Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "БОМБА ПОД ЕВРО"

В зону евро возвращается страх перед государственным дефолтом: долги Греции достигли огромных размеров. Министры финансов и главы эмиссионных банков охвачены тревогой, но не знают, что предпринять.    Глава Deutsche Bank Йозеф Аккерман уже неоднократно сигналил «отбой», регулярно сообщая, что самое страшное позади. После этих его слов финансовый кризис обострился с новой силой.
   Но на позапрошлой неделе из уст Аккермана прозвучали совсем другие речи — предостерегающие. Хотя многие показатели растут, заявил он на Берлинском саммите по конъюнктуре, однако канцлеру Ангеле Меркель, министрам, боссам концернов и председателям профсоюзов не следует расслабляться. Он настоятельно предупреждал, что возможно новое обострение финансового кризиса. Кое-где еще тикают «мины замедленного действия», докладывал глава ДБ. К новым потрясениям, отмечал он, могут привести прежде всего растущие проблемы малых стран, имеющих большие долги. И как бы мимоходом Аккерман назвал Грецию как страну, причиняющую европейскому финансовому миру наибольшее беспокойство.
   Так думает не один лишь Аккерман. Несколько недель назад на повестку дня вернулась почти не замеченная общественностью тема банкротства одного государства прямо посреди зоны евро. Когда финансовый кризис достиг своей высшей точки, тема эта у многих вызывала головную боль. По мере того как креп конъюнктурный оптимизм, о ней стали забывать. Как и о том, может ли банкротство одного государства подорвать общеевропейскую валюту.
   Греция всегда стояла на первом месте в списке стран, которым могла угрожать такая опасность. Однако сейчас угроза кажется реальнее, чем когда-либо.
   Сейсмографы в торговых залах инвестиционных банков зарегистрировали первые толчки уже несколько недель назад. На экране агентства деловых новостей Bloomberg светится надпись: Greece CDS 10Yr. Кривая под ней нацелена круто вверх. Она показывает цену, которую сейчас требуют банки за страхование на случай неплатежей по накопленным за десять лет долгам Греции.
   Месяц назад греческий министр финансов Георгиос Папаконстантину объявил, что дефицит государственного бюджета в этом году достигнет 12,7% — вместо 6%, согласно прогнозам. С того момента цены на дефолтные свопы стали стремительно расти.
   Как в зеркальном отражении, кривая цены на облигации греческих займов столь же круто устремилась вниз.
   Сейчас Греции приходится выплачивать по своим долгам ставки на 2% более высокие, чем платит Германия. При задолженности в 270 млрд евро только эти дополнительные расходы составят 5 млрд евро — и это в год. И тенденция в развитии ситуации, скорее, негативная. Поскольку рейтинговые агентства уже сегодня угрожают понижением индекса кредитоспособности страны, и так уже достигшей безнадежно низкого уровня.
   Министры финансов и председатели эмиссионных банков стран, входящих в зону евро, с одной стороны, крайне встревожены, с другой — не знают, что предпринять. Высокопоставленный правительственный чиновник из Берлина говорит: «Греческая головоломка покажет, чего стоит наш валют-ный союз».
   Уже сегодня правительство набрало такую гору долгов, что разгрести ее почти нереально. За несколько лет они достигли 110% ВВП. Если сейчас инвесторы потеряют доверие к бондам, не исключено, что уже в будущем году дело может дойти до «расплавления ядра».
   Тогда афинским должникам придется заняться рефинансированием: вернуть 25 млрд евро и взять на финансовых рынках новые кредиты. Если покупателей на бумаги не найдется, стране не останется ничего, кроме как объявить о своей неплатежеспособности. В последние десятилетия через такое пришлось пройти Мексике, Эквадору, России и Аргентине.
   Между двух жерновов оказался и Брюссель. Ведь ЕС вообще-то не имеет полномочий переводить деньги членам Союза, если предназначены они для штопанья дыр в бюджете или реструктурирования государственных долгов.
   И даже если бы была возможность обойти этот запрет, последствия оказались бы фатальными: распространенное в таких странах, как Испания, Италия и Ирландия, беспечное отношение к бюджетной дисциплине заразило бы весь континент. Такое послание поняли бы все: зачем экономить и считать деньги, если в конце концов по счетам заплатят другие?
   Если же Брюссель предоставит грекам самим справляться со своими проблемами, последствия тоже могут оказаться опасными. Может пошатнуться доверие к евро, сам Союз тогда ждет серьезное испытание на прочность. Ибо чего стоит общая валюта, если одни страны свои долги погашают, а другие — нет?
   Вполне вероятен и «эффект домино». Если одна из стран, перешедших на евро, споткнется, спекулянты не преминут испытать на устойчивость и другие государства, шагающие не слишком твердо. Для валютного союза это может стать камнем преткновения. В контексте этого системного риска экономисты из швейцарского банка UBS полагают, что «те страны, у которых проблемы с задолженностями, будут получать поддержку».
   Финансовых ястребов в Bundesbank эти соображения тревожат мало. «Что ужасного случится, если Греция окажется не в состоянии платить по своим долгам? — вопрошал недавно на банкете во Франкфурте член правления одного банка. — Евро достаточно крепок, чтобы это пережить». Только если Брюссель примется греков выручать, рассуждал он, грозит опасность. «Вот в этом случае валютный союз превратится в объединение жертв инфляции».
   Ибо еще большой вопрос, смогут ли политики выдержать такую строгую линию. Однажды курсы греческих займов уже начинали падать. И снижались они, пока тогдашний министр финансов ФРГ, Пеер Штайнбрюк, к ужасу Bundesbank, не заявил во всеуслышание, что в случае необходимости грекам уж как-нибудь окажут помощь. Многое свидетельствует о том, что и новое правительство мыслит так же.
   Государственный дефолт Греции, нужно сказать, и для Германии имел бы угрожающие последствия. Немецкие банки активнее других скупали обещавшие крупные доходы обязательства по греческим долгам. Средства на это получали в Европейском Центральном банке или других Центральных банках под один, максимум два процента. Редко удается так просто зарабатывать деньги — по крайней мере, пока чеки греков не лишены покрытия.
   Но можно ли вообще предотвратить неплатежеспособность Греции? Ответ зависит в решающей мере от ЕЦБ. Будет ли он и дальше принимать греческие облигации в качестве залога под краткосрочные ликвидные кредиты — или же будет впредь эти бумаги отклонять? Можно представить себе и компромисс: например, брать с банков, предъявляющих греческие бонды, дополнительные проценты.
   Следующее заседание ЕЦБ состоится 17 декабря. «Эта тема будет на повестке дня», — утверждают во Франкфурте. Время не ждет.
   В Центральных банках еврозоны за закрытыми дверьми уже обсуждается даже вопрос: что случится, если греки начнут печатать евро без согласования с ЕЦБ? Ответа никто не знает. И это только добавляет нервозности и без того не очень спокойным руководителям эмиссионных банков от Лиссабона до Дублина.
   Недоверие велико, потому что все помнят опыт прошлых лет. Известно, что Греция вообще смогла вступить в валютный союз, только представив сильно приукрашенные данные по бюджету. Это случайно выяснилось в 2004 году. После введения евро грекам лишь один раз удалось выполнить Маастрихтские критерии — в 2006 году. Если и тогда цифры не подтасовали.
   В тот год официальный ВВП Греции скакнул вверх на впечатляющие 25%. Среди прочего и потому, что в качестве созданного обществом продукта зачли доходы от нелегальной торговли и проституции. В итоге при подсчете дефицит бюджета был снижен на четверть и составил 2,9%.
{PAGE}
   Показатели бюджетного дефицита Греции постоянно корректируются задним числом — в последний раз их увеличили на 7%. Для Европы это рекорд. Хотя страну относительно мало затронул экономический кризис. В нынешнем году, по утверждению местных экономистов, ожидается падение ВВП на 1,2%, а в будущем они рассчитывают вновь выйти на черный ноль.
   Остальным странам ЕС особенно действует на нервы то обстоятельство, что Греция уже десятилетиями извлекает выгоду из партнерских отношений. Нетто-трансферты из Брюсселя год за годом превышают движение средств в обратном направлении на сумму от 3 до 6 млрд евро. И здесь тоже часто не все было чисто. То выяснялось, что площади, под которые получали сельскохозяйственные субсидии, оказывались меньше, чем указывалось, то вообще отсутствовали предпосылки для получения субсидий.
   И тем не менее у политиков из ЕС руки связаны. Недавно председатель Еврогруппы Жан-Клод Юнкер бушевал: «В эту игру мы больше не играем!» И тут же заверил греков в солидарности: «Не могу себе представить, чтобы Греция обанкротилась. Кто спекулирует на этом, ошибается в расчетах».
   Эти слова человека, уверенного в своей правоте, адресованы к инвестиционным банкам в Лондоне, Франкфурте и Нью-Йорке. Им, правда, достоверно известно, что Греция действительно в шаге от банкротства. Но они не знают, станет ли ЕС, как намекает Юнкер, выручать ее. Смысл послания Юнкера: кто делает ставку на то, что Греция объявит о неплатежеспособности, может прогореть.
   Тем временем ЕС перешел к более жесткому тону в отношении Греции. Уже три недели назад Брюссель выказал афинскому правительству свое неудовольствие, на позапрошлой неделе последовали новые протесты. Но пока греки не проявляют готовности к решительным мерам. Они, правда, намерены сократить дефицит бюджета, но лишь до уровня в 9,1% в наступающем году. По мнению многих министров финансов европейских стран, этого недостаточно. А новый афинский министр финансов, Георгиос Папаконстантину, недавно поведал: если «не ставить под угрозу экономический подъем», потребуется не меньше четырех лет, чтобы взять проблему долгов государства под контроль.
   Но и тогда дефицит установится на уровне 400 млрд евро, что соответствует 150% ВВП. И бремя налогов будет — даже при нынешних ставках в 5% — поглощать минимум треть расходов государства.
   Один лондонский банкир, работающий на инвестиционном рынке, делает краткосрочные ставки на дальнейшее падение курса греческих займов. Но внимательно следит, когда придет время снова покупать эти бумаги. Он не скрывает издевки: «Когда у кого-то долг в тысячу евро, это его проблема. Когда долг десять миллионов — проблема у его банка. А в данном случае банком является Европа».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK