе радикального ваххабитского толка. «Разоблачение» мигом подхватила близкая к республиканцам телекомпания FOX News. А либеральная CNN поступила иначе — она дала задание своему корреспонденту в Джакарте, который убедительно доказал, что школа, в которой учился Обама, вполне светская.

Тем дело и кончилось. Но в статье Insight был маленький нюанс — ссылка на людей из команды Хиллари Клинтон, которые будто бы и раскопали мнимую сенсацию. Избирательный комитет Хиллари заявил, что никакого отношения к фальшивке не имеет. Никаких доказательств причастности «клинтонитов» никто не предъявил. И лишь Дик Моррис предупредил в эфире той же FOX: Хиллари себя еще покажет. По словам Морриса, сенатор Клинтон нанимает на собственные средства частных детективов, которым поручает работу по дискредитации соперников. На вопрос, имеются ли у него доказательства причастности Хиллари к истории про Обаму, Моррис ответил, что он нутром чует: это ее рук дело и надо ждать продолжения.

Неоднозначная ситуация и в республиканском лагере, но бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани занимает исключительное место в любых раскладах. Он выходец из семьи итальянских иммигрантов. Среди его многочисленной родни были и полицейские, и воры. Отец Руди был водопроводчиком, принял участие в вооруженном грабеже и угодил в знаменитую тюрьму Синг-Синг. Сын пошел по юридической части.

Руди Джулиани cнискал всеамериканскую известность в первой половине 90-х годов, когда работал федеральным окружным прокурором в штате Нью-Йорк. Он упек за решетку крестных отцов всех пяти главных криминальных семей города — Гамбино, Дженовезе, Коломбо, Лючезе и Бонанно. Фактически мафия прекратила свое существование, во всяком случае — безнаказанное существование. Этой победе Джулиани обязан своим избранием в 1993 году на пост мэра Нью-Йорка, хотя удалось ему это лишь со второй попытки. О своих достижениях в должности градоначальника он теперь часто напоминает. «Из города, который был столицей преступного мира, — говорил он недавно на встрече с избирателями, — Нью-Йорк превратился в самый безопасный крупный город Америки. Мы заставили работать систему социального обеспечения. Из города, который терял население, Нью-Йорк стал городом, где население прибавляется. Из города с бюджетным дефицитом в $2,3 млрд — в город с профицитом в $3 млрд…»

В 1997-м Джулиани был переизбран. Третьего срока законодательство штата не предусматривает, и Руди решил вступить в борьбу за освободившееся место сенатора от Нью-Йорка. Демократам было непросто подобрать ему достойного соперника. Им стала Хиллари Клинтон. Она почти наверняка проиграла бы, но на полпути Руди вдруг сошел с дистанции — у него диагностировали рак простаты. Некоторые считают, что болезнь послужила отчасти предлогом: были обстоятельства, из-за которых Джулиани начал терять рейтинг, и потому, мол, он счел за благо не искушать судьбу.

Мэр Джулиани хладнокровно встретил небывалую беду, обрушившуюся на город 11 сентября 2001 года. Он руководил ликвидацией последствий теракта, спасением выживших, восстановлением жизнеспособности города. Своим взволнованно-деловитым видом он внушил американцам чувство уверенности в том, что это не конец света, и для многих в мире стал символом американской стойкости. За действия после атаки еженедельник Time присвоил ему титул «человек года», журналисты прозвали его «мэром Америки», а британская королева возвела в рыцарское достоинство.

Сегодня это его главный политический капитал, поэтому оппоненты и подкоп ведут именно под этот эпизод его карьеры. В продаже недавно появилась книга «Великая иллюзия», авторы которой, Уэйн Барретт и Дэн Коллинз, на основании собственного журналистского расследования утверждают, что роль мэра сильно преувеличена и что, напротив, Джулиани несет ответственность за неподготовленность города к нападению. «Провалом» считают действия мэра некоторые семьи погибших. Есть неоднозначные моменты и в личной жизни Джулиани. Для консервативного крыла Республиканской партии Руди чересчур либерален. Наконец, он католик и этнический итальянец — это тоже необычно для кандидата в президенты. Но так уж получилось, чтот это избирательный цикл — звездный час нетрадиционных кандидатов.

На этот раз Джулиани и Хиллари Клинтон имеют реальный шанс встретиться в финальном забеге. Будучи рыцарем по званию и натуре, Руди должен принять вызов с открытым забралом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK