Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "БОРЬБА ДВУХ ЭГО"

Фигурантов по "делу Clearstream" обвиняют в получении нелегальных доходов и шпионаже. Однако истинная суть разбирательства в поединке между заклятыми соперниками — Николя Саркози и Домиником де Вильпеном.

    Все должно было выглядеть как дружеские посиделки на террасе кафе в Ля Боль: Николя Саркози и Доминик де Вильпен договорились встретиться за чашкой кофе с круассанами и апельсиновым соком. Де Вильпен задержался — он якобы спонтанно решил освежиться в водах Атлантики. Когда тогдашний премьер-министр, высокий, загорелый и мускулистый мужчина, геройски вышел на берег, его поджидали фотографы.
   Сцена, которая могла показаться внезапной удачей папарацци, в действительности была тщательно подготовлена. Годом ранее здесь, на самом длинном пляже Франции, в спортивном амплуа перед фотокамерами предстал Николя Саркози. Тогдашний министр внутренних дел, совершавший в своих голубых шортах утреннюю пробежку, так заявил о себе как о молодом энергичном политике, способном сменить состарившегося на своем посту Жака Ширака.
   Во французских политических кругах сразу поняли: морское купание Вильпена должно сигнализировать, что премьер тоже претендует на высший пост.
   Многие годы Саркози и де Вильпен закладывали мины под карьерные планы друг друга. Теперь их поединок приближается к решающему моменту. Ареной борьбы станет парижский суд, которому предстоит рассмотреть так называемое "дело Clearstream".
   Скандальное разбирательство называют делом века: в нем фигурируют политики, бывшие капитаны бизнеса и серые кардиналы из кругов спецслужб, упоминаются тайные зарубежные счета, звучат обвинения в шпионаже, коррупции, клевете и диффамации конкурентов.
   Вместе с тем этот процесс — сведение личных счетов между двумя одержимыми властью людьми, жаждущими одного — править Францией.
   Борьба двух эго не прекращается полтора десятилетия. Чем больше французы приближались к высшей власти, тем с большей очевидностью соперничество политическое перерастало в ожесточенное, личное, ведомое с неприкрытой ненавистью.
   Едва ли два политика могут быть более непохожими друг на друга. 55-летний Доминик Мари Франсуа Рене Галузо де Вильпен — рафинированный отпрыск благородной семьи: гвардейский рост (1,93 м), трое успешных детей, в браке состоит уже 24 года. Саркози — шумный сын иммигранта, носящий специальную обувь, чтобы казаться выше, народный трибун, следующий своему инстинкту. Вскоре после второго развода Николя женился на исполнительнице шлягеров Карле Бруни, оставив своих детей с матерями, в "лоскутных" семьях.
   Де Вильпен, утонченный интеллектуал, пишущий на досуге стихи, повидал мир еще до того, как после элитной Национальной школы управления пошел на дипломатическую службу и начал стремительно взбираться по карьерной лестнице. Он возглавил секретариат МИДа, позднее — администрацию президента и наконец стал блестящим министром иностранных дел.
   Жизненный путь 54-летнего Николя Саркози, напротив, являет собой пример упорной борьбы за признание, какую вынужден вести человек, самостоятельно выбившийся наверх. Его отец — венгерский аристократ, бежал от коммунистов и обрел пристанище во Франции, записавшись в Иностранный легион. Поль Саркози нашел жену, соответствовавшую его общественному положению. Однако вскоре после рождения третьего сына брак распался, и детство 5-летнего Николя было не слишком счастливым.
   Выучившись на юриста, будущий президент поступает в элитный парижский университет, однако второй диплом ему не удалось получить из-за проблем с английским. Он начинает работать адвокатом и параллельно становится молодым, но подающим надежды приверженцем голлистов. В 28 лет Саркози избирают мэром Нейи-сюр-Сена. В богатом пригороде Парижа политический самородок обзаводится связями, которые впоследствии помогут его карьерному росту.
   Впервые конфликт между Саркози, к тому моменту ставшим министром по бюджету, и де Вильпеном вспыхивает в 1995 году: накануне выборов де Вильпен поддерживает Жака Ширака, тогда как Саркози переходит на сторону Эдуара Балладюра, внутрипартийного конкурента Ширака. "Это предательство", — аттестовал разъяренный де Вильпен поступок парвеню из Нейи.
   Та ссора положила начало затяжной вражде, подпитываемой ревностью и злобой. Тем не менее профессиональные политики видят и сильные стороны соперника: "Посредственность его удручает, трудности окрыляют", — говорит Николя Саркози о де Вильпене, который, в свою очередь, отмечает "энергию" Саркози.
   Очевидно, благодаря этой "энергии" Ширак в конечном счете не смог обойтись без "маневренного" Саркози и назначил парламентария сначала министром иностранных дел, потом главой Минэкономики, финансов и промышленности. Вскоре Саркози стал лидером Союза за народное движение (СНД), превратив сонную партию заслуженных политиков в машину для борьбы за президентский пост.
   В июне 2005 года главу СНД вновь назначают министром внутренних дел. На заседаниях кабинета он сидит напротив заклятого соперника де Вильпена, повышенного к тому моменту Шираком до главы правительства.
   Дело с участием люксембургского финансового института Clearstream уже маячило на горизонте: из документов, "переданных" правосудию, следовало, что у многих ключевых политиков Франции, в том числе у Саркози, были счета в дочернем банке немецкой биржевой группы Deutsche Boerse. Clearstream якобы использовался ими для отмывания нелегальных доходов. Об этом стало известно де Вильпену. И хотя анонимные обвинения вскоре признали грубо сфальсифицированными, он утаил от коллег по кабинету, что уже поручил "дело" бывшему генералу спецслужб. Впрочем, это вышло ему боком: манипуляции соперника оказались для Саркози попутным ветром.
   Когда после июля 2004 года эта история постепенно начала становиться достоянием общественности, Саркози избрал амплуа жертвы. Он подал гражданский иск и клялся отомстить: "Я отыщу свинью, сфабриковавшую это дело. Мерзавец закончит на крюке мясника".
   Саркози не просто обошел своего заклятого соперника, перебравшись в Елисейский дворец. Закулисный организатор скандала в лице де Вильпена сегодня предстал перед судом. Но гнев Саркози не утихает — отвечая в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке на вопрос о начавшихся слушаниях по делу, президент вошел в раж. "После двух лет расследований два независимых следователя пришли к выводу, что виновные должны предстать перед судом", — неистовствовал он.
   В свою очередь, де Вильпен, решительно опровергающий все обвинения, не замедлил воспользоваться представившейся возможностью, чтобы изобразить из себя жертву юстиции. Уже при первом появлении в зале суда он картинно провозгласил себя хранителем республиканских ценностей и с горечью сетовал, что "правосудием манипулируют".
   Но только просчет Саркози дал аристократу на скамье подсудимых основания ут-верждать, что ему мстит президент. Адвокаты де Вильпена протестуют, заявляя, что выс-казывания французского гла-вы в Нью-Йорке с признанием их подзащитного виновным до приговора суда противоречат закону. Люди из окружения де Вильпена требуют прекратить разбирательство. Даже депутаты из проправительственного лагеря потрясены "ляпсусом" юриста Саркози, являющегося не только соистцом, но и гарантом независимости правосудия.
   "Саркози глубоко убежден, что его хотели устранить с политической арены", — пытался оправдать своего президента один из его министров. Кроме того, он "отличается злопамятством".
   После выпада Николя адвокаты де Вильпена от имени своего манданта подали жалобу на действия главы государства, "поправшего презумпцию невиновности". Впрочем, правовых последствий Саркози может не опасаться: он пользуется иммунитетом до окончания своего президентского мандата. К тому же нынешний обитатель Елисейского дворца уже подумывает о втором президентском сроке.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK