Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Большой улов"

Вся жизнь на самой восточной окраине России — Камчатке — крутится вокруг рыбы, которой богаты омывающие полуостров моря. Поэтому неудивительно, что капитанов местного бизнеса зовут «рыбными генералами» — свои состояния они сделали именно на добыче и переработке даров океана.Топчий — на месте

По популярности на полуострове с Валерием Топчим не может спорить даже губернатор. Потому что о возможностях губернатора судят по бюджету области, а главный «добытчик» этого бюджета не кто иной, как Топчий.
Если всех владельцев рыболовецкого флота называют «рыбными генералами», то гендиректора ОАО «Океанрыбфлот» (принадлежит топ-менеджменту) Валерия Топчия на Камчатке именуют «рыбным адмиралом». Более известного и влиятельного рыбака, пожалуй, нет на всем Дальнем Востоке — а значит, и в стране, поскольку именно здесь, на самом краю России, и добывается свыше половины всей нашей рыбы.
Когда в конце минувшего января Топчию исполнилось 60 лет, к нему на прием выстроилась многодневная очередь из поздравляющих — чести лично засвидетельствовать свое почтение удостоились далеко не все.
Валерий Топчий сделал очень быструю карьеру. В 23 года, получив в 1965 году в Дальрыбвтузе (Владивосток) профессию инженера-механика промышленного рыболовства, он попал на Камчатку, в «Океанрыбфлот». А уже в 35 лет, пройдя все положенные ступени, стал гендиректором этого объединения — самого крупного в СССР рыбодобывающего предприятия.
В ельцинские реформы предприятие входило тяжело. Сначала приказал долго жить Внешэкономбанк Союза, где у компании пропали все оборотные средства — около $7 млн., очень большие тогда деньги. Компанию спас бартер: в обмен на поставки рыбы производили ремонт судов, ею же расплачивались за топливо и все остальное — вплоть до жестяных консервных банок.
Топчий сориентировался довольно быстро. Он сменил старую команду на тех, кто, по его разумению, мог адаптироваться к новым условиям. Всю продукцию стали поставлять туда, где за нее платили «живыми» деньгами, — то есть на экспорт. Поначалу продажей рыбы занимались посреднические коммерческие фирмы, организованные при «Соврыбфлоте» (головной структуре «Океанрыбфлота»). Однако это продолжалось недолго. Когда Топчий узнал, сколько те берут за посредничество (до нескольких сотен процентов), тут же разорвал с ними договоры и стал торговать напрямую.
В результате денег значительно прибавилось. По крайней мере, стали регулярно выплачивать зарплату сотрудникам. Сегодня «Океанрыбфлот» насчитывает 30 судов, оборот компании в прошлом году составил 2,1 млрд. рублей ($70 млн.), а прибыль — около 400 млн. рублей ($13,34 млн.).
Сейчас средняя зарплата в компании составляет около 20 тыс. рублей, число работающих — 2,5 тыс. человек. Уходят от Топчия, как говорят, только на повышение, поскольку кадры у «Океанрыбфлота», кого не возьми, — «штучные».
Гендиректор в компании, что называется, лицо уважаемое Он хотя и жесткий человек, взрывного темперамента, но незлопамятен. Сначала обматерит, а потом о конфликте забудет. Чтобы быть уволенным, сотруднику надо в течение очень долгого времени методично допекать шефа.
По силе влияния на экономику и политику области Валерий Топчий давно перерос даже губернаторский уровень. Он в любой момент может попасть в кабинет нынешнего главы обладминистрации коммуниста Михаила Машковцева (несмотря на то, что во время выборов отказал ему в поддержке). Причина влиятельности Топчия проста: его компания — один из крупнейших налогоплательщиков региона. Даже по итогам неблагополучного для рыбной отрасли 2001 года, когда рыбы было выловлено на 12% меньше, чем в 2000-м, «Океанрыбфлот» заплатит 650 млн. рублей налогов — то есть треть от всего бюджета Камчатки (который с учетом трансфертов составляет около 1,8 млрд. рублей). Неудивительно поэтому, что Топчему достается львиная доля квот (проще говоря — разрешений) на лов определенного количества рыбы, распределяемых областной администрацией. В нынешнем году — ровно половина.
Топчий давно уже сам не ездит в Москву для решения проблем своей компании. Он приходит в областную администрацию, излагает проблему, а уж их дело — обходить столичные «коридоры власти».
Практически вся жизнь хозяина «Океанрыбфлота» проходит на рабочем месте. Жена Валентина не возражает против такого графика, а чтобы почаще видеться с мужем, устроилась к нему на работу — в управление компании. Во все многочисленные командировки Топчие ездят вместе. Дочь Юля, закончившая в Сиэтле университет, живет в США и не торопится, в соответствии с американскими традициями, ранее 30 лет обрадовать родителей внуками. С ней на Гавайях они традиционно встречают Новый год.
Что касается одежды, то ее Топчий покупает только за границей. Питает слабость к голубым рубашкам, а также к фирмам «Хьюго Босс» и «Армани». Но считает, что избаловал жену: та тоже любит походить по заграничным бутикам.
Суда да дело

Валерия Воробьева, гендиректора ОАО «Акрос», второй по величине камчатской рыбодобывающей компании, коллеги-бизнесмены недолюбливают и считают, что он «надувает» государство.
Карьера Воробьева достаточно похожа на трудовой путь его «старшего товарища» (старшего — здесь значит более влиятельного) Топчия.
Нынешний 55-летний гендиректор «Акроса» также окончил владивостокский «Дальрыбвтуз». Также попал по распределению на Камчатку, только не на государственное предприятие, а в колхоз «Ударник». Начал с должности тралового мастера и довольно быстро стал начальником управления промыслового флота. В 1990 году предприятие акционировали и преобразовали в АОЗТ «Акрос» (в переводе с греческого означает «перекресток»). Акции получили все работающие — около 1,6 тыс. человек. Однако фактический контроль оказался, понятное дело, у топ-менеджмента во главе с Воробьевым.
В наследство «Акрос» получил несколько десятков старых судов, на ходу рассыпавшихся на запчасти. Пока ломали голову, где взять деньги на строительство новых, Дойчебанк дал России кредит на постройку рыболовецких судов. В Москве собрали директоров крупнейших компаний и предложили под гарантии государства заказать на иностранных верфях новые суда в кредит. Желающих, кроме «Акроса», не нашлось.
Для начала «Акрос» по лизингу построил шесть траулеров в Норвегии, каждый стоимостью не менее $15 млн. Не так давно ему удалось за эти суда расплатиться, так как прибыль они приносили исправно. Недоброжелатели Воробьева утверждают, что именно на этих судах его компания подорвала поголовье минтая в Охотском море. Дескать, по нормативам выход икры из минтая должен составлять только 3% от всего улова, а у Воробьева он составлял 12%. Вывод: ловил рыбы больше положенного, а излишки, после потрошения икры, выбрасывал за борт. Правда это или нет, сказать трудно.
Одновременно с норвежским заказом Воробьев развернул строительство судов на немецких верфях. Это были «ярусные» суда, которых доселе в России не строили. Такие суда ловят рыбу не неводом, а сразу на 30—40 тыс. крючков. Воробьев полагал, что в ближайшие годы за эти необычные траулеры расплатится. Но через пару лет понял, что их эффективность оказалась ниже прогнозируемой: они возвращались полупустыми. В результате рентабельность «Акроса» сегодня в несколько раз ниже, чем у других рыболовецких компаний. Сам же Воробьев объясняет это тем, что пасущиеся у наших берегов иностранцы истощили запасы сырья.
Впрочем, низкая прибыль — это почти официальная политика гендиректора. По словам Воробьева, всю прибыль он «уводит» в развитие и налогов в местный бюджет платит значительно меньше, чем мог бы. Это, естественно, не устраивает местные власти. Новый губернатор Машковцев даже пригрозил, что не выделит квоты тем, кто не платит налоги. И угрозу исполнил: в нынешнем году «Акросу» местная администрация выделила квот всего на 5 из 60 распределяемых тысяч тонн. Этот факт позволил Воробьеву заявить, что Машковцев отдает все «любимчикам».
И хотя остальные «рыбные генералы» недолюбливают Воробьева, говорят, что «когда-нибудь он обманет самого себя», и постоянно ждут разорения «Акроса», тот упорно держится на плаву. За последние годы, например, число работающих в «Акросе» увеличилось с 1650 до 2600 человек. Средняя зарплата — около 14 тыс. рублей, остальное, по слухам, платится «в конверте» прямо в море.
Компанией Воробьев управляет вполне демократично. Набором плавсостава занимаются непосредственно капитаны, а не отдел кадров. Правда, управленческую команду и капитанов Воробьев набирал лично, каждого из этих людей он знает многие годы. И хотя в работу заместителей Валерий Воробьев как бы не вмешивается, все знают, что он в курсе всего, что происходит на любом участке.
У Валерия Воробьева большая семья: жена Ольга, дочь Татьяна (ей 25 лет, работает в валютном отделе у отца) и двое сыновей. Захар (ему тоже 25 лет) после окончания Академии внешней торговли работает в Японии. Младший сын, Борислав, — десятиклассник.
Валерий Воробьев — строгий отец. Когда друг одного из сыновей взял без разрешения Воробьева его машину и въехал на ней в бетонный забор, сын был выпорот — несмотря на предстоящее совершеннолетие.
Домостроительный комбинатор

Строительный «магнат» Камчатки Олег Собко всегда отличался неуживчивым и непоседливым характером. Именно это позволило ему не только сохранить в тяжелые времена свой бизнес, но и начать застраивать Камчатку особняками, которые даже на Рублево-Успенском шоссе смотрелись бы уместно.
Бизнес хозяина «Славянского торгового дома» Олега Собко, конечно, не так велик, как уже названных «рыбаков». Однако на Камчатке именно его считают одним из наиболее «продвинутых» предпринимателей, который даже в самых неблагоприятных условиях умудрялся наращивать обороты своего бизнеса. С ним в регионе считаются и уважают за феноменальную работоспособность.
Олегу Собко 41 год. Он довольно рано понял, что, если у тебя есть деньги, можно добиться многого. После окончания в 1976 году школы в одном из небольших поселков на Камчатке Олег проработал год плотником на судоремонтном заводе, чтобы скопить денег на дорогу до Хабаровска. Там он поступил в Хабаровский политехнический институт, где готовили инженеров.
Во время учебы Олег подрабатывал. Сначала слесарем-сантехником в техникуме, затем там же электриком, мусорщиком и кем-то еще — всего на пяти ставках (для этого пришлось обзавестись поддельными справками). Получал по 96 рублей на каждом рабочем месте. И поэтому, когда молодого специалиста после окончания института направили работать мастером подземного газопровода с зарплатой в 120 рублей, Собко загрустил и через год уволился. А затем переехал в Петропавловск-Камчатский, устроившись на домостроительный комбинат слесарем — но уже с окладом в 300 рублей.
В его характере не было и нет привычки ждать, когда материальные блага принесут ему на блюдечке с голубой каемочкой. Например, свои жилищные проблемы он решил сам, влившись в движение МЖК. А заодно заработал в городе репутацию бунтаря, правдолюба и просто «своего парня»: когда построенный дом власти отдали «на сторону», собрал митинги и устроил скандал в прессе. Квартиры вернули.
Именно тогда он понял, что ему нравится сам процесс строительства. Из 40 лучших «эмжэковцев» он сколотил собственную компанию. Они сами искали себе работу и с 1989 по 1991 год умудрились заработать около 2 млн. рублей — сумма по тем временам довольно внушительная.
Деньги Собко вложил в строительство одной из первых на Камчатке многоэтажек. Набрал 250 человек, заплатил миллион рублей за проект дома, подготовительные работы и часть стройматериалов. Приволок из Москвы обмененный на красную рыбу башенный кран. Однако деньги кончились. Чтобы профинансировать дальнейшее строительство, Олег Собко решил заняться коммерцией. Взял кредит в банке, на него закупил ширпотреб и продукты. Вскоре купил в Петропавловске-Камчатском разоренную станцию техобслуживания и сделал из нее самый крупный и шикарный на Дальнем Востоке супермаркет, назвав его «Славянский торговый дом». К нему пристроил ресторан.
На грани разорения Собко оказывался не раз. Но его всякий раз выручала безупречная — в плане честности — репутация. Именно благодаря последней он смог добиться того, что один его американский партнер, который поначалу брал 100-процентную предоплату за поставляемые продукты, под честное слово Собко мог взять для него кредит в американском банке до $1,5 млн.
Показателем серьезного отношения местных властей к компании Собко может служить тот факт, что ему доверили строительство здания налоговой инспекции. К слову, здание было построено по последнему слову технической и архитектурной мысли — для обучения наших строителей работе с новыми материалами Олег Собко вызвал американцев.
Все деньги Собко немедленно расходует на развитие производства, осваивая новые направления. Например, год назад купил лесхоз и вложил около миллиона долларов в строительство завода по производству стройматериалов европейского качества.
Ему также принадлежит акцизный водочный склад (а это значит, что Собко — один из тех, кто контролирует торговлю спиртным на полуострове), магазин стройматериалов.
Когда Собко увидел, что благосостояние некоторой части местных жителей достигло высокого уровня, решил строить для них коттеджи.
С чиновниками же Собко дел предпочитает не иметь. Он считает, что ничто не может заставить их работать. С проблемами по кабинетам не бегает. Говорит: «Это мое дело» — и решает все сам. В 1991 году пошел в политику, был избран депутатом Облдумы, но через два года назвал Думу «дурдомом» и сдал мандат.
Сейчас на предприятиях Олега Собко работает всего около 600 человек. Сам он тихо радуется, что лично никого не увольняет: у каждого подразделения свой начальник. Костяк команды сохранился со времен МЖК. Если кто-то хочет уйти на более денежную работу, то Собко сам помогает ему устроиться.
Кстати, хозяин сам назначает себе зарплату: до начала этого года она составляла 20 тыс. рублей, сейчас он повысил ее до 30 тыс. Говорит, что хватает, тем более что комплексный обед из собственного ресторана стоит всего 75 рублей.
Семья Собко состоит из жены Ольги, юриста по образованию, и годовалого сына Леонида.
Все свободное время они проводят на природе, ездят на озера, на вулкан. В отпуск выезжают на Гавайи: там, дескать, не так дорого, как в Сочи.

Рейтинг бизнес-лидеров Камчатской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Валерий Топчий$150 млн.ОАО «Океанрыбфлот»
2Валерий Воробьев$149 млн.АОЗТ «Акрос» (рыбодобыча)
3Олег Собко$11 млн.торговый дом «Славянский», ресторан, «Славстрой», водочно-акцизный склад, рыбоперерабатывающий завод

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK