Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Бог рассудил. Без комплексов"

В минувший вторник в США прошли выборы президента. Выиграл Буш. Победа досталась ему, кажется, чуть легче, чем в 2000 году. На сей раз он получил большинство голосов не только выборщиков, но и избирателей по стране. Выборы, говорят, раскололи Америку. Они же ее и невероятно возбудили: политикой стали интересоваться даже те, кто обычно над ней лишь посмеивается, а в день голосования люди стояли в часовых очередях, дабы исполнить электоральный долг.Четыре года назад все было не так. То есть в 2000 году избиратели тоже разделились поровну. Разница в том, что четыре года назад переругивались люди, близкие к политике; прочие же в основном посмеивались: кто над простоватостью Буша, кто над надутостью Гора, кто над дремучими флоридскими избирателями, не способными правильно проколоть дырочку в бюллетене. До 11 сентября оставался почти год, и с башен-близнецов открывался лучший вид на Нью-Йорк. Процветание едва начало давать первые сбои, слово «рецессия» казалось призраком далекого прошлого. Политические скандалы — сигара Клинтона для Моники, «украденное» президентство Гора — были для простых граждан развлечением. В конце концов, рассуждали обыватели, никто же не умер…

Дух выборов 2004 года оказался гораздо мрачнее. Наклейки на заднем бампере — традиционный барометр мнения американцев — лаконичны и жестки: «Когда врал Клинтон, никто не погиб», «Если вас не тошнит, значит, вы не обращали внимания». А с другой стороны: «Джон Керри и Усама бен Ладен, 2004». На газонах в нашем тихом пригородном закутке, где за всю историю из наглядной агитации присутствовали лишь объявления риэлтеров о продаже дома, вдруг выросли три типовых плаката «Буш и Чейни». Поставленная мною, из чувства противоречия, самодельная надпись «Кто угодно, лишь бы не Буш» была через трое суток украдена под покровом ночи. «Хорошо, окно не разбили», — сказал мой сосед, бывший морпех, и тем же вечером воткнул в свой газон табличку «Керри и Эдвардс». Для США подобное означает, что накал нешуточный.

Очередь на процедуру

Наш избирательный участок N10 в пригороде Вашингтона, графстве Фэрфакс, штат Виргиния, поместили в актовом зале школы. В США нет законов о прекращении агитации в день выборов, поэтому под ведущим к дверям козырьком плечом к плечу стояли агитаторы обеих партий. Правда, стояли они там только до тех пор, пока председатель избирательной комиссии, решив, что они действуют посетителям на нервы, не отогнал их подальше от входа.

Двери участка открылись в шесть утра, и к ним уже стояла очередь. К семи часам очередь перестала расти: с ноги на ногу переминались примерно 80 человек. Политические разговоры в очереди подчеркнуто не велись. Избиратель подходил к регистраторам и демонстрировал полученную по почте «карточку избирателя» — кусок картона с именем, адресом и информацией о приписке к избирательному участку. Никакой удостоверяющей личность информации на карточке нет. Регистратор проверил в своих списках, совпадают ли мое имя и адрес, и попросил устно подтвердить, что я — это я.

Очередь, извиваясь между маркеров из детских стульчиков, вела к четырем машинам для голосования: кабинок не было, но конструкция машины обеспечивала тайность процесса. Избиратель, когда подходила его очередь, отдавал талон сотруднице комиссии, та «прокатывала» свою карточку в машине, авторизуя процесс, после чего оставляла избирателя наедине с экраном. Таким образом, контроль «один человек — один голос» осуществлялся довольно жестко, но был ли этот человек зарегистрированным избирателем или Усамой бен Ладеном — никто не проверял.

Ничего особенного в этом нет: общая идея организации выборов в Америке состоит в том, чтобы привлечь простотой процедуры как можно больше избирателей, даже если это несколько расширит возможности для мошенничества.

«Господь рассудит!»

Председатель избирательной комиссии, работающей на участке N10, отказался беседовать с корреспондентом «Профиля», сославшись на занятость. Оно и понятно — с такой-то очередью. Зато дежурившие у входа на участок активисты штабов обоих кандидатов проявили куда большую разговорчивость.

— Кэрри тоже ветеран. К тому же он симпатизирует профсоюзам и любит природу, — говорит Майк Флеминг, ветеран Вьетнама, возглавляющий окружной штаб кандидата от Демократической партии. — А Буш некомпетентен. Ну и то, что он год был в самоволке из Национальной гвардии, в моих глазах, понятно, минус.

По поводу ветеранских заслуг Керри мнения республиканцев и демократов диаметрально расходятся. Рональд Блэк, член окружного штаба республиканцев и тоже ветеран Вьетнама, заявил корреспонденту «Профиля» буквально следующее: «Послужной список Керри во Вьетнаме попахивает предательством».

Простые избиратели далеко не столь дипломатичны:

— Конечно, я голосовала за сенатора Керри! — почти кричит Эллис Крике, менеджер рекламного агентства. — Почему? Даже не знаю, с чего начать. Во-первых, Буш — идиот. Ну что вы смеетесь, это не смешно совершенно, это же правда! Дома люди теряют работу, у миллионов людей нет медицинской страховки, а чем он занимается? Играет во всемирную полицию, влез в эту чудовищную войну, на которой каждый день убивают наших ребят и каждый день просаживают громадные деньги, за которые наши дети и внуки будут расплачиваться… У него же просто «комплекс Бога», он думает, что все может!

Впрочем, команда Буша и не рассчитывала на голоса таких, как Эллис. Настоящий республиканский избиратель рассуждает по-другому. Его ни с кем не перепутаешь.

— Я христианин, — заявляет Карсон Уоллес, пожилой сосед Эллис. — И я голосовал за президента Буша, как должен был голосовать любой настоящий христианин. Президент Буш пытается сохранить христианские основы общества, и я его поддерживаю всецело. Аборт, убийство невинного младенца, — это смертный грех. Гомосексуализм — это смертный грех. Война в Ираке, смерть гражданских лиц — это очень грустные события, как и любая война. Но не забывайте, что мы подверглись нападению, и президент, как Верховный главнокомандующий, ответил ударом на удар, возможно спасая миллионы невинных жизней. Господь рассудит, прав ли он был.

Фактор Путина

Разумеется, корреспондент российского журнала не мог не спросить у американских избирателей, как они оценивают поддержку, оказанную Джорджу Бушу Владимиром Путиным.

Как и следовало ожидать, американцы практически не заметили исторического высказывания российского президента про Буша, выборы и международный терроризм. Все, кто знал о позиции Путина, безотносительно к их партийной принадлежности, реагировали одинаково: «Да подумаешь! Это ведь наши выборы. Какая разница, что сказал Путин?» Некоторые добавляли: «Лучше бы он поддержал нас в Ираке».

«Фактор Путина» вызвал интерес только у американских избирателей — выходцев из бывшего Советского Союза. Впрочем, нельзя сказать, чтобы они воспринимали российского президента с чрезмерной серьезностью. «Путин? Жалко, что он не доехал до Вашингтона, перед выборами поагитировать за Буша. А то я в Америке уже девятый год, а военного парада так и не видел», — заметил один из моих знакомых, явно намекая на действо в поддержку украинского премьера Януковича, происшедшее в присутствии российского президента в Киеве. Так ведь и США, добавим, в отличие от Украины, для нас не братская страна.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK