Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Бизнес поддержки штанов"

Действия российских властей настолько ухудшили инвестиционный климат, что считаются едва ли не основной причиной торможения экономического роста.Диагноз: кризис доверия

Российская экономика развивается гораздо ниже своего потенциала. Причина этому — некачественная экономическая политика правительства и налоговые преследования крупных компаний. Если власть рассчитывает сохранить темпы роста ВВП на нынешнем уровне, ей необходимо бросить все силы на восстановление потерянного доверия бизнеса. Такой вердикт вынесли либеральные эксперты, проанализировав итоги развития экономики в 2004 году.

Соавтор первых рыночных программ Минэкономразвития, главный экономист ИК «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков уверен, что падение темпов инвестиций, замедление роста ВВП и даже инфляция — результат общего кризиса доверия. Помимо истории с разделом «Юганскнефтегаза» аналитики ставят в вину властям «неадекватную» и «агрессивную» реакцию на банковский кризис, торможение всех реформ и преследование налоговиками крупных компаний.

Практически все крупнейшие предприятия попали в прошлом году под налоговые проверки. Федеральная налоговая служба за девять месяцев доначислила 470 млрд. рублей налогов за предыдущие годы — в 5,5 раза больше, чем за весь 2003 год. «В большинстве случаев проверки возбуждали, просто чтобы поддержать штаны на сотрудниках налоговой инспекции», — говорит вице-президент ИК «Ренессанс Капитал» Игорь Юргенс. При этом страдали в основном лидеры экономики — открытые, богатые и цивилизованные компании с прозрачной бухгалтерией. «В России невыгодно быть честным и нельзя попадать в поле зрения проверяющих органов. Это было известно всегда. Но такого налогового террора никто не ожидал», — признается менеджер одного пострадавшего предприятия.

Рейтинг не поможет

Реакция участников рынка на подобное отношение со стороны властей была предсказуемой. По оценкам Центробанка, чистый отток капитала из страны составил $7,8 млрд. — в четыре раза больше, чем в 2003 году.

Эксперт Центра развития Ольга Березинская обращает внимание на тот факт, что прибыли российских предприятий за три квартала 2004 года увеличились по сравнению с тем же периодом 2003 года на 60% (в номинальном выражении). Однако прирост инвестиций составил всего 17%. Годом ранее инвестиционная активность была существенно выше — при росте прибыли на 34% капиталовложения возросли на 28%. Рост налоговой нагрузки на нефтедобывающий сектор, непоследовательные действия и заявления властей в отношении ряда компаний нивелировали как преимущества, предоставленные нашей экономике мировой конъюнктурой цен, так и воздействие от повышения кредитного рейтинга, считают в Центре развития. Когда в октябре 2003 года Россия получила инвестиционный рейтинг от агентства Moody’s, фондовый индекс РТС вырос на 6%. Аналогичное решение Fitch год спустя вызвало лишь 1,5-процентное повышение индекса. За весь 2004 год РТС увеличился всего на 6%. «Фондовый рынок есть некоторое отражение того, что мы делаем», — признался министр финансов Алексей Кудрин. Третий инвестиционный рейтинг, присвоенный России Standart & Poor’s, вызвал оживление на фондовом рынке. Но, по мнению аналитиков, оно скоро сменится стагнацией, которая будет характерна для всего 2005 года.

«Трудно представить себе событие, которое могло бы подтолкнуть рост фондового рынка», — сообщил «Профилю» сотрудник брокерской конторы. Он рассказал, что, воспользовавшись скачком РТС на фоне сообщений об инвестиционном рейтинге, вышел из всех портфелей российских компаний и перевел свои деньги на более спокойный рынок долговых обязательств. «Моему примеру последуют большинство игроков, прежде всего иностранные инвесторы», — уверен брокер.

Игры преследователей

В правительстве осознали, что, если беспредел со стороны налоговых органов не прекратится, то можно будет забыть об удвоении ВВП. Вице-премьер Александр Жуков и министр финансов Алексей Кудрин предложили ограничить всесилие налоговых инспекторов и регламентировать процедуру налоговой проверки (см. «Детская болезнь налогового инспектора»).

Но, как мы выяснили, с президентом Путиным эти инициативы детально не обсуждались. Участвующий в дискуссии федеральный чиновник (так попросил назвать себя собеседник «Профиля») говорит, что в конце февраля правительство на заседании рассмотрит вопрос совершенствования налогового администрирования и, возможно, по итогам обсуждения будет подготовлено несколько законопроектов. Вопрос о налоговой амнистии, которая вновь стала популярной темой среди бизнес-сообщества, по словам чиновника, вообще не поднимается, и «даже Германа Грефа» удалось убедить в том, что проводить амнистию не надо. «Амнистию проводят, чтобы закрыть тяжелый для предприятий налоговый период. По закону, срок давности по налоговым нарушениям — три года. Вряд ли можно сказать, что в этот период у нас было тяжелое налоговое бремя, — говорит он. — Разговоры об амнистии начались из-за эмоций и шока от налоговых проверок. Но для бизнеса это не главная проблема. Зачем проводить амнистию, если потом все равно может прийти налоговик и начать бесчинствовать?»

Паника будет продолжаться

«Если сегодня президент объявит налоговую амнистию, в нее просто никто не поверит», — констатирует директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. Да и новость об инициативах Жукова—Кудрина деловое сообщество встретило настороженно. Не исключено, что власти сыграют в «хорошего и плохого следователя» и даруют предпринимателям свободу от незаконных повторных налоговых проверок. Но произойдет это внезапно и неожиданно, а решение на эту тему будет готовиться в обстановке жесткой секретности. Так, как принимается и готовится большинство решений последнее время.

Но «доверие было нарушено как раз потому, что власть стала делать неожиданные вещи. История ЮКОСа, те же налоговые проверки. Поведение власти стало непредсказуемым», — говорит «Профилю» руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

«Восстанавливать доверие означает как минимум выполнять взятые обещания, — считает Игорь Николаев. — Но что мы имеем? Была объявлена пенсионная реформа, потом ее условия пересмотрели, а в декабре прошлого года даже не состоялся конкурс среди управляющих компаний. Правительство начало реформу электроэнергетики, а теперь отказывается принимать решение о продаже оптово-генерирующих компаний. Давно обещана либерализация акций «Газпрома». А Гурвич вспоминает, как полгода назад власти уверяли, что «Роснефть» не будет претендовать на «Юганскнефтегаз».

Теперь заявлениями ситуацию не исправишь. Требуется долгий период восстановительной терапии, понятной, открытой и прозрачной политики. Но главное, говорит Игорь Юргенс, «сверху должен поступить сигнал о неприкосновенности прав собственности. Приватизационная амнистия — более существенный для бизнеса вопрос, чем амнистия налоговая».

До тех пор, пока государство не гарантирует незыблемость итогов приватизации или хотя бы не сообщит об основаниях для их пересмотра, паника среди крупного бизнеса будет продолжаться.

Детская болезнь налогового инспектора

О пробелах в законодательстве, которыми пользуется налоговая служба, чтобы терроризировать бизнес-сообщество, «Профилю» рассказал адвокат, управляющий партнер юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Сергей ПЕПЕЛЯЕВ:

«Бедствие номер один — камеральные проверки. Изначальная цель такой проверки в том, чтобы инспектор помог налогоплательщику правильно заполнить налоговую декларацию и другие документы. И более ничего. Но в реальности камеральные проверки превратились в аналог выездных, лишь с той разницей, что в данном случае не инспектор едет на предприятие, а документы приезжают к нему. При этом налоговики требуют представлять совершенно немыслимые документы и, если предприятие не может их представить в пятидневный срок, штрафуют и отнимают льготы, снимают затраты.

Вторая проблема — сроки проведения выездных проверок. Согласно НК проверка не может длиться более 2 месяцев. Однако налоговики засчитывают только то время, когда проверяющие непосредственно находятся на территории предприятия. Это все равно что считать сроком следствия только часы, проведенные обвиняемым в кабинете следователя. К сожалению, Конституционный суд прошлым летом поддержал налоговиков в этом вопросе, хотя большинство специалистов говорят, что это нелепица и при таком подходе проверки могут длиться годами. Третий болезненный вопрос — повторные проверки. По Налоговому кодексу, предприятия не могут проверять два раза по одному и тому же налогу за один и тот же период. Однако есть исключение, которым успешно пользуется ФНС: повторная проверка может быть проведена вышестоящими налоговыми органами в порядке контроля за работой нижестоящих подразделений. Но по результатам таких проверок никаких санкций в отношении налогоплательщика и доначислений проводиться не должно. На практике это положение НК истолковывается иначе: предприятие перепроверяют, доначисляют налоги, а в отношении работавших ранее инспекторов не следует никаких санкций.

Есть еще одно положение в налоговом законодательстве, которое в силу своей неясности становится основной причиной судебных разбирательств. Это правила начисления недоимок, пеней и штрафов. Сейчас налоговая служба может взыскать с предприятия недоимку во внесудебном порядке, а для взыскания штрафа требуется решение суда. В результате, с одной стороны, суды завалены делами, на слушания которых представители налогоплательщика даже не являются. С другой стороны, сроки взыскания недоимок в законе не установлены, и налоговая инспекция может потребовать от предприятия выплатить недоимку хоть на следующий день. На наш взгляд, должен быть установлен месячный срок, в течение которого предприятие вправе обратиться в суд или вышестоящий налоговый орган и обжаловать претензии инспекторов. В этот период ничего не должно взыскиваться. Если предприятие не обратилось, это означает, что оно не возражает, и недоимки, штрафы и пени могут взиматься во внесудебном порядке. В прошлом году налоговики были окрылены успехом от дела ЮКОСа, они почувствовали вседозволенность и безнаказанность. Россия находится на стадии становления налоговой системы, и мы страдаем тем, что Ленин называл детской болезнью левизны в коммунизме. Власть не всегда знает, как строить налоговое администрирование, и поэтому пытается закручивать гайки.

Я верю в то, что предложения об упорядочении деятельности налоговой службы, представленные вице-премьером Александром Жуковым и министром финансов Алексеем Кудриным, могут быть одобрены. В этом заинтересованы и бизнес, и государство. А истерика скоро пройдет».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK