Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Билеты в провал"

Последствия войны в Ираке для российской экономики противоречивы, однако далеко не безнадежны.Россия сделала выбор своей модели участия в иракском кризисе: нашим ответом на проект США, Великобритании и Испании будет вето. Очевидно, российские интересы были учтены в ходе переговоров не в полной мере. Однако теперь мы не получим ничего. Более того, за принципиальный выбор российской элите придется заплатить. Чем именно? Об этом напомнил посол США в России Александер Вершбоу: ограничением сотрудничества двух стран в области энергетики, безопасности и борьбы с терроризмом. Возможные последствия военной акции в Ираке для российской экономики намного более противоречивы.
Рассчитывать на контракты по восстановлению нефтяной инфраструктуры оккупированного Ирака явно не стоит, тем более что роли главных игроков на этом рынке (и прежде всего, близкой к вице-президенту Чейни компании Halliburton), похоже, уже распределены американским государственным агентством по развитию USAID. Контроль над добычей 25 млрд. баррелей, обещанный Саддамом Хусейном российским компаниям, очевидно, не будет подтвержден лояльными к администрации США иракскими властями. Однако у 8-миллиардного иракского долга России появляются перспективы: снятие эмбарго может сдвинуть с мертвой точки платежи, приостановленные в начале 1990-х.
Впрочем, для отечественной экономики намного важнее не иракские долги, а мировые цены на нефть. Сегодня, накануне военной операции, бояться падения не стоит. Напротив, ожидается значительный всплеск цены главного горючего, и эксперты расходятся во мнениях лишь по поводу того, каким будут его масштабы ($40—65 за баррель) и длительность (от полутора месяцев до года). Эти параметры, в свою очередь, зависят от целого набора переменных: быстроты войсковой операции, степени вовлеченности в конфликт сопредельных стран, полноты и эффективности оккупационного режима. Важны и позиции Саудовской Аравии, ОПЕК и России по увеличению экспорта нефти — не исключено, что придется компенсировать временное выпадение 4 млн. баррелей в день, добываемых в Ираке и Кувейте. Затем стабилизация нефтяных цен неизбежна. На каком уровне?
Если верить неофициальной информации из МИД РФ, США дали России гарантии того, что долговременным уровнем цены за баррель будет не $18, как ожидали пессимисты, а $20. Поэтому у вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина, скорее всего, есть основания говорить о подготовленности финансовой системы к полосе нестабильности на нефтяных рынках.
Россия с ее растущими рынками, увеличивающимися инвестициями и укрепляющейся валютой демонстрирует удивительный контраст с состоянием мировой экономики. МВФ снизил на днях прогноз роста мирового ВВП в 2003 году с 3,7% до 3,3%, предупредив, что война в Ираке может иметь серьезные экономические последствия. Помимо роста цен на нефть МВФ ждет падения потребительского и инвестиционного спроса, а также нестабильности финансовых рынков. Впрочем, даже без учета военного фактора экономика США, по оценке МВФ, вырастет лишь на 2,4% (более ранний прогноз — 2,6%), еврозоны — на 1,3% (2,3%), Японии — на 0,5% (1,1%).
Контраст вполне может усилиться. Иракская война, вполне возможно, окажется для российской экономики не только провалом, но и шансом. И обеспечение активного баланса между потерями и поражениями на иракском фронте не менее важно, чем выбор между вето в Совете Безопасности и мистической верой Джорджа Буша в силу Провидения.

ДМИТРИЙ ОРЛОВ, заместитель генерального директора Центра политических технологий, главный редактор «Политком.ру»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK