Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "БОЛЬШАЯ ИГРА с делом Литвиненко и телом Лугового"

Известная пресс-конференция Лугового и Ковтуна, а затем и документированные показания Вячеслава Жарко обозначили как минимум явное «присутствие» британских спецслужб в делах Литвиненко и его опекуна Березовского. Возникла реальная угроза разоблачения.Дипломатическая истерика Лондона

Действия британской стороны кажутся нелепыми и неадекватными. 

1) Британцы не предъявляют претензий к сотрудничеству с российской прокуратурой в деле Литвиненко. По сути, претензия только одна — невыдача. Притом, что очевидно, британская сторона палец о палец не ударила, чтобы задержать подозреваемого Лугового, когда у нее была такая возможность, или выманить его в Великобританию. 

2) Вопрос выдачи российского гражданина иностранному государству вообще не может быть предметом обсуждения — в том числе и в качестве исключительного случая. Это, по сути, императивная норма, такая же, как, например, запрет смертной казни. Она касается трактовки суверенитета каждой суверенной страной. И отказ от нее означает отказ от суверенитета. Британцы не могли этого не понимать. 

3) С сугубо прагматической точки зрения именно для Британии такая реакция на невыдачу чужого гражданина является очень неприятным прецедентом. Британия — чемпион по невыдаче подозреваемых в не менее тяжких и общественно опасных преступлениях, чем то, что инкриминируется Луговому. Причем речь идет не только о России, но и о таких странах, как США, Франция, Италия.

Возникает впечатление, что абсурдность и невыполнимость требований и были главной целью их выдвижения. Зачем? 

Провал британских спецслужб становится очевидным. Даже вне зависимости от того, кто конкретно стал причиной гибели Литвиненко и была ли эта гибель насильственной. Первое впечатление: британская реакция — попытка «закричать» скандал, чтобы спасти свою репутацию. Однако обращает на себя внимание первая же декларация — отказ от сотрудничества с российскими спецслужбами и правоохранительными органами в борьбе с терроризмом. То есть в первую очередь в том же деле Литвиненко. То есть речь идет не о неудовлетворенности российским расследованием, а о задаче любой ценой ему помешать. Даже пассивное сотрудничество могло значительно помочь российской стороне в получении информации, полезной для раскрытия дела по существу. 
 
Смысл выдвижения именно невыполнимых и абсурдных претензий в том, чтобы не дать российской стороне шанса пойти на уступки и вернуть ситуацию, когда расследование продолжается в полном объеме и факты и версии могут трактоваться с процессуальной, а не с пропагандистской точки зрения. 

На самом деле действия британской стороны носят сугубо рациональный характер, а не профессиональный, и имеют цель защитить свою репутацию, а главное — репутацию и, собственно, агентуру своих спецслужб. Будем надеяться, что действия российской стороны будут столь же рациональны. Что касается развития дипломатической истерики и попытки распространить ее на страны Евросоюза. Здесь все зависит от того, насколько британские компании, имеющие колоссальные интересы в России (и уж тем более их европейские конкуренты), готовы жертвовать этими интересами ради защиты интересов британских чиновников и спецслужб. Есть основания полагать, что не очень.

«Дело Литвиненко» как «письмо Зиновьева»

Британская — и вообще западная — публика в массе своей нелюбопытна и не имеет исторической памяти. Историческую память ей с успехом заменяют утренние газеты — утром, а вечерние — вечером… История между тем повторяется. 

25 октября 1924 года, за четыре дня до всеобщих выборов, Министерство иностранных дел Англии опубликовало в газете Daily Mail так называемое «письмо Зиновьева». «Письмо» содержало подробные инструкции британским коммунистам, как готовить английскую революцию, как «поддерживать Советы» и переманивать на свою сторону членов правящей в то время в Англии Лейбористской (Рабочей) партии. Особенную ярость СМИ и почтеннейшей публики вызвала указивка о ведении подрывной пропаганды в британской армии. {PAGE}
Гадить «англичанка» умеет вполне качественно, другим странам — учиться и учиться: в результате публикации «письма Зиновьева» лейбористы, которые имели в то время все шансы укрепить свою власть, с позором проиграли выборы, а первое в истории Англии лейбористское правительство Р. Макдональда, установившее незадолго до этого дипломатические отношения с Советской Россией, было вынуждено уйти в отставку. Консерваторы получили на выборах 415 мест против 151 места у лейбористов и 44 мест у либералов. Поскольку Коминтерн считался тогда «рукой Москвы», а Зиновьев был председателем его исполкома, новый британский премьер-министр Болдуин уже 21 ноября 1924 года проинформировал правительство СССР о том, что Британия не будет выполнять условия договоров, заключенных лейбористским правительством. Советско-английские договоры остались в прошлом, а Британия санкционировала разработку оперативных планов войны с Советской Россией… руками Германии.

…Не прошло, однако, и ста лет, как Британия, устами историка британского МИДа Джилл Беннет, раскрыла британский секрет полишинеля: «письмо Зиновьева» — фальшивка, изготовленная белоэмигрантами, вовлеченными в разведывательную деятельность против Советской России. Беннет выяснила также, что в распространении фальшивки были задействованы офицеры британских спецслужб, а политические круги, реально управляющие Британией, изначально знали, что «письмо Зиновьева» — липа…

А теперь вспомним: «письмо Зиновьева» появилось в октябре 1924 года. А в августе 1924-го арестом одного из лидеров антисоветского подполья, бывшего эсера-террориста Бориса Савинкова, завершилась операция «Трест», известная нашим не самым молодым читателям по одноименному советскому сериалу. Напомним смысл операции: чекисты создали в России фиктивную антисоветскую организацию, которая вышла на связь с зарубежными центрами белой эмиграции, контролировавшимися и финансировавшимися британскими спецслужбами, с целью организации в Советской России переворота и захвата власти. Напомним, что жертвами этой операции стали не только Борис Савинков, но, в частности, и легендарный агент британской разведки и советник Черчилля по русским делам Сидней Рейли (он же — уроженец Херсона Шломо Розенблюм). По сути, Советы представили доказательства участия Британии в подготовке государственного переворота в СССР, с которым она только что установила дипломатические отношения. Естественная реакция — дипломатическая истерика и как инструмент — фабрикация «письма Зиновьева». Вам это ничего не напоминает? Есть, правда, одно отличие. Как заметил профессор Бирмингемского университета, в прошлом видный британский дипломат Дэвид Логан, «различие между советской властью и российской властью гораздо лучше заметно из Москвы, нежели из Лондона». Похоже, что нынешнее британское руководство этот нюанс упустило.



Отрывок из интервью Егора Гайдара радиостанции «Эхо Москвы» 16 июня 2007 года
   Е. Гайдар: Я слишком хорошо знаю британскую политику… И обсуждал эту тему с очень информированными людьми, которые являются членами английской административно-политической элиты… Понимаете, какая проблема — если это связано с кем-то из тех, кто получил политическое убежище в Британии, это не проблема премьер-министра Блэра, это проблема всей административно-политической элиты. Поэтому органы правоохранительные находятся под сильнейшим давлением — так что, пожалуйста, эту тему — как там чего дальше…
   Е. Альбац: Вы действительно верите в то, что Форин оффис мог надавить на Королевскую прокуратуру Великобритании?
   Е. Гайдар: Ой, что вы, это не Форин оффис. При чем тут Форин оффис — это то, что называется совет старейшин, это лидеры британской бюрократии, которым совершенно не хочется быть в положении полных идиотов. А там они интегрированы. Если вы думаете…
   Е. Альбац: Подождите, я еще раз хочу понять — вы хотите… я правильно вас понимаю, что вам кажется, что представление о независимости судебной системы Великобритании…
   Е. Гайдар: Ну что вы — естественно, она независимая, честная. Но если вы думаете, что она не интегрирована со всей другой административной элитой, что прокуратура не общается с Министерством финансов…
   Е. Альбац: Вы денонсируете всю систему парламентаризма Великобритании, которая построена на независимом суде.
   Е. Гайдар: Английская система включает в себя действительно функционирующую систему парламентаризма, свободу, которая важна, где выборы имеют значение. Но там есть еще независимая бюрократия. Вот независимая бюрократия, кстати, которая смотрит на политиков, прошу прощения, как на детей, которая считает, что они-то умные, а политики — своеобразные, — вот независимая английская бюрократия, история с тем, что кому-то не предоставили политическое убежище в Лондоне, и он залил пол-Лондона полонием — вот она просто…
   Е. Альбац: И Королевская прокуратура на весь мир врет и предъявляет дело в условиях, когда 30 граждан Великобритании оказались заражены полонием? Вы сами верите в это, Егор Тимурович?
   Е. Гайдар: Исходя из большой жизненной опытности — верю. Я не утверждаю, что я это знаю, не утверждаю, что я стопроцентно информирован, но я довольно прилично информирован, чтобы иметь такие мысли.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK