Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "БОЛЬШИЕ ПЕРЕМЕНЫ НА БОЛЬШОЙ БИРЖЕ"

С уходом Ричарда Грассо Нью-Йоркскую фондовую биржу ждет новая жизньЭто должно быть адом для такого легкоранимого, тщеславного и неравнодушного к мнению окружающих человека, как Ричард Грассо (Richard A. Grasso). День за днем, практически с того самого момента, как 9 сентября были обнародованы детали его $188-миллионного компенсационного пакета, 57-летний председатель Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE) переживал общественный остракизм и изменение личного отношения к нему со стороны многих людей, когда от него отвернулись даже старинные приятели по торговой площадке. Грассо держался стойко, но под конец давление оказалось слишком сильным. Из-за нарастания оппозиции со стороны собственного совета директоров и брокеров, давления Комиссии по биржам и ценным бумагам (SEC) и все более громких призывов к отставке Грассо 17 сентября ушел.
Падение Грассо поражает своей стремительностью. А причиной яростной критики в его адрес стала открывшаяся отрезвляющая реальность: на 211 году своего существования NYSE приходится бороться за спасение своей подпорченной репутации золотого стандарта финансовых рынков. После ухода Грассо на NYSE, вероятно, начнутся далеко идущие перемены — в структуре и системе надзора. Полемика вокруг Грассо началась в критический для NYSE момент, а скандал по поводу его доходов подлил масла в огонь уже и без того тлевших разговоров о неэффективности управления. С марта SEC подталкивала NYSE к пересмотру его методов. Кульминация ожидалась 2 октября, когда комитет NYSE под председательством бывшего начальника контрольно-финансового управления штата Нью-Йорк Карла МакКолла (H. Carl McCall) и бывшего главы администрации президента Клинтона (Clinton) Леона Панетты (Leon Panetta) намеревался представить свой план реформ. На 24 сентября Грассо также созвал особое совещание для обсуждения этих предложений. Грассо был уверен, что «умеет убеждать, и хотел отговорить [своих оппонентов] от перемен», — отмечает источник, близкий к одному из членов совета директоров.
Однако о необходимости ухода Грассо говорили все больше людей — в общий хор влились голоса кандидатов в президенты, сенаторов-демократов от Северной Каролины Джона Эдвардса (John Edwards) и от Коннектикута Джозефа Либермана (Joseph I. Lieberman). И тогда уже совет директоров собрался на специальное заседание. Грассо понял, что ему не устоять. Сначала совет назначил исполняющим обязанности председателя верного сторонника Грассо, известного юриста из Силиконовой долины Лоренса Сонсини (Lawrence W. Sonsini). Однако позднее, 17 сентября, Сонсини от назначения отказался.
Теперь предложения биржи о переменах в структуре управления должны быть намного радикальнее не очень ярких предложений, подготовленных в июне. В противном случае к реальным переменам биржу может вынудить SEC. «Мне кажется, что им придется начинать с самого начала», — говорит Мюриэл Сиберт (Muriel Siebert), первая женщина среди членов NYSE, глава инвестиционной компании Muriel Siebert & Co.
Хотя считается, что SEC ждет официальных заявлений NYSE, неформальные каналы связи между биржей и SEC работают весьма напряженно. Некоторые представители биржи не так давно летали в Вашингтон для встречи с высокопоставленными чиновниками SEC, чтобы представить дополнительные данные не в пользу Грассо. В SEC не настроены на долгое ожидание. И в конечном счете, главной силой биржевой перестройки может стать некий независимый совет или те немногие члены совета директоров, кто не имел отношения к назначению Грассо столь щедрых выплат. «Совету директоров NYSE в его нынешнем составе нельзя доверять контроль над собственными действиями», — считает один из руководителей SEC.
Вот несколько областей, где можно ждать перемен:
ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПОЛНОЙ ИНФОРМАЦИИ. NYSE и другие фондовые рынки не обязаны предоставлять обширную информацию о своей деятельности, если только они сами не являются публичными компаниями. И в предложениях, разработанных в июне, говорилось о готовности NYSE раскрыть сведения о доходах своего топ-менеджмента. Однако пенсионные фонды и другие институциональные инвесторы во главе с Council of Institutional Investors требуют, чтобы на NYSE и входящие в ее листинг компании распространялись одни и те же требования. Эту же цель преследует и группа, которую, в общем-то, интересует совсем другое — это те члены совета директоров биржи, чья преданность Грассо пошатнулась, когда они узнали о его грандиозных доходах. Особенно их поразил $5-миллионный бонус Грассо после терактов 11 сентября.
СОСТАВ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ. Высока вероятность пересмотра его состава и функций. В него входят 27 членов, 12 из которых должны представлять общественные интересы, хотя они часто являются главами крупных компаний. И кое-кто хотел бы пересмотреть само понятие «общественный» и отдать большинство в совете независимым директорам. В результате из него могут быть удалены такие крупные фигуры Уолл-стрит, как председатель Goldman, Sachs & Co. Генри Полсон-мл. (Henry M. Paulson Jr.), главный поборник изгнания Грассо. Таким образом, баланс сил сместится в сторону директоров, не представляющих сектор ценных бумаг, например бывшего госсекретаря Мадлен Олбрайт (Madeleine K. Albright), недавно вошедшей в состав совета. Она, как рассказал помощник одного из директоров, публично поддерживала Грассо, а за его спиной добивалась его отставки. Олбрайт на звонки не ответила. По сведениям из SEC, ее председатель Уильям Дональдсон (William H. Donaldson) считает, что некоторым членам нынешнего совета доверять нельзя и что они должны уйти, но оставляет решение за самим советом.
У членов NYSE — свой план. Им нужны директора, которые представляли бы сотни членов биржи, сдающих свои места в аренду, а таких около 70%. Это вряд ли понравится институциональным инвесторам. Но все критики единодушны в стремлении лишить председателя биржи возможности предлагать свой список кандидатов в совет директоров, что равносильно контролю над выборами. Комитет по назначениям больше не будет проходить ежегодные «аудиенции», где председатель предлагал список, из которого комитет и выбирал директоров. Эта практика подверглась всеобщей критике после того, как Грассо рассказал о ней в интервью Business Week.
ГЛАВНЫЙ ПОСТ. Грассо сидел на двух стульях — председателя совета директоров и генерального директора. Есть вероятность, что теперь эти посты будут разделены и председатель не будет больше исполнительным лицом. Это увеличит независимость совета. Не все, впрочем, настроены оптимистично. Сара Теслик (Sarah A. Teslik), исполнительный директор Council of Institutional Investors и откровенный критик Грассо, сообщает, что по своим каналам получила «неофициальные предварительные данные» о том, что NYSE двигается в этом направлении. Но «я не знаю, насколько это изменит ситуацию», — говорит она.
НАДЗОР. В первоначальном докладе комитета по управлению NYSE этот скользкий момент был опущен. Однако больше избегать решения проблемы нельзя. Многие инвесторы и иже с ними были возмущены огромными выплатами Грассо именно потому, что он осуществлял надзор над теми самыми компаниями, которые так щедро ему платили. Обсуждается возможность передачи части или всех надзорных функций отдельной организации, так же как это было сделано на NASDAQ в 1996 году. Конгрессмен-республиканец от Луизианы Ричард Бейкер (Richard H. Baker), председатель подкомитета конгресса по рынкам ценных бумаг, отметил 17 сентября, что «председатель совета директоров биржи не должен получать деньги за руководство одновременно надзором и собственно деловой активностью».
Варианты реформирования вряд ли оформятся окончательно, пока не назван преемник Грассо. Он сам хотел бы, чтобы это был любой из работавших вместе с ним сопрезидентов — Кэтрин Кинни (Catherine R. Kinney) или Роберт Бритц (Robert G. Britz). Но высокие доходы последних и тесная связь с Грассо лишили их всех шансов. Если не будет назначен Сонсини, то в числе возможных претендентов — бывший глава SEC Артур Левитт (Arthur Levitt) и Джон Биггс (John H. Biggs), бывший председатель TIAA-CREF.
Верные сторонники Грассо до самого конца настаивали, что разговоры о преемнике преждевременны. «Совет поддерживал его в прошлом, поддерживает сегодня и будет поддерживать в будущем», — твердо заявил 16 сентября член совета директоров Уильям Саммерс-мл. (William B. Summers Jr.), глава McDonald Investment Inc. в Кливленде. Но, уж конечно, так не думали Полсон из Goldman, Sachs, председатель правления и гендиректор Morgan Stanley Филип Перселл (Philip J. Purcell) и Олбрайт, которых источник, близкий к совету, называет в числе главных диссидентов.
До последнего момента оппоненты Грассо в совете директоров выжидали. Их расчет, что общественное давление вынудит Грассо подать в отставку, оказался в итоге верным. Момент требовал сохранения анонимности, к тому же велики были опасения возмездия. «Один звонок Грассо, и мы — в центре расследования, на которое потребуется 300 юристов и 25 лет», — отмечает человек, близкий к одному из членов совета, работающему на Уолл-стрит.
Еще одним фактором до самого последнего момента было то, что у Грассо есть большая — хотя и стремительно сокращающаяся — армия почитателей. Даже один из лидеров противников Грассо среди членов биржи Уильям Хиггинс (William Higgins), требующий членства в совете директоров для людей, которые будут сдавать свои места в аренду, хочет, чтобы все было прощено и забыто: «Когда случаются ошибки на торгах, это называется QT (сомнительная операция. — «Профиль»). Я говорю людям, что у Грассо была QT, что ему надо разобраться с этим, разобраться с потерями и идти вперед». Однако Грассо совершил нечто более серьезное, чем просто неудачная сделка, — и поплатился за свою неуемную жадность.

ГЭРИ ВАЙСС (GARY WEISS) В НЬЮ-ЙОРКЕ И ПОЛА ДУАЙЕР (PAULA DWYER) В ВАШИНГТОНЕ С МАРОЙ ДЕР ОВАНЕСЯН (MARA DER HOVANESIAN) В НЬЮ-ЙОРКЕ И МАТЕРИАЛЫ БЮРО. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK