Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Большие брачные игры"

Незаменимых людей у нас нет, и на место одного выбывшего из строя бойца плечом к плечу встают его товарищи. Локоть друга греет бок даже в процессе мирной жизни, и иногда человек сам не знает, когда вдруг на него обрушится поддержка близких, изо всех сил стремящихся сделать вам как можно лучше.Имен на свете много. Многообразие их ограничивается традицией, зато прирастает за счет неуемной фантазии родителей. То есть нужно либо мириться с тем, что всех вокруг зовут Ленами, Машами, Наташами, Сашами и Мишами, либо благодарить родителей за то, что те проявили легкость в мыслях и назвали дитя так, как точно не бывает. Не поверите — но однажды в обычном поезде «Москва—Адлер» я ехала в купе с совершенно отечественным маленьким мальчиком, которого романтичные мама с папой назвали Арджуной — по мотивам «Махабхараты» или еще какой «Рамаяны». Знала я даму, всю жизнь с высоко поднятой головой носящую имя Травиата, а также почтенную женщину Кримхильду Ивановну, чей папа крайне не вовремя познакомился с эпосом о Нибелунгах. Но в основном мы все Оли и Коли, и это нам не очень мешает. А иногда даже и помогает.
Вот и человека, купившего пару лет назад квартиру в том же доме, в котором живу я, звали без затей — Андреем. Собственно, это было все, что я о нем знала, нормальные соседские отношения «здрасьте-здрасьте», и так было до тех пор, пока он не явился ко мне со странной просьбой одолжить, если есть, раскладушку.
Часом позже он печально явился с просьбой о какой-нибудь ненужной табуретке на пару дней и еще, если есть, лишнем удлинителе… Придя в третий раз, теперь уже за хоть какими-нибудь совсем завалящими вилками-ложками, он счел необходимым объяснить, чего это по всему дому побирается. Причина оказалась весомой: Андрей собрался жениться, причем настолько, что свадьба должна была состояться через два дня. А все предметы обихода были ему нужны для того, чтобы хоть как-то обустроить многочисленных иногородних родственников, как своих, так и невесты Танечки, которые не все захотели жить в гостиницах, потому что зачем же, когда в Москве есть родня.
В следующий раз я увидела Андрея месяца, наверное, через полтора — я давным-давно и думать об одолженном ему барахле забыла, когда он наконец со страшными извинениями вернул мне раскладушку, стулья и вилки, задержанные самым непозволительным образом. Впрочем, у него для этого были очень даже серьезные основания.
Надо сказать, что имя Андрей в его ветвистой семье было самым любимым, и в каждом очередном поколении половина мальчиков обязательно называлась Андреями. А поскольку в предыдущем поколении половина мальчиков тоже были Андреями, то такое явление, как Андрей Андреевич, да еще и с одной и той же фамилией, в этой достойной семье ни в коем случае не было редкостью.
И многие из Андреев Андреевичей были, само собой, позваны на свадьбу. А вообще торжество предполагалось довольно пышное, в ресторане и с гостями, а как же — никого из многочисленных родственников обеих вступающих в брак сторон обидеть не хотелось, а ведь есть еще и друзья, просто коллеги и начальники, в общем, уйма народу.
…А вечером накануне свадьбы одна совершенно посторонняя фура, выезжая с заправки, встала поперек дороги. И Андрей, не то от предсвадебных нервов, не то потому, что были сумерки, а у фуры горели только стоп-сигналы, отчего создавалось ошибочное впечатление, будто бы кто-то небольшой стоит у правой обочины, — так вот, Андрей на всем скаку врезался в многотонную машину… Его «тойота» — всмятку, а сам Андрей, без сознания, да еще и со сломанными одной ногой и двумя ребрами, — в больницу на «скорой».
Поскольку у работников настоящих больниц, в отличие от врачей американского сериала «Скорая помощь», нет привычки бросать все и разыскивать родственников бессознательного пострадавшего, очень может быть, что семья искала бы его до сих пор. Но так получилось, что эту аварию показали в новостях, поэтому уже к полуночи родным удалось установить местонахождение Андрея, и всей рыдающей компанией во главе с Танечкой они бросились осаждать врачей, оказывающих Андрею неотложную помощь.
Врачи сказали им, что, в общем-то, нет ничего особо страшного: ребра срастутся, нога тоже, в сознание придет, потому что нет никаких причин для того, чтобы не приходил, и все непременно будет хорошо, а через месяц-другой, пообещали врачи, Андрей станет вообще как новый, хоть сейчас жениться. При этих словах Танечка взвыла, как профессиональная вдова: через месяц-другой! Да она через этот несчастный месяц-другой уже не влезет в свое красивое белое платье!
В смысле Танечка была беременна, причем пребывала в той стадии, когда еще почти ничего не заметно, но очень скоро будет, да еще как. Конечно, в наше просвещенное время только самый дремучий ревнитель нравов возьмется осуждать девушку, позволившую себе кое-что до брака, — однако среди Танечкиной родни как раз один такой был. Но это еще ерунда по сравнению с тем, что с любовью и фантазией выбранное красивое белое платье окажется негодным. Что же ей, новое искать, специально для беременных? Или откладывать свадьбу кардинально — до тех пор, когда она не просто родит, но и придет в прежнюю форму?
А что делать с заказанным на завтра, в смысле, уже на сегодня банкетом на сто пятьдесят персон? А что делать с самими этими ста пятьюдесятью персонами? Ладно с теми, которые москвичи, а вот как быть с теми, которые приехали специально на свадьбу из страшно сказать какого далека, один так вовсе из Хабаровска? И что же — им теперь всем переться обратно, да еще и тащить с собой свадебные подарки, у некоторых — очень даже габаритные, а потом через несколько месяцев снова возвращаться в Москву? Да и как их предупредить, что свадьбы не будет, тоже, между прочим, непонятно — люди нарядятся, придут в ресторан, кошмар! Это же какое-то издевательство получается!
Мирно лежащий без сознания Андрей и представить себе не мог, какую бурю он поднял своим необдуманным попаданием в катастрофу. В его осиротевшей квартире под Танечкины причитания наиболее близкие родственники и знакомые за бутылкой-другой судорожно ломали голову над тем, что же теперь делать-то.
И часа в четыре утра кого-то осенило: а вот пусть-ка Андрюха на Танечке-то и женится! Не подумайте, что собравшиеся сошли с ума или допились до полной потери связи с реальностью — нет, я уже говорила, что у них в семье всех подряд называли Андреями и даже Андреями Андреевичами, и среди этих Андреев Андреевичей был один Андрюха, брат троюродный или даже четвероюродный, неженатый, к тому же очень удачно присутствующий на ночной сходке родственников, так что разыскивать его не надо, вон он, под рукой… Вот пусть-ка он завтра на свадьбе изобразит из себя настоящего Андрея, тем более что они даже внешне капельку похожи. То есть если вживую, то похожи действительно капельку, вот Кирилл похож больше, но его зовут-то как? Кирилл, а нам Андрей Андреевич нужен, а на фотографиях в паспорте все мы — близнецы, поэтому Андрюха по паспорту Андрея женится на Танечке, а потом, когда Андрей выходит на волю, торжественно, но уже в более узком кругу, передает ему его жену. Причем половина гостей, либо в жизни жениха не видевшая, либо видевшая его в раннем детстве, о подмене даже и не догадается!
Отличная идея! На нее не сразу, но все же согласилась и сама Танечка. То есть сначала она, конечно, порыдала и покричала, что как же это такое возможно, вы тут все с ума посходили, что ли, а потом вспомнила про платье и про все остальное и согласилась.
Надеюсь, Андрею его свадьба понравилась бы. Тетка в загсе ничего такого не заподозрила и шлепнула штамп в паспорт без малейшей заминки, ну а потом все было как положено. Несколько разочаровала гостей разве что чрезмерная целомудренность, с какой молодые откликались на призывы «Горько, горько!» — ну а так все было не хуже, чем у людей.
Андрей пришел в сознание через несколько дней и с удивлением узнал, что он — женатый человек. Правда, он предпочел бы лично, но уж теперь-то что поделаешь, не разводиться же, чтобы устроить все по новой? Через положенное время он покинул больницу, и вот он женат, здоров, счастлив и возвращает мне раскладушку и вилки с самыми искренними извинениями.
Ну что тут скажешь? Я поохала, посочувствовала и заверила Андрея, что от отсутствия раскладушки нимало не пострадала. На чем мы и распрощались… Но ночью меня посетил вопрос.
С трудом дождавшись утра, я бросилась к Андрею за ответом.
— Скажи, тот Андрюха, который за тебя женился, он очень на тебя похож?
— Не столько на меня, сколько на мою фотку в паспорте.
— А женился он по твоему паспорту?
— Конечно, по моему, а то какой бы в этом был смысл, если бы по своему женился, тогда он бы и оказался Танечкиным мужем, а потом им разводиться пришлось бы!
— Тогда скажи мне на милость, зачем же надо было, чтобы подставного жениха тоже обязательно звали Андреем Андреевичем?
— Ну а как же? — бодро начал Андрей и осекся. Потому что действительно: зачем? Может быть, это знают те родственники, которые все это придумали?
Впрочем, оказалось, что и они этого не знают. Просто им показалось, что так будет лучше — ну, правильнее, честнее и жизненнее, наверное. Ведь надо же было в загсе при ответе на вопрос: «Андрей Андреевич такой-то, согласны ли вы…» — сказать хоть немножечко правды.

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK