Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Без права на прописку"

Последствия осетино-ингушского конфликта 1992 года не преодолены по сей день. Ингуши из сел Пригородного района обитают в лагерях беженцев на территории Южного федерального округа России.Саадула Арсамаков — ветеран Великой Отечественной войны. Дважды был тяжело ранен: на подступах к Сухуми и под Новороссийском. Дважды в село Базоркино (ныне Чермен, Республика Северная Осетия—Алания) приходили похоронки. Зимой 1944 года его комиссовали, и он вернулся домой — чтобы уже через месяц как враг народа отправиться в ссылку в Казахстан. Семья вернулась в 1960 году. Пришлось строиться заново — в их доме жили другие люди.
   C Саадулой Баадуловичем я познакомилась два года назад в лагере беженцев на окраине поселка Майский. Вот уже 14 лет он живет в вагончике, как и его соседи по лагерю — ингуши из сел Пригородного района. После осетино-ингушского конфликта 1992 года они были вынуждены покинуть свои дома и поселиться в чистом поле под высоковольтной линией электропередачи.
   Один из местных пацанов продемонстрировал мне «фокус»: во влажном после недавно прошедшего дождя воздухе лампочка индикатора, который он держал в руке, засветилась.
   Летом в вагончиках задыхались от жары, зимой, чтобы согреться, включали все обогревательные приборы. Несколько «квартир» сгорело. Помню, все жаловались, только Арсамаков, улыбаясь, говорил:
    — Ничего, ведь не под открытым небом живем. Выживем. Вернемся в свои дома.
   Последние годы ветеран исправно получал поздравительные открытки ко Дню Победы. Теплые слова поздравления, пожелания здоровья, счастья. В общем, всего, что желают в таких случаях.
    — Видишь, сам Путин подписал, — гордо показывал ветеран на подпись президента России.
   Поздравления приходили по адресу: РСО—Алания, Чермен, ул. Восточная, 45. Когда-то здесь стоял дом, где жили Арсамаковы. Сейчас вместо дома — развалины.
   Саадула Арсамаков и его жена Банати так и не дождались возвращения. Они умерли в вагончике.
   Сейчас того лагеря под высоковольтной линией нет. Беженцам выделили участки на землях недалеко от Майского, а поселок так и назвали — Новый. Правда, новое здесь только название, а так — те же вагончики и сараюшки, сколоченные из разнокалиберных досок.
   За 16 лет изгнания родилось и выросло поколение, никогда не жившее в нормальных условиях.
   Радима Дарсигова из зоны конфликта выходила с десятидневным Микаилом.
   — А осень была холодной и сырой, шел мокрый снег. Мы шли через Ассиновское ущелье, 27 километров по горным тропам. Больных несли на носилках, были случаи, когда в пропасть падали старики, дети — скользко было очень, а тропинка в некоторых местах очень узкая. Я так боялась выронить сына! Но, хвала Всевышнему, обошлось.
   Сейчас Микаилу 16 лет. Его младшему брату, Адаму, всего полгода. У Радимы теплится надежда, что ее дети — а их у нее шестеро — все-таки будут жить в своем доме.
    — Когда нас сюда переселили, Дмитрий Козак — он тогда возглавлял ЮФО — сказал, что через полгода-год все получат деньги, которых хватит для строительства дома, — рассказывает Иса Дарсигов. — Обещал, что проведут газ, воду, электричество, заасфальтируют улицы, построят школу и медпункт. Газ и воду провели только на одной улице, там же проложили асфальт. Теперь туда возят всякие комиссии — мол, дело продвигается, поселок обустраивается. А на самом деле все не так.
   Например, Наташа Арчакова газ и воду проводила за свои деньги. И дети наши ходят в школу в поселок Майский, туда же приходится ходить и за лекарствами. Почему-то жительнице поселка, провизору с высшим образованием, не разрешили открыть у нас аптечный пункт.
   Иса — газоэлектросварщик, поэтому к нему часто приходят с просьбой провести газ. Но местные власти запрещают ему делать это.
   — Я у них хлеб отнимаю. Их газовики берут за эту работу 4 тыс. рублей, а я — всего тысячу. А ведь Козак обещал все работы по газификации поселка проводить бесплатно. Чтобы получить обещанные деньги на строительство дома, нужно пройти все круги ада. Необходимо доказать, что ты — это ты, а не кто-то другой, и что у тебя действительно был дом. А как это сделать, если дом разрушен до основания, а домовые книги бесследно исчезли?
   Но даже тем, кому посчастливилось собрать уйму документов и получить деньги, приходится сталкиваться с большими проблемами. Дело в том, что деньги выдают не полностью, а частями: сначала на фундамент, потом на стены и т.д. Причем завершение каждого этапа строительства фиксирует специальная комиссия, которая и решает, стоит ли выделять следующую часть суммы.
   Отдельная история — покупка стройматериалов. Нужно выезжать за пределы поселка, и на первом же блокпосту начинаются проблемы: нет прописки.
   — В старых паспортах у нас еще был штамп с пропиской по тем адресам, где жили до конфликта, — говорит житель поселка Новый Руслан Куштов. — Стали паспорта менять, а штамп о прежней прописке уже не ставят. А кто ты есть без прописки? Ни уехать, ни приехать, ни на работу устроиться. По сути, эти паспорта недействительны.
   В свое время Руслан и еще десять человек объявили бессрочную голодовку. Они требовали одного — соблюдения по отношению к ним конституционных прав, гарантирующих возможность возвращения в места прежнего проживания. Через десять дней после начала голодовки их вызвали во Владикавказ. Там пообещали решить все вопросы в рабочем порядке и даже выдали правительственный документ, в котором значилось: «Гарантирую рассмотрение требований в установленном законом порядке решений с целью удовлетворения требований по существу поставленных вопросов». С тех пор прошло два года.
   Жители поселка уже не надеются на помощь, а визиты комиссий и делегаций их только раздражают.
   — Одно время зачастили сюда депутаты Госдумы. Особенно перед очередными выборами. Обещали горы золотые. Но выборы прошли, и о нас забыли, — рассказывает Руслан Куштов. — Такая же помощь и от правозащитников. Приезжают, охают-ахают, что-то записывают, фотографируют. А когда попросили их помочь определить на лечение ребенка, то в ответ услышали: помогать не уполномочены, только фиксировать факты. Словно на экскурсию приезжают. Вот, создали для людей невыносимые условия, а они — ну надо же! — еще живут.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK