Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ"

Объединить Москву и область в один суперрегион едва ли удастся, но можно заставить их слаженно работать с помощью системы договоров.    Возможно ли объединение Москвы и Московской области и пойдет ли на это новый мэр столицы Сергей Собянин? Об этом в интервью «Профилю» размышляет профессор Московского архитектурного института, член Общественной палаты РФ Вячеслав Глазычев.
   
   — С назначением нового мэра снова заговорили о возможном объединении Москвы и области. Насколько это возможно сделать?
   — Идея безумна в принципе уже потому, что формирование такого гигантского образования на одном конституционном уровне с обычными регионами совершенно нарушает баланс территорий страны. Кроме того, эта идея нереализуема технологически. Нельзя забывать, что в Москве действует установленная за годы система доплат. Отнять ее у москвичей невозможно, так же как и растянуть ту же систему доплат еще на 5-8 миллионов человек. На это просто нет денег.
   — Какой же тогда выход? Не объединять вообще?
   — А выхода здесь есть два. Один — долгий, но зато правильный. Во всем мире есть такое понятие, как «метро», не в смысле метрополитена, а в смысле metropolitan area. Речь идет о создании столичной или крупногородской территории, ее еще называют город-регион. В данном случае идеальным решением было бы формирование особого федерального округа — Большой Москвы. То есть физическую Москву и юридическую Москву нужно было бы объединить. Под физической Москвой я понимаю Москву в пределах МКАД плюс города и поселки в 30-50 км от Москвы, чьи жители уже и так работают в столице. Ни Орехово-Зуево, ни Серпухов, ни, скажем, Можайск к этому ядру почти не имеют отношения. И оставлять их в составе Московской области не имеет никакого смысла. Города и районы, находящиеся на значительном удалении от Москвы, нужно бы передать соседним областям, для которых подмосковная периферия вовсе не периферия, а крупные 100-тысячные города. Но повторяю: это путь долгий, а также конституционно отягощенный, и потому в короткой перспективе об этом не может быть и речи.
   Есть и второй путь, по которому идет весь цивилизованный мир: формирование договорных отношений, когда целый ряд вопросов, включая транспортные и налоговые, решается подписанием отдельных документов. Если большая часть жителей Подмосковья работает в Москве, было бы логично передать в область компенсацию за часть налоговых преференций предприятиям, выводимым за МКАД. Это можно сделать, заключив межрегиональный договор. И здесь фигура Сергея Собянина чрезвычайно существенна — я думаю, он как никто другой способен прекратить глупое противостояние двух субъектов, которое было у нас десяток лет между Лужковым и Громовым. Конечно, это задача хлопотная, но решаемая. Главное, что в этом случае ничего административно объединять не нужно, тем более, повторяю, что денег на это нет. А вот система договоренностей трудна, но абсолютно достижима.
   — По каким пунктам, в каких отраслях может быть достигнута такая договоренность?
   — Начинать надо с простого. Прежде всего — со схемы организации транспорта и дорожных развязок. Нельзя довести большую Ленинградку за гигантские деньги до МКАД и дальше допустить ее сужение. Так же как Москве нельзя не вложиться в формирование центральной кольцевой дороги, то есть «бетонки», которая позволит увести основную массу транзита и убрать его с МКАД. Вот с таких простых вещей можно начинать, постепенно передвигаясь к логике природоохранных мероприятий. Затем нужно решать вопрос со свалками, которые деликатно именуют полигонами твердых бытовых отходов. А от этого, наконец, перейти к вопросу договорного соглашения по перераспределению налогов. Потому что не вкладываться в Подмосковье Москва не может, она задохнется.
   — А как тогда будет осуществляться финансирование инфраструктурных объектов, находящихся в собственности двух разных регионов?
   — Это несложно, если будет выстроена система контрактов по соучастию. Весь мир живет договариваясь. Ведь большой Нью-Йорк — это, между прочим, тоже 2700 разных муниципальных образований, но тем не менее структура работы дорожной сети и бытовых отходов выстроена. Значит, задача эта решаемая. Хотя уверяю вас: там тоже не просто договориться с муниципалитетами разного уровня. А для нас это к тому же еще и непривычно. Мы предпочитаем декретную схему. Мы любим все предписать.
   — Что касается Генплана Москвы, его изменение будет способствовать интеграции двух регионов?
   — Даже в том Генплане, который есть, такие изменения уже заложены. Градостроительный кодекс не требует, чтобы Генплан был иконой, созданной раз и навсегда. Изменения необходимы и будут зависеть от схемы договоренностей Москвы и ее окружения. Когда эта договоренность будет достигнута, уверяю вас, что та же команда, которая делала нынешний Генплан, внесет в него соответствующие изменения. Так, изменения будут необходимы при смене отношения к историческому наследию центра и, соответственно, при корректировке правил застройки. Главное, чтобы была внятная концепция. У Собянина хватило разума заявить, что готовой концепции у него нет и вырабатывать ее он намерен вместе со специалистами высокого класса. Как с отечественными, так и с теми, кто уже мучился с Ванкувером, Миланом или с Филадельфией.
   — А как при этом будет решаться вопрос с Московским метрополитеном? В случае подписания межрегиональных договоров можно ли будет вести речь о прокладке веток метрополитена в областные города?
   — Относительно метрополитена мои коллеги и я ставили вопрос еще 10-12 лет назад. Ведь вместо стратегии развития метро мы видели одно: удлинение линий и умножение числа станций. Уже тогда было понятно, что растягивать Московский метрополитен в его качестве, унаследованном от середины прошлого века, дальше невозможно. Необходимо вместе с пригородными железными дорогами создать единую транспортную систему, включив в нее и трамвай. Так уже сделал Париж. Фактически нужна вторая транспортная система с экспресс-линиями, которые позволили бы проскакивать большие и даже очень большие расстояния за короткое время. Кроме того, уже в ближайшие месяцы нужно заняться хирургической и мелкой работой: переналадкой светофоров, увеличением числа выездов из микрорайонов, перераспределением остановок троллейбусов, автобусов, маршруток у станций метро. Это не радикальное решение, но оно необходимо так же, как увеличение комфортности общественного транспорта. Немедленно надо приступить к проектам увеличения плотности уличной сети между Третьим кольцом и МКАД, к проектам умножения связей между радиальными магистралями, далеко разбегающимися по мере удаления от Садового кольца. Жизненно необходимо скорейшее создание переездов под или над железными дорогами, которые в Москве подобны плотинам поперек транспортных потоков.
   — А потянет ли московский дефицитный бюджет такие траты? Ведь всем известно, что стоимость километра дорог в столице просто чудовищная…
   — Затраты на московские дороги связаны со спекулятивной возгонкой цен, которая началась в середине 90-х годов. Цены вздуты, сбить их можно — трудно, но можно. Например, для начала неплохо бы провести международный тендер, в результате которого цена на дорожное строительство сразу упадет в несколько раз.
   — Должна ли при этом измениться схема управления Москвой и Московской областью?
   — Это непростая, но решаемая задач. Главное здесь — произвести муниципализацию Москвы. Потому что глава Москвы только называется мэром, а на самом деле он является главой субъекта Федерации. По закону в этом случае в Москве должна быть система местного самоуправления на внутригородском уровне, но ее, в сущности, нет. Есть только одни вывески. Хотя на самом деле они должны быть, должны работать на местах, в конкретных микрорайонах, должны иметь полномочия и финансовые ресурсы для того, чтобы делать ямочный ремонт, следить за детскими садами, за цветниками и детскими площадками. В случае объединения с близлежащими городами все бы упростилось. Балашиха, например, будет таким же муниципальным районом, как, скажем, Мневники.
{PAGE}
   — Как при этом будет решаться вопрос с плотностью населения? Не приведет ли транспортная доступность к тому, что в Москву будет приезжать на работу еще больше жителей подмосковных городов?
   — Это все надо считать. Никто же не сказал, что надо сохранять ту же конструкцию, при которой половина рабочих мест сосредоточена на 5-6% московской территории. Стратегическая задача — растаскивание предприятий и фирм по всей области. Нельзя зажимать их в один кулачок. Например, Москва-сити — довольно симпатичная композиция из высотных зданий, но слишком близко расположена к историческому ядру Москвы. Ее надо было бы построить там, где расположены огромные жилые кварталы, — например, у метро «Университет». Поэтому вполне возможно, что Балашиха или Химки могли бы развиваться как ключевые деловые центры. Тесниться всем в центре Москвы — это архаический пережиток пирамидальной советской структуры управления.
   — Как вы считаете, заключение договоров между Москвой и соседними городами может означать распространение на область, например, программ поддержки предпринимательства или льготного кредитования?
   — Москва столько не потянет. Вопрос в разумных условиях по каждому договору — это серьезный бизнес и организационная задача, но весь мир с ней справляется. Если у них будут выгодные условия в Подмосковье, они туда переедут. При этом, конечно, Москва потеряет часть денег от налога на прибыль, но выиграет за счет освобождения территорий для других целей. Для парков, которых у нас недопустимо мало, в первую очередь. Промышленных предприятий в столице и так почти не остается. Поэтому изменение структуры города, структуры деятельности горожан неотвратимо. Повышается роль инновационной деятельности, а она нуждается не столько в просторе, сколько в комфорте среды.
   — Почему же этот достаточно естественный и несложный процесс не был реализован раньше?
   — В мегаполисе ничего не бывает просто. Дело в том, что Юрий Михайлович Лужков — человек талантливый и энергичный, но он трактовал Москву как поместье. Он по типу сознания человек позавчерашний. А у поместья должен быть забор и граница. И если соседний помещик не желает объединяться, то, значит, он с ним не дружит. В результате возникла безумная ситуация, когда персональный конфликт самолюбий перерастает в силу торможения. Смену курса надо было делать десять лет назад, но затянули.
   — А при Борисе Громове, который до 2012 году будет губернатором Московской области, наладить сотрудничество возможно?
   — Я думаю, что со стороны Громова и его администрации уже не будет сильного сопротивления. Область не в том положении, чтобы сильно сопротивляться. Тем более что бравый генерал — тоже человек вчерашнего дня, изменения и естественны, и необходимы. Поскольку разобраться в московских завалах документации меньше чем за полгода точно невозможно, у Собянина время в запасе есть.
   

   ДОСЬЕ
   Вячеслав Глазычев
   родился в 1940 году в Москве.
   В 1963 году окончил Московский архитектурный институт.
   С 1963 по 1965 год занимался проектированием железнодорожных и аэропочтамтов.
   В 1986 году вступил в Союз архитекторов и через месяц был избран секретарем Союза архитекторов СССР.
   В 1987 году был председателем оргкомитета общества «Мемориал».
   С 1988 по 1990 год — ответственный секретарь фонда «Культурная инициатива».
   С 1991 года и по настоящее время — профессор Московского архитектурного института.
   В 1991 году организовал ООО «Академия городской среды», выполнившего ряд программ развития микрорайонов Москвы.
   В 1994 и 1997 годах — участник международной экспертной группы по анализу кризиса муниципального хозяйства Вашингтона.
   Действительный член Международной академии архитектуры и Зальцбургского семинара планировщиков городов.
   Президент Межрегионального общественного фонда «Институт города».
   Член Общественной палаты РФ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK