Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Битва за «Московскую»"

Сейчас вокруг него развернулась борьба: государство пытается вернуть себе «Столичную» вместе с другими «легендарными» водочными марками, принадлежащими в настоящий момент ЗАО «Союзплодоимпорт». Комментирует ситуацию гендиректор этой компании Андрей СКУРИХИН.Андрей Скурихин: Мы начинаем реализацию программы продвижения обновленной водки «Столичная» на внутренний рынок. Что касается оценки факта передачи собственности без судебного решения, то иначе как первым прецедентом деприватизации и национализации это назвать нельзя.
Судите сами. Незаконным признается решение 10-летней давности. При том, что на протяжении всех этих 10 лет оно не оспаривалось ни судебной, ни исполнительной властью.
Основной аргумент государства состоит в том, что сделка о передаче прав собственности была проведена незаконно, потому как не была завизирована Госкомимуществом. Но ведь на момент этой самой сделки не существовало ни Госкомимущества, ни закона о приватизации. Передача прав была проведена в полном соответствии с действовавшим на тот момент законодательством.
Если же говорить о передаче прав на использование брендов от одной компании другой в 1997 году, то здесь речь также идет о совершенно законной коммерческой операции. Бренды просто были куплены.
По похожей схеме преобразовывались и приватизировались сотни госпредприятий. Получается, что любое из них может постигнуть такая же участь.
Кстати, 26 из 43 водочных брендов возвращены нам уже через неделю после «экспроприации». Судьба оставшихся 17 в ближайшие дни станет предметом рассмотрения в суде.
«Профиль»: А за сколько вы купили бренды, под которыми в СССР ежегодно экспортировалось водки, как утверждают, на сотни миллионов долларов?
А.С.: За $300 тыс. Что касается адекватности сделки, то коммерческое соглашение между двумя субъектами рынка — это их личное дело. Я считаю, что цена была на тот момент вполне адекватной — тогда купленные нами товарные знаки вообще никакого дохода не приносили.
«П.»: Так-таки и не приносили?
А.С.: Дело в том, что в 1991 году регистрации всех товарных знаков в РФ были аннулированы, что дало возможность буквально всем производить водки под брендами «Столичная», «Московская» и т.д. Это свело их коммерческую привлекательность фактически к нулю. «Роспатент» восстановил статус торговых марок лишь в 1997 году. Так что на момент приобретения они фактически не приносили никакого дохода.
«П.»: Вы говорите, что государство спохватилось через 10 лет. Почему?
А.С.: У нас есть предположение, что таким поводом стало желание нашей компании пересмотреть систему лицензирования.
Мы сделали это для того, чтобы полностью исключить бесконтрольное производство водок с нашими брендами. Очевидно, это кому-то сильно не понравилось.
«П.»: И что в ваших предложениях показалось кому-то неприемлемым?
А.С.: Сейчас продукцию под нашими товарными знаками производят около 100 предприятий.
В каждом субъекте федерации есть хотя бы по одному предприятию — нашему лицензиату, то есть обладающему правом производства водки под принадлежащими нам брендами. Это как частные компании, в которых мы владеем тем или иным пакетом акций (например, Калининградский ЛВЗ), так и госпредприятия вроде московского «Кристалла» или ГУПов, входящих в «Росспиртпром».
Все эти компании ежегодно подписывают с нами лицензионные соглашения. У них, кстати, нет сомнений в наших правах на бренды.
Мы известили всех наших лицензиатов, что с 1 января будущего года правила лицензирования изменятся. Теперь лицензии будут выдаваться только тем компаниям, для которых выпуск водок под нашими брендами станет основой производства, где мы сможем в ежедневном режиме контролировать качество продукции. С остальными лицензионные договоры пролонгированы не будут.
Скорее всего, последние и были одними из инициаторов тяжбы вокруг наших прав собственности на российские бренды.
«П.»: С чем связано ваше такое жесткое решение?
А.С.: Нормальное развитие бренда и его продвижение на рынке возможно лишь в том случае, если соблюдается стандарт качества, единообразие оформления, проводится единая маркетинговая политика, единая стратегия продвижения товара.
Как показывает практика, те заводы, где доля наших брендов составляет менее половины объемов производства, уделяют им слишком мало внимания. В результате страдает качество.
«П.»: И это, надо понимать, снижает рыночную стоимость торговых марок?
А.С.: Да. Мы вступаем в период очень жесткой конкурентной борьбы на рынке алкоголя. Что бы ни говорили о том, что «Столичная» — это традиционная марка, которая вошла в сознание потребителя много лет назад, — это не совсем так. Любой бренд, каким бы раскрученным он ни был, не может долго жить на конкурентном рынке, если не вкладывать в него средства.
Мы это понимаем и разработали принципиально новую концепцию развития бренда «Столичная» на внутреннем рынке. Стоимость программы — $2,5 млн. в год. Это и затраты на маркетинговые исследования, и проведение рекламной кампании как в России, так и на Западе. Понятно, что речь идет о серьезных для нас инвестициях.
Конечно, все это будет иметь смысл лишь в том случае, если все нынешние разбирательства удастся перевести в правовое русло, когда компания сможет нормально работать, а государство — получать высокие и стабильные налоговые отчисления.

ПАВЕЛ ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK