Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Битва Масленицы и Поста"

На прошлой неделе в школе №123, где учатся мои дети, праздновали Масленицу. А в нашей школе такого не было. Да и школы моей больше нет — слишком близко стояла к Кремлю. На слишком сладком месте. Ее снесли, а новой не построили — видимо, денег хватило только на взятку городским властям. А на строительство денег не хватило.

В нашей школе из религиозных праздников с радостью встречали только Пасху. Вернее, анти-Пасху, потому что в этот день мы делали дискотеку чуть не до двенадцати ночи. Чтобы учащиеся не ходили на крестный ход. Говорили, что крестный ход — это страшно. Там даже людей давили насмерть — так много народу набивалось.


Ходил я потом, уже после Торжества Демократии, на этот крестный ход. Мы долго мерзли в темноте, а потом пили вино под перезвон колоколов и многоголосый хор: Я думал о том, как утром подойду к одной красивой девушке и напрошусь на троекратное целование: А она заболела ветрянкой. 


Наша соседка во времена моей пионерской юности, помню, называла священников попиками и рассказывала, как в ее комсомольском прошлом было принято ругать церковь. Теперь она состоит в секте Священного Фиолетового Огня и ходит на собрания пожилых единоверцев, где они практикуют духовное единение.


Детям, мне кажется, не нужен Бог, потому что у них есть родители. Но чем старше человек становится, тем меньше остается тех, кто старше его. Все меньше авторитетов. Поэтому он все более лояльно относится к идее, что существует Бог. Бог, который умнее, взрослее и намного, намного более могуществен, чем он сам. Бог, на которого можно переложить всю ответственность за происходящее. Отец небесный. Детям сложно объяснить, что кроме папы есть еще другой Отец. 


Масленица детям более понятна. Масленица — это неделя, когда надо приносить в школу блины. И там их есть. Для детей из невоцерковленных семей (а таких большинство) после Масленицы не наступает Пост. Просто сначала мы едим блины, а через месяц с лишним красим яйца. И это хорошо. Конечно, есть люди, которые могут сказать, что детей необходимо воспитывать в более строгом соответствии традициям. Всегда есть аскеты, которые думают, что лишний пончик — это жуткий грех. И что праздник должен повлечь за собой искупление. 


Но Пост — это духовный подвиг. А подвиг не может совершаться по принуждению. Разве кто-нибудь требовал от Маресьева летать с протезами обеих ног? Разве кто-нибудь заставлял Матросова бросаться грудью на амбразуру пулемета? 


Пост — это не наказание за Масленицу. Это подготовка к Пасхе. Но все это — для нас, для взрослых. 


Хотя, может быть, дети нуждаются в более сложной традиции, нежели просто сейчас есть блины, а потом красить яйца. Помню, когда я был пионером, существовал сложный ритуал, сложные правила, надо было заучивать формулы. Была своя форма, своя каста активистов, которые собирались в специальных летних лагерях.


Вы знаете, я был школьным знаменосцем. Причем до этого еще пришлось дорасти, походить в ассистентах знаменосца. Изучить приемы обращения со знаменем. Научиться ходить строевым шагом. Причем с оттяжкой, как ходят не солдаты, а именно бывалые пионерские знаменосцы — чуть вразвалочку. У меня была пилотка, белые перчатки и лента через плечо. Пилотку надо было надевать сильно на лоб, а-ля испанские республиканцы.


По большим праздникам мы собирались на площади — знаменосцы из школ нашего района, — человек пятьдесят. Нас гоняли по плацу, чтобы мы шли синхронно, по сигналу, четко.


А еще я осваивал смежную профессию пионерского барабанщика. Я брал красный барабан и стучал на нем рисунок . Опытные барабанщики играли так же лихо и небрежно, как мы шагали со знаменами. Держали палочки совершенно разными пижонскими способами — я потом видел, что точно так же себя вели барабанщики из бит-групп. Например, из . Вот он мог бы стать нашим товарищем. А Ринго Старр не смог бы — в его игре не было того стремления к изяществу. Просто молотил себе по ударной установке. 


Поскольку я не умел играть на гитаре, но умел стучать на барабане, я, естественно, стал ударником нашей школьной группы.


А еще я помню формулу: .
Для взрослых это был Пост. Партия — это Пост. Это строгость, груз, который нужно нести в Светлое Будущее. Для детей коммунизм был Масленицей. Детство — это и есть Масленица. Зрелость — это Пост в ожидании Пасхи. До Пасхи дотягивают очень немногие.


 В нашей жизни слишком много Поста. Причем не нашего, а нам навязанного. Навязанного нам подвига, который не нужен ни нам, ни кому-либо еще. Это такой побочный Пост.


Школе №123 столько же лет, сколько и моей бывшей. Расположена она в центре. На нее уже кто-то точит зуб. Люди Поста. Вот, кончилась Масленица:

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK