Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Битва в пустыне"

Отдых — источник не только сил для новых трудовых свершений, но и горького опыта и печального знания о жизни.В один прекрасный день по всем телефонам начали звонить девушки и спрашивать Злыдникова. На что секретарь Светочка честно призналась, что у нас тут все такие. Вообще-то героя нашего рассказа сначала взяли освещать проблемы потребительского рынка. В редакции до сих пор гуляет фраза, с которой начиналась заметка Злыдникова о кошельках. «Портмоне — это аксессуар мужского туалета, состоящий из двух половинок».
Так вот о второй половинке. Володька с девушкой поехал отдыхать. В четверг Злыдников заказал отель «Гюльбич» в Кемере — две с половиной звезды. Тут момент тонкий. Две с половиной немецких звезды в знаменитом Кемере — это вам не четыре турецких, к примеру, в Алании. Во-первых, Кемер — дорогой и фешенебельный курорт, там сосны и нет той выжигающей жары, как в Алании, которая расположена на 200 километров южнее и вообще в пустыне. Что и понятно, поскольку пиратское государство, коим Алания и являлась долгие годы, в хорошем месте по определению находиться не может.
Так вот, в четверг был сделан заказ на отель. В пятницу пришло подтверждение. В воскресенье наш герой с девушкой Мариной, махнув серебряным крылом, отбыл в Анталию. Публика в самолете подобралась симпатичная. Бабушка-синоптик, которая профессионально вглядывалась в облака. Бизнесмен из Обнинска Вася — невысокий рыжий крепыш с женой и двумя детьми, такими же крепко сбитыми и рыжими. Олег, какой-то промежуточный начальник из крупного банка, размером с платяной шкаф, с миниатюрной брюнетистой женой. Слово за слово — выяснилось, что вся компания держит путь в Кемер. «Сказка для взрослых», — сказал Олег, он отдыхал в Кемере уже пять лет подряд. Бабушка-синоптик тоже была привязана к этому месту — но родственными узами. Туда завтра из Питера должны были прилететь ее дочь и внучка.
В аэропорту в Анталии наших героев встречала фирма «Пегас» в лице девушки Ани, которая проводила всех в автобус. «В Кемер?» — спросил Злыдников Аню. «В Кемер», — кивнула она.
— А где аквапарк? — спросил через некоторое время Олег, озирая выжженную пустыню за окном. — Обычно по дороге в Кемер мы проезжали аквапарк.
— А аквапарк в другую сторону, — объяснила Аня.
— То есть как это — в другую? Мы куда едем?
— В Аланию, — говорит девушка Аня. — К сожалению, мест в Кемере нет, и вместо своих двухзвездочных и трехзвездочных отелей вы получите четыре звезды в Алании. Сейчас я вам скажу, кто в какой отель едет…
— Ну я щас вам в морду дам! — закричал Вася и забегал по автобусу.
— Спокойно, Вася, — сказал Олег, бережно усаживая Васю на его место. — Я в другое место не хочу…
— Какой же вы непонятливый, — посетовала Аня. — Сказано: мест нет. Мы вам предлагаем отель выше классом…
— Но у меня дочка и внучка в Кемере, — расстраивается бабушка-синоптик.
Тут Аня начинает зачитывать, кто куда едет. И оказывается, что Злыдников и девушка Марина вообще оказываются в разных отелях. После чего мой приятель, до тех пор спокойно наблюдавший за перебранкой, начинает наливаться бешенством, как бык на корриде.
— Где проспекты отелей? — кричит он.
Проспектов нет. Как нет и телефона у девушки Ани, чтобы созвониться с фирмой «Пегас».
— На нет и суда нет, — говорит Олег, идет к шоферу и приказывает тому остановиться.
Автобус, забитый туристами, тормозит в пустыне, скудно декорированной турками, скорпионами и ящерицами. День клонится к закату. Единственное, что скрашивает пейзаж, это кафе на краю дороги.
— Хоть бы пожалели туристов, которые купили путевку в Аланию, — в надежде посеять раскол говорит Аня. И зря: где взросла классовая солидарность, классовую рознь фиг посеешь. То есть дети, конечно, хныкают и хотят пить и писать, но взрослые, забыв о естественных потребностях, держатся дружно.
Делать нечего — Аня извлекает из сумочки телефон, который до этого пыталась заныкать, и звонит в «Пегас». Скоро на место происшествия прибывает авто, из которого выгружается мужчина, похожий на бывшего ведущего «Утренней почты» Юрия Николаева, но уже отъевшегося и перекрасившегося в брюнеты. Зовут мужчину — вы, конечно, будете смеяться — Девлет. Али Девлет. «Белое солнце пустыни», часть вторая.
А еще скажу вам, любезная Екатерина Матвеевна, что народ у нас подобрался душевный, с огоньком…
Девлет нервно закурил, покраснел, потом побледнел и сказал срывающимся голосом:
— Значит, заложников захватили…
— Ага, — сказали захватчики. А именно двадцать человек, которые должны были ехать в Кемер — десять женщин, шестеро детей и четверо мужиков.
— Создали аварийную ситуацию на дороге…
Потом он объяснил, что все претензии мы можем предъявить в Москве своим фирмам (кстати, все ехали в Кемер через разные фирмы), он же, Али Девлет, работает только с юридическими лицами.
— Вы — лицо юридическое? — спросил Девлет у Васи.
— Бьют не по юрлицу, а по морде, — закричал Вася.
Суть была в том, что по договору фирма могла изменить отель — но только по согласованию с клиентом. И если клиент согласился с переменой участи, то предъявлять потом претензии он не имеет права. То есть задача Девлета была рассовать нас по отелям — после этого наши вопли не будут иметь никакого смысла.
— Меня, между прочим, — сказал Девлет, — в Москве тоже переселяли — из «Мариотта» в «Космос».
— Да тебя в «Мариотте» не поселят никогда, — подал голос молчавший до сих пор Злыдников.
— Ваш паспорт!
— Чо? — спросил Злыдников, — А вы кто, чтобы у меня паспорт требовать? И зачем?
— Будем вас депортировать…
— Вперед! — обрадовался Злыдников. Точно зная, что если кого и выселяют из Турции без звука, так это проституток. Потому как борьба за нравственность явно обгоняет борьбу за сервис.
Затем Али Девлет открыл багажное отделение автобуса и начал выкидывать сумки на дорогу.
— Ну как я сейчас ему врежу! — закричал Вася.
— Стоп, — сказал Олег. — Он же провоцирует нас на драку.
Тут Али Девлет позвонил в полицию. Минут через десять к кафе подъехала полицейская машина. Три жандарма, похожие на плохо кормленных азербайджанцев, вылезли оттуда.
Международный словарь Злыдникова был аскетичен. Он знал по-турецки «друг», «здравствуй», «спасибо», «нет». Турки знали по-русски «о,кей» и «йес». Вся надежда была на Олега, который выучил слово «идирим», что значит «скидка». Хотя навскидку — при чем тут скидка? Али Девлет жаловался жандармам, что русские захватили заложников. И действительно, кто-то из участников битвы в пустыне дремал в автобусе. Большая же часть повстанцев и заложников расположилась в кафе.
Наконец с большим трудом два косноязычных сознания продрались через заросли чужого языка друг к другу. Жандармы позвонили в офис «Пегаса» и радостно сказали, что все хорошо — места есть. В Аланских отелях.
— Дело не в местах, а в месте! — закричал Вася. — Дайте я дам им в морду всем троим!
— Стоп, — сказал Олег. — Хорошие люди, хотят нам помочь.
Скоро все, включая жандармов, пришли к одному выводу: «Кемер — йес, Алания — ноу». Больше всего на этом настаивал хозяин кафе, который сам был родом из Кемера. Всю ночь он жарил русским туристам баранину с роскошными специями и бесплатно поил всех чаем. Через час жандармы уехали, пожелав всей компании удачи.
В шесть утра Али Девлет еще раз сказал, что ситуацию не исправить. Сейчас из Алании приедет микроавтобус. Народ начал колебаться. Сколько еще можно базарить на баррикадах? Все-таки прошло больше полсуток, у многих дети… В общем, автобус был вызван. Как только он показался на дороге, Вася с криком: «Русские не сдаются!» рванулся к его дверям. Он уехал первым рейсом с теми, кто с самого начала должен был отдыхать в Алании. Вторым — женщины и дети, которые должны были отдыхать в Кемере, но сломались. Уехала и злыдниковская Марина. Большой автобус, видимо, был предназначен для оставшихся десятерых бунтовщиков. Как писал Довлатов, «в оппозицию девушка провожала бойца». Украшением компании была бабушка-синоптик, которая честно предупредила всех, что «не привыкла сдаваться».
И вот теперь повстанцы голосовали на шоссе. План был прост — захватить аэропорт… Ну не совсем, конечно, захватить. А поехать в аэропорт, где «Пегас» встречает туристов. Устроить международный скандал и при возможности набить морду. Роскошный план провалился из-за ерунды. То есть автобус наши герои поймали (по два бакса с носа). Но в аэропорту их ждало разочарование: «Пегас» упорхнул. Утром он, как оказалось, рейсы не встречал, только вечером. Тогда народ начал звонить в Москву, в свои турагентства. Тень несчастного Ивана Бездомного, мчащегося за Воландом по ночной Москве, витала над нашими героями… Узнав, что клиенты, вместо того чтобы греться на солнце, встали на тропу войны, турагентства попадали в обморок. И начали слезно умолять согласиться на Аланию, сейчас за ними пришлют автобус.
— Главное, что мы зафиксировали свои претензии, — сказал Олег.
Может, это и было главное. Но «Пегас» вовсе не собирался присылать автобус за беглецами, которые все-таки снизошли до четырех звезд. То есть когда Олег позвонил в «Пегас», его просто послали — добирайтесь как хотите.
— В бой идут одни дураки! — сказал Злыдников. И начал набирать телефон налоговой полиции в Москве. Сейчас все объясню. В прошлом году у «Пегаса» были проблемы с налогами и даже целый месяц он из-за этого не работал. А у Злыдникова был приятель в налоговой полиции. Вот ему-то и позвонил Володя. Чтобы тот, в свою очередь, позвонил «Пегасу» и объяснил, что рожденный ползать летать не может.
Через пятнадцать минут к аэропорту в Анталии приехал автобус и забрал наших борцов зв справедливость. Они уехали, наши вожди краснокожих, данки и орленки. И провели свой отпуск под четырьми звездами отеля «Айдынбей». Даже стали героями этого отеля — потому что наполовину он был заполнен вынужденными переселенцами, которые тоже заплатили за другой отель и в другом месте, но благодаря «Пегасу» оказались здесь. Обсуждая эту историю, все сходились в одном: надо бороться за свои права и свое человеческое достоинство.
А когда Злыдников показывал в редакции фотографии из отпуска, к нам подошел Гавриков, который отдыхал в той же Турции, только две недели спустя. И вглядевшись в лицо Али Девлета, с удивлением сказал: «А я его знаю. Этот парень нас вместо Кемера поселил в «Айдынбее». Тоже, гад, бледнел, краснел, курил».
Тогда я сказал, что, наверное, все-таки надо было дать Девлету по юрлицу. А то не у всех есть знакомые в налоговой.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK