Наверх
17 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Без суда и следствия"

Владимир Сорокин. День опричника. «Захаров». Скандальный писатель заглядывает в будущее — в 30-е годы ХХI века.Период «Возрождения Святой Руси» — вот уж шестнадцать лет как Россия обнесена Великой Русской стеной по образцу Великой Китайской, через отверстия которой проходят трубы газо- и нефтепроводов на Запад. Политическое устройство государства — монархия образца Ивана Грозного.

Восемнадцать лет назад народ радостно жег на Красной площади загранпаспорта — наследие времен Белой Смуты (так называют 90-е годы). Костер горел два месяца. Больше всего жару дали книги — Писательская Палата, «от собственных крамольников очищаясь», сожгла не только романы современников, но и «Идиота», и «Анну Каренину». Двенадцать лет назад Кремль стал белокаменным. Батюшка нынешнего государя Николай Платонович «орясину гранитную снес, труп смутьяна косоглазого в землю закопал, кладбище ликвидировал. Затем стены кремлевские побелить приказал». Он же реанимировал опричнину.

Морозным утром с глубокого похмелья в своей усадьбе просыпается опричник с университетским образованием Андрей Данилович Комяга. Квас, рассол, рюмка водки, лампадка, молитва, джакузи. Свежие новости: «Китайцы расширяют поселения в Красноярске и Новосибирске, суд над менялами из Уральского казначейства продолжается… в январе в Свято-Петрограде на Сенной пороть не будут, рубль к юаню укрепился еще на полкопейки». Завтрак — «сырники, пареная репа в меду, кисель». Звонит мобила — и рядом в воздухе «возникает усато-озабоченное рыло» старого дьяка Посольского приказа. Конюх Тимоха пристегивает к бамперу огненно-красного «мерседеса» с водородным двигателем голову косматого волкодава, метлу — к багажнику, и день опричника начинается.

По Рублевскому тракту — «хорошая дорога, двухэтажная, десятиполосная…» — Комяга с коллегами направляется на первое задание: в усадьбу опального столбового Куницына. Расправа скора и жестока: «красный петух», самого — повесить на воротах, над женой надругаться всей опричной командой — «положено так», детей — в приют, поскольку приказа «давить потрох» не было.

До позднего вечера Комяга в трудах: утверждает новый номер праздничного концерта, руководит акцией молодежной организации «добромольцев», срывающей выступление неугодного народного сказителя, и успевает слетать на разборку в Оренбург, где на трассе Гуанчжоу—Париж, по которой идут фуры с китайскими товарами, сцепились опричники с таможенниками. Опричнина имеет 3% с оборота, а таможенники противятся: «старая война». Также Андрей Данилович рассказывает о шефе — Бате: «Первым звеном в опричной железной цепи стал Батя. А за него и другие звенья уцепились, спаялись, срослись в опричное кольцо великое, шипами острыми вовне направленное. Этим Кольцом и стянул Государь больную, гнилую и разваливающуюся страну, словно медведя раненого… И окреп медведь, залечил раны, накопил жира, отрастил когти. Спустили мы ему кровь гнилую, врагами отравленную. Теперь рык медведя русского на весь мир слышен…»

В опричнине запрещен мат, зато разрешены кокаин и содомские оргии, которые считаются специальным обрядом. Его автор описывает подробно. Иначе он не был бы Сорокиным.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое